РУС ENG 

Выступление Председателя Счетной палаты Алексея Кудрина на заседании Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам с отчетом о работе Счетной палаты в 2018 году

Уважаемые члены Совета Федерации, приглашенные! Сегодня я представляю отчет о работе Счетной палаты Российской Федерации в 2018 году.

Прошедший год был знаменателен тем, что прошли перевыборы президента и были определены новые цели развития страны. Как орган государственного аудита мы стали настраивать свою деятельность на то, чтобы со своей стороны принять участие в оценке достижения целей и выработки предложений.

Это повлияло на перенастройку деятельности Счетной палаты Российской Федерации. Мы их обозначили в нашей Стратегии развития Счетной палаты, которая были принята в августе, и серьезно определила основные направления нашей работы.

Стратегия нам поможет также, по сути, на мой взгляд, повысить компетенцию сотрудников Счетной палаты и проводить более эффективно наши проверки.

В стратегии мы обозначили нашу новую миссию – содействовать справедливому, ответственному государственному управлению, как необходимому условию устойчивого развития российского общества и достойной жизни человека.

Хочу сразу обратить внимание, что мы на первое место ставим в конечном счете выработку тех идей и решений, которые будут спосособствовать совершенствованию государственного управления и тем самым созданию более эффективного государственного управления. Для этого мы поставили четыре задачи, кроме того.

Первое. Мы будем давать объективную информацию и анализ основных тенденций происходящего. Наш вопрос – не только раскритиковать, схватить за руку, что, безусловно, контрольный орган должен делать, но и предложить решения, которые могут помочь совершенствованию нормативной базы и реализации уже названных целей.

Вторая задача – это развитие стратегического аудита. Мы исходим из того, что главной целью высших органов аудита является оценка достижения национальных целей и выполнения стратегических документов страны. Все органы высшего аудита в мире – это новый тренд – обсуждают новые подходы к стратегическому аудиту, оценке госпрограмм, государственной социально-экономической политики в целом. Хочу напомнить, что в свое время, перейдя на программный бюджет, мы обещали соединить как бы расходы и результаты. Не всегда нам удается это делать. Зачастую исполнение госпрограмм… точнее неисполнение основных показателей госпрограмм не влияет на финансовые потоки. Но наша задача – по-прежнему, совершенствовать этот механизм увязки денег и целей, и показателей. Но сейчас мы говорим еще более шире. Мы говоримо настройке стратегического аудита и анализа достижимости национальных целей.

Соответственно, и принятый в прошлом году указ о национальных целях и национальных проектах дает нам серьезную основу для такого стратегического аудита и его методологического обеспечения.

Третья задача – содействие публичности, открытости и подотчётности процессов в принятии государственных решений. Это касается открытых данных для принятия решений, полноты данных в государственных информационных системах, максимизации обратной связи с обществом, поддержки систем общественного контроля. Мы будем больше публиковать наших отчетов. И уже вот за четыре месяца этого года мы опубликовали в два раза больше отчетов, чем было даже в прошлом году. То есть мы реализуем эту цель. И вот наш анализ качества информационных систем министерств и ведомств показал, что, конечно, они очень пока слабые, на них не всегда можно построить анализ данных и выработку управленческих решений, они недостаточно обновляются, они не полны, они просто неудобны для работы с ними. Поэтому одна из наших задач в части реализации открытости – это анализ и аудит информационных систем и способствование формированию лучших баз данных для дальнейшей работы управленческих структур.

И, наконец, четвертая задача – развитие среды добросовестности и борьба с коррупцией. Эта задача деликатная, общество от нас требует более существенных мер. Говорят, что ну раз у нас очень серьезные недостатки, то где же те коррупционеры, почему вы их не выявляете? Конечно, мы разрабатываем новые подходы, методики, в том числе с помощью других ведомств. В ближайшее время мы обновим наши соглашения с силовыми структурами, в ближайшие дни мы подпишем обновленное соглашение с Генеральной прокуратурой.

Вы знаете, мы с вашей помощью в том числе изменили закон о Счетной палате, теперь можем более глубоко проверять государственные корпорации до "дочек", и тем самым, я думаю, расширится сфера анализа и прозрачности работы государственных структур. Мы запланировали в ближайшие шесть лет формирование системы регулярного мониторинга достижения национальных целей и хода реализации национальных проектов. У нас даже появился новый аудитор с полномочиями формирования задач в сфере стратегического аудита и соответствующий департамент. Мы будем информировать и общество в целом, и Федеральное Собрание о состоянии достижения национальных целей. Первую информационную панель мы уже вывесили на нашем сайте, но она будет существенно усовершенствована осенью этого года.

Таким образом, мы продолжаем выполнение наших конституционных функций. Мы также меняем показатели эффективности нашей работы. Вы привыкли, что мы ежегодно отчитываемся о увеличении числа проверок объектов, выявленных нарушениях. Я говорил, что в случае нашей положительной работы у нас должно сокращаться количество нарушений. Мы должны это профилактировать, мы должны способствовать лучшему регулированию и повышению качества планирования, которое должно, в конечном счете, привести к сокращению нарушений. Все-таки это цель – не из года в год выявлять увеличение нарушений. Мы ведем эту работу. В 2018 году Счетной палатой проведено 419 контрольных экспертно-аналитических мероприятий, которыми были охвачены 10 789 объектов, выявленных нарушений 772 миллиарда – это почти на 1 триллион меньше, чем выявлено годом раньше. Но сразу скажу, что целый ряд изменений в нормативных актах проведено. Сейчас в результате изменения приказов Министерства финансов мы те нарушения, которые реализуются в ходе проверки до сдачи правительством отчета, уже теперь не считаем нарушениями. Просто они их приводят в соответствие с требованиями, и мы не выносим соответствующих административных наказаний и не учитываем в сумме нарушений. И, конечно, такого нарушения, как было в 2017 году в части "Роскосмоса", где более 800 миллиардов сразу было записано в объем нарушений, у нас таких объектов нет – и слава богу. Все-таки другие нами проверяемые объекты такого рода масштаба нарушений не имели.

Отмечу только, что 38 процентов выявленных нарушений – это нарушения, прежде всего, негосударственных муниципальных закупок.

В стоимостном выражении это почти 300 млрд рублей, в предыдущем году это было 118 миллиардов. И мы видим, что масштаб нарушений в этой сфере в части процедур, сроков, определения первоначальной цены сохраняется немаленький, даже вырос (я имею в виду количество нарушений).

По результатам проверок в федеральный бюджет возвращено 7,3 млрд рублей. Напомню, что рекордная сумма по возвратам была 15 миллиардов, годом раньше, но за счет одного региона, который сразу заплатил 13 миллиардов.

Мы сейчас более осторожно относимся к взысканию с субъектов Российской Федерации субсидий, потому что, по сути, зачастую это наказание несет не руководство, а субъекты Российской Федерации. Поэтому мы более аккуратно сейчас относимся к формулированию нарушений субъектами по использованию субсидий.

В связи с этим у нас уменьшилось количество…

Дальше. В 2018 году Счетной палатой было направлено 408 представлений, 28 предписаний. Представлений стало больше, выросла доля их выполнения в срок, поэтому снизилось количество предписаний. Инспекторами было возбуждено 81 дело об административных нарушениях, привлечено к ответственности 41 ответственно лицо, взыскано больше 200 млн штрафов.

Мы фиксируем 402 факта дисциплинарной ответственности чиновников разного уровня, от замечаний, выговоров вплоть до увольнения, 21 человек был уволен.

В правоохранительные органы по результатам проведенных контрольных мероприятий направлено 120 материалов. По ним было внесено 99 представлений должностным лицам. По итогам надзорных проверок в прокуратуру и следственные органы направлено 70 материалов, открыто 40 уголовных дел. Это больше, чем годом раньше.

По итогам рассмотрения наших представлений и предписаний было принято 358 нормативно-правовых актов, в том числе три федеральных закона, 34 акта правительства.

Если говорить о конкретных проверках, то многие проверки теперь уже на слуху. Прежде всего, я отмечу проверку незавершенного строительства в Северо-Кавказском федеральном округе. Мы там установили, что более 4000 объектов незавершенного строительства с объемом вложений больше 100 млрд рублей в настоящий момент простаивают, причем строительство более 1178 объектов было начато более восьми лет назад. То есть большинство объектов – это старые, заброшенные, уже утерявшие какие-то свойства для достройки. Поэтому очень важно провести инвентаризацию, выработать план уменьшения незавершенного строительства. Соответствующие поручения есть, которые не исполнялись.

Наша проверка всколыхнула, и Северный Кавказ сейчас в общем исправляет эту ситуацию. Но мы (Счетная палата) поставили себе задачу в этом году такой же резонанс или толчок дать по исправлению ситуации с незавершенным строительством по всей стране. Мы даже внедрим ряд инструментов общественного, такого публичного характера, создадим рейтинги регионов и список тех объектов, которые в каждом регионе стоят в незавершенном состоянии, чтобы местные депутаты, общество в субъектах обратили внимание на них и призвали руководство субъектов к уменьшению незавершенного строительства.

Отмечу проверку, связанную с расходованием средств, направленных на реализацию ФЦП по созданию системы 112. Мероприятие показало, что на момент завершения ФЦП в 73 регионах система 112 полностью не была развернута, в 17 регионах она не позволяла передавать данные экстренного вызова 01, 02, 03 в автоматическом режиме. Лишь 28 процентов граждан, проживающих на 15 процентах территории страны, пока могут полноценно пользоваться этой системой, хотя на нее потрачено немалые средства.

Сейчас даны поручения президента и правительства по завершению этой программы, я имею в виду завершение ее и доведение ее до запланированных параметров.

Отмечу также мероприятия с обеспечением жильем разных категорий населения. Мы проводили такое мероприятие по ситуации с молодыми семьями, детьми-сиротами. В очередь на жилье, я напомню, сейчас стоит 258 тысяч детей-сирот. 168 тысяч из них являются совершеннолетними и имеют право на жилье, но темпы обеспечения жильем остаются крайне низкими. Это такой случай нефинансируемого мандата. Мне казалось, мы давно должны были от этого отвыкнуть, вроде и денег, и ресурсов много, и на остатках в субъектах большие деньги остаются зачастую, но прямое обязательство государства не исполнялось.

Мы хотим такого рода вопиющие случаи (особенно!) держать на контроле. Соответствующий доклад президенту сейчас готовим.

Мы за этот год провели 1188 заключений на экспертизы и экспертиз на законодательные и иные нормативные акты. Мы особо хотим обратить внимание на обычную сложившуюся типичную практику, когда при внесении законопроекта оцениваются… Там, как правило, фиксируется не от отсутствия необходимости бюджетных ресурсов. Но во втором чтении выясняется, что эти ресурсы бюджетные нужны, что бюджет понесет нагрузку. Но при принятии решения в первом чтении, когда утверждалась концепция бюджета, это игнорировалось. Мы хотим, чтобы мы усилили ответственность за некачественные заключения, которые потом оказываются нереальными. Будем обращать внимание на авторов такого рода законопроектов.

Отмечу, что на заседании вашего профильного комитета в прошлом году мы провели 10 мероприятий по запросам Совета Федерации; 15 – на основании поручений и обращений президента; 54 мероприятия – по запросам Госдумы и комитетов Госдумы; 4 – по запросам правоохранительных органов.

Мы собираемся расширять сотрудничество Счетной палаты и Совета Федерации. В частности, мы провели опросы, интервью с ключевыми членами как комитета по бюджету, так и других комитетов. Собрали предложения, как нам лучше формировать документы, как их передавать сюда, в каком формате, как ими более удобно пользоваться. Например, было сказано, что для удобства Счетной палате нужно сделать более удобный рубрикатор и поиск по нашим отчетам за последние годы, в том числе в региональном разрезе. Этот функционал мы предусмотрим – в октябре он уже будет введен для вашего пользования.

Также члены Совета Федерации акцентировали необходимость дополнительно информировать сенаторов о проводимых нами мероприятиях. Мы тоже сейчас создадим более широкую информационную сеть для оповещения того, что мы делаем.

Хотел бы обратить внимание на важную проблему регионального измерения – реализацию национальных проектов.

Мы видим, что на реализацию нацпроектов регионам дается больше средств. В 2019 году, по сравнению с 2018 годом, межбюджетные трансферты выросли на 114 процентов. Хочу напомнить, что на Совете по стратегическому развитию у президента 8 мая мы особо отметили ситуацию по трансфертам в субъекты Российской Федерации. На первый взгляд, выросли трансферты, нацеленные на исполнение национальных проектов, а с другой стороны – сократились дотации на сбалансированность (в среднем на 14 процентов), что, прежде всего, включает существенное снижение на 44,9 процента иных дотаций, включая дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов. Президент обратил внимание на это на заседании Совета Федерации.

Сейчас пришло поручение от президента – показать это в разрезе регионов. Я направил этот доклад президенту. Президент ознакомился с докладом и дал поручение Администрации Президента Российской Федерации подтвердить эти данные. И тогда правительство должно принять дополнительные меры, потому что в дискуссии, которая развернулась на совете, было сказано, что меры на национальные проекты должны идти сверх дотаций, а не уменьшать дотации и идти в счет них. Поэтому в данном случае Счетная палата заступилась за субъекты Российской Федерации.

Но хочу сразу сказать, что то выступление, с которым вышла Вера Ергешевна Чистова выступила на заседании Совета по стратегическому развитию, сейчас разбирается внимательно в Администрации Президента. Там обращено внимание еще на аспект, что по нашим данным в рамках мониторинга национальных проектов, а мы уже провели пять пилотных контрольных мероприятий по мониторингу национальных проектов, мы доклад отправили президенту. И по ним видно, что те задания, которые спускаются на уровень субъекта Российской Федерации, не всегда обеспечены ресурсами для выполнения поставленных целей перед субъектами.

И не оценены те ресурсы, которые должны самостоятельно субъектами быть мобилизованы, то есть до конца эта сумма до сих пор неизвестна. Такая работа должна в ближайшее время быть проведена в том числе правительством.

Приведу пример. Например, по нацпроекту "Жилье и городская среда" нами был проведен опрос реальной потребности регионов в жилье. Лишь 11 процентов регионов считают возможным достижение установленных показателей. 15 процентов считают значения показателей недостижимыми. 38 процентов отмечают риски недостижения (при определенных обстоятельствах они будут достигнуты).

Я сразу хочу оговориться: мы не говорим, что эти цели недостижимы. При принятии дополнительных мер они будут достижимы, и все мы заинтересованы, чтобы эти цели были достижимы. Поэтому, когда мы пишем у себя в Счетной палате "есть риски недостижения", нужно иметь в виду, что мы обращаем внимание, что на вот этот пункт, на вот эти конкретные показатели, отсутствие ресурсов нужно обратить внимание. Поэтому мы сегодня в Счетной палате, конечно, не можем говорить, что цели недостижимы. Мы обращаем внимание на те факторы, которые нужно мобилизовать, чтобы они были достижимы.

Может быть, я в завершение… Ну, у меня есть другие примеры. Если вы потом зададите вопросы, я на них отвечу.

Но особо я хочу отметить нашу работу с контрольно-счетными палатами субъектов Российской Федерации. Прежде всего, мы провели анализ деятельности 45 контрольно-счетных органов страны. Такая оценка была проведена впервые.

И мы пришли к важному результату. Например, в законодательстве…

Комплексно мы проанализировали работу отдельных контрольно-счетных органов по согласию законодательных собраний. Сегодня завершены все проверки, доведены отчеты. Все нас поблагодарили за эту работу. На заседаниях коллегий, как правило, присутствовал заместитель председателя Законодательного Собрания региона или председатель Законодательного Собрания.

Просто назову некоторые типичные недостатки, которые сегодня уже исправляются.

Прежде всего принцип независимости контрольно-счетных органов не прописан в местных законах. Ну, в девяти случаях.

Правом составления протоколов административных нарушений должностных лиц должным образом законодательно не наделены три проанализированных региона.

Федеральный закон о стратегическом планировании относит контрольно-счетные органы к участникам стратегического планирования в субъектах Российской Федерации. При этом законодательством ни одного из 45 проанализированных нами субъектов не определен порядок реализации этих полномочий. По факту во многих это исполняется.

Более чем в 23 регионах из 45 контрольно-счетные органы не могут реализовать в полной мере свои полномочия по экспертизе государственных программ региона. Их проекты просто не направляются в контрольно-счетные палаты. То есть примерно в половине из нами проверенных. В половине это по факту происходит, но в местном законодательстве это четко не прописано.

Численность контрольно-счетных органов очень различается по субъектам Российской Федерации и не пропорциональна, как правило, численности населения или объему бюджета. Мы сегодня получили разъяснение Министерства финансов о том, что увеличение численности контрольно-счетных органов не будет учитываться при ограничениях численности государственных служащих в субъектах, которые закладываются в соглашение по дотациям или по реструктуризации кредитов. Таким образом, увеличение численности контрольно-счетных органов не подпадает под эти соглашения. Соответствующее письмо Минфина мы сейчас рассылаем в субъекты Российской Федерации.

Соответственно, важным очень является доступ контрольно-счетных органов к информационным ресурсам органов государственной власти. Мы в том числе подготовили соответствующие предложения, поправки к федеральному закону № 6 по КСО. Речь идет об информационных системах по планированию, исполнению регионального бюджета, учету имущества, планированию расходов на закупки, об информационной системе налоговых органов. Наш анализ показал, что из 45 КСО такой доступ имеют только 19. По нашей просьбе губернаторы семи регионов уже обеспечили такой доступ к таким информационным ресурсам.

Обращаюсь в данном случае и к комитету, и к членам Совета Федерации… содействовать в том, чтобы мы эти изменения провели. Но в общем, повторяю, как правило (мы это написали в своих рекомендациях), законодательные собрания такие решения принимают и способствуют подключению КСО к информационным ресурсам.

Коллеги, в современном мире, не будучи подключенным к этим вашим самым важным ресурсам, даже бюджетным, электронным бюджетам, это странная ситуации для КСО, которые должны контролировать бюджет.

Конечно, некоторые региональные счетные палаты уже начали проводить мониторинг реализации региональных проектов. Мы привлекаем к КСО и к работе Счетной палаты по этому направлению. Например, по мониторингу национального проекта "Малое и среднее предпринимательство" мы привлекаем к КСО все 85 субъектов. То есть мы ряд нацпроектов будем совместно мониторить. И так далее. Мы сейчас проводим ряд методических совещаний с представителями КСО, обучаем их, показываем, как мы будем работать с национальным проектом.

Конечно, продолжаем такой формат, как совместные проверки. В прошлом году была проведена 21 совместная проверка, в том числе по обеспеченности материально-техническими ресурсами мировых судей, в КСО всех мировых судей, по охране лесов, по незавершенному строительству, по системе 112.

Добавлю, что в 2017 году Счетная палата впервые стала давать заключение о соответствии кандидатур на должность председателя КСО субъекта. В прошлом году мы выдали пять таких заключений.

Подытоживая, хочу сказать в целом, что 2018 год показал неплохие результаты. Но, повторяю, мы и для себя его считали годом настройки на новые задачи, и проводим ряд трансформаций работы Счетной палаты и в целом повышения компетенции сотрудников Счетной палаты, прежде всего по мониторингу национальных проектов. Я уже говорил, что вообще стратегический аудит требует новых компетенций. Вот мы им пытаемся обучить наших сотрудников, и это будет, по сути, новая компетенция Счетной палаты, которую мы проработаем примерно в двухлетний срок.

Спасибо.

Наверх