РУС ENG 

ОЭЗ не справились с экспортом, "Коммерсантъ"

4 Марта 2019 г.

Госаудиторы выявили использование реимпорта для налоговой экономии

Счетная палата (СП) обнаружила новую проблему в работе особых экономических зон (ОЭЗ), эффективность которых госаудиторы ставят под сомнение в течение нескольких лет: резиденты использовали реимпорт для минимизации налогов, а не для развития экспорта. За 2013–2016 годы предприниматели сэкономили 27 млрд руб. на платежах, а после того, как под процедуру реимпорта стали подпадать только товары, полностью изготовленные из продукции Евразийского экономического союза (ЕАЭС), резко снизили деловую активность.

Эффективность ОЭЗ вновь не устраивает Счетную палату — если ранее аудиторы проверяли отдачу от бюджетных вложений в зонах, то теперь оценили также их роль в стимулировании экспорта. С этой задачей, по мнению СП, ОЭЗ не справились: «на внешние рынки товары практически не выходят, а остаются на территории ЕАЭС», говорится в заключении СП.

Отметим, Счетную палату можно назвать основным критиком работы ОЭЗ. В начале 2016 года аудиторы отмечали, что за все время существования особых зон было создано лишь 18 тыс. рабочих мест, каждое из которых обошлось более чем в 10 млн руб. После этого в июне 2016 года президент ввел мораторий на создание новых ОЭЗ. Запрет был снят только в феврале 2018 года по инициативе регионов, которые хотят создавать ОЭЗ для развития промышленности. Тогда говорилось о том, что Минэкономики провело работу по повышению эффективности ОЭЗ. Впрочем, даже после этого Счетная палата в сентябре 2018 года заявила, что, исходя из вложений федерального центра и объема привлеченных инвестиций, неэффективны 10 из 25 ОЭЗ (Минэкономики тогда с критикой не согласилось).

Теперь СП, проверив практически все зоны (как пояснили “Ъ” в пресс-службе, кроме рекреационных, а также Калининградской и Магаданской), выяснила, что в 2013–2017 годах резиденты ввезли на территории ОЭЗ товары таможенной стоимостью 94,3 млрд руб., а вывезли после завершения процедуры свободной таможенной зоны — лишь на 44,6 млрд руб. Так, в 2013–2016 годах наиболее востребованной таможенной процедурой среди резидентов стал реимпорт (ввоз переработанной на территории ОЭЗ продукции в страны Таможенного союза без уплаты пошлин). По оценкам СП, за этот период компании сэкономили на платежах свыше 27 млрд руб. В общей сложности в эти годы стоимостный объем продукции, направленной на экспорт, не превысил 8%.

Наибольшую активность резиденты продемонстрировали в 2016 году (общая сумма вывоза из ОЭЗ — свыше 16,5 млрд руб.) — как раз перед изменениями в правилах реимпорта. С 2017 года под эту процедуру попадают лишь товары, полностью изготовленные из продукции ЕАЭС или оставшиеся в неизменном виде. С этого момента, констатируют аудиторы, резиденты практически перестали применять процедуру реимпорта и резко сократили деловую активность (ввоз продукции в ОЭЗ и вывоз ее после переработки снизился вдвое). «Это говорит о том, что резиденты, по сути, использовали режим реимпорта, чтобы минимизировать свои налоговые обязательства, а не для производства конкурентных товаров и вывоза их на экспорт»,— считают аудиторы. По итогам анализа СП предлагает рассмотреть возможность внедрения других мер поддержки экспорта. В Минэкономики выводы госаудиторов прокомментировать не смогли — ведомство не ответило на запрос “Ъ”.

Как отмечает гендиректор консалтинговой компании «Вальтер Констракшн» Евгений Вальтер, «из-за формальной демонстрации резидентами производственной активности масштабный поток реимпорта предпочтительнее было не замечать, чем позиционировать из него серьезную проблему». Внутри ЕАЭС, по словам эксперта, участникам торговать куда выгоднее, чем продвигать товары вовне: там не предусмотрены льготы и действуют санкции. «Прибавим и то, что далеко не вся продукция российских ОЭЗ может выдержать конкуренцию с альтернативными производителями»,— говорит Евгений Вальтер. Задумка ОЭЗ как механизма, в том числе стимулирующего российский экспорт в дальнее зарубежье, добавляет он, в том виде, в котором она реализована, малоэффективна.

Автор статьи: Евгения Крючкова

Статья опубликована в газете "Коммерсантъ" 4 марта 2019 года

Наверх