РУС ENG 

Бюллетень Счетной палаты №5 (май) 2019 г.

БЮЛЛЕТЕНЬ Счетной палаты Российской Федерации

№ 12 (264) 2019 год

Содержание

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Аудит эффективности использования в 2017–2018 годах средств федерального бюджета, направленных на создание инфраструктуры спорта высших достижений и развитие системы подготовки спортивного резерва в целях повышения конкурентоспособности российского спорта на международной спортивной арене») Г.С.ИЗОТОВА...............................

Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Оценка выполнения государственных программ Российской Федерации, реализуемых на территории Дальневосточного федерального округа в целях комплексного решения и всестороннего обеспечения задач опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока, а также влияния на социально-экономическое развитие и исполнение бюджетов Хабаровского края и Еврейской автономной области реализации указанных государственных программ Российской Федерации (с учетом результатов контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, проведенных Счетной палатой Российской Федерации и контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа) в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года» С.Ю.ОРЛОВА.........................................

Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ достижения федеральными органами исполнительной власти целей внутреннего финансового аудита и влияние их результатов на повышение экономности и результативности использования бюджетных средств в 2016–2018 годах» Т.В.БЛИНОВА.........................

Отчет о результатах совместного контрольного мероприятия «Проверка использования средств, направленных на развитие подотраслей растениеводства и животноводства в Южном федеральном округе, в том числе на поддержку производства продукции на экспорт в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года (с Контрольно-счетной палатой Ростовской области)» М.А.МЕНЬ, В.И. ХРИПУН......

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка осуществления в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года Федеральным агентством по управлению государственным имуществом полномочий собственника имущества подведомственных ему федеральных государственных унитарных предприятий при определении направлений распределения прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей федеральных государственных унитарных предприятий» А.Н.БАТУРКИН ................................................................

Отчет о результатах совместного контрольного мероприятия «Проверка развития налоговой базы по налогу на прибыль организаций, включая вопросы оптимизации льгот (преференций) по налогу, в 2016–2018 годах» (с контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации) А.Н.БАТУРКИН, В.В.КОРОЛИХИН, В.С.ЛОПАТНИКОВ....................................................................................

ОТЧЕТ
о результатах контрольного мероприятия

«Аудит эффективности использования в 2017–2018 годах средств
федерального бюджета, направленных на создание
инфраструктуры спорта высших достижений и развитие системы
подготовки спортивного резерва в целях повышения
конкурентоспособности российского спорта на международной
спортивной арене»


Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации
25 ноября 2019 года

1. Основание для проведения контрольного мероприятия

Пункты 3.10.0.6, 3.10.0.6.1–3.10.0.6.4 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год.

2. Предмет контрольного мероприятия

Оценка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных на создание инфраструктуры спорта высших достижений и развитие системы подготовки спортивного резерва в целях повышения конкурентоспособности российского спорта на международной спортивной арене.

3. Объекты контрольного мероприятия

· Министерство спорта Российской Федерации (г. Москва).

· Федеральное государственное унитарное предприятие «Дирекция Программы по развитию физической культуры и спорта» (г. Москва).

· Федеральное государственное автономное учреждение «Управление по организации и проведению спортивных мероприятий» (г. Москва).

· Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центр спортивной подготовки сборных команд России» (г. Москва).

4. Срок проведения контрольного мероприятия

С 27 июня по 25 ноября 2019 года.

5. Цели контрольного мероприятия

5.1. Оценить эффективность использования средств федерального бюджета, направленных на создание инфраструктуры спорта высших достижений.

Критерии оценки эффективности:

· достаточность финансирования для удовлетворения потребности в объектах спортивной инфраструктуры, используемых на этапах подготовки спортивных сборных команд Российской Федерации;

· доля видов спорта, включенных в программы Олимпийских и Паралимпийских игр, и наиболее массовых видов спорта, не включенных в эти программы, по которым спортивные сборные команды Российской Федерации обеспечены тренировочной инфраструктурой на территории Российской Федерации, в общем количестве видов спорта, включенных в программы Олимпийских и Паралимпийских игр, и наиболее массовых видов спорта, не включенных в эти программы;

· степень удовлетворенности качеством услуг федеральных спортивно-тренировочных центров подготовки спортивных сборных команд России.

5.2. Оценить эффективность использования средств федерального бюджета, направленных на развитие системы подготовки спортивного резерва.

Критерии оценки эффективности:

· достаточность финансирования для создания инфраструктуры спортивных объектов, используемых на этапах подготовки спортивного резерва;

· доля спортсменов, включенных в списки кандидатов в спортивные сборные команды Российской Федерации, в общем количестве спортсменов, занимающихся по системе подготовки спортивного резерва;

· доля спортсменов сборных команд России, занявших призовые места на международных соревнованиях, в общем количестве спортсменов сборных команд России;

· доля спортсменов, которым был присвоен 1 спортивный разряд, кандидат в мастера спорта, мастер спорта, в общем количестве лиц, занимающихся в системе спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва.

6. Исследуемый период

2017–2018 годы.

Основные сокращения, используемые в отчете

ФЦП – федеральная целевая программа «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016–2020 годы», утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2015 г. № 30.

Госпрограмма, ГП-13 – государственная программа Российской Федерации «Развитие физической культуры и спорта», утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 302.

Минспорт России – Министерство спорта Российской Федерации.

ФГУП, Дирекция Программы – федеральное государственное унитарное предприятие «Дирекция Программы по развитию физической культуры и спорта».

ФАИП – федеральная адресная инвестиционная программа.

ФГБУ «ЦСП» – федеральное государственное бюджетное учреждение «Центр спортивной подготовки сборных команд России».

ФГАУ «Управление спортмероприятий» – федеральное государственное автономное учреждение «Управление по организации и проведению спортивных мероприятий».

ФГБУ «Озеро Круглое» – федеральное государственное бюджетное учреждение «Тренировочный центр сборных команд России «Озеро Круглое».

7. Краткая характеристика проверяемой сферы

Одной из стратегических целей государственной политики в сфере физической культуры и спорта, которая определена Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года[1] , является повышение конкурентоспособности российского спорта на международной арене.

Для повышения конкурентоспособности российского спорта на международной арене Стратегией развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года [2], определен комплекс мер по развитию физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года, в том числе по совершенствованию подготовки спортсменов высокого класса и спортивного резерва.

В соответствии с разделом VIII Стратегии в рамках указанного комплекса мер предусмотрено в том числе создание федеральных центров спортивной подготовки для спортивных сборных команд, а также создание системы подготовки спортсменов – кандидатов в состав основных спортивных сборных команд страны.

В 2017–2018 годах решение поставленных Стратегией задач по созданию федеральных центров спортивной подготовки и развитию системы подготовки спортивного резерва осуществлялось в рамках программных мероприятий федеральной целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016–2020 годы» и государственной программы «Развитие физической культуры и спорта».

8. Результаты контрольного мероприятия

8.1. Цель 1. Оценка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных на создание инфраструктуры спорта высших достижений

1.1. Нормативные правовые и ведомственные акты, регулирующие вопросы строительства, реконструкции и модернизации объектов инфраструктуры спорта высших достижений в проверяемом периоде приняты в необходимом объеме.

Вместе с тем актами Правительства Российской Федерации в 2017–2018 годах созданы предпосылки недостижения цели Стратегии в части повышения конкурентоспособности российского спорта на международной арене.

Так, перечень объектов по направлению «Совершенствование условий для развития спорта высших достижений» ФЦП, строительство и реконструкция которых были запланированы на 2017 и 2018 годы, а также сроки их ввода в эксплуатацию и объемы финансирования за счет средств федерального бюджета определены приложением № 4 к ФЦП [3].

С 2017 года перечень объектов инфраструктуры спорта высших достижений корректировался 4 раза. Изменения, касающиеся количественного состава, сроков окончания строительства и объемов бюджетных инвестиций, вносились постановлениями Правительства Российской Федерации от 5 мая 2017 г. № 537, от 21 декабря 2017 г. № 1601, от 25 июля 2018 г. № 865 и от 18 июня 2019 г. № 776.

В результате изменений показателей ФЦП уменьшено количество объектов, для которых предусмотрена подготовка проектно-сметной документации, в 2017 и 2018 годах с 13 до 11 объектов и с 7 до 3 объектов соответственно. А также сокращен перечень объектов, строительство и реконструкцию которых планировалось провести в проверяемом периоде, – в 2017 году с 16 до 15 объектов и в 2018 году с 20 до 9 объектов.

В соответствии с разделом V ФЦП текущее управление реализацией программы, в том числе при осуществлении бюджетных инвестиций в объекты государственной собственности, исполняется Дирекцией Программы.

В 2017–2018 годах реализация полномочий государственного заказчика по заключению и исполнению от имени Российской Федерации государственных контрактов в лице Минспорта России при осуществлении бюджетных инвестиций в объекты государственной собственности осуществлялась Дирекцией Программы на основании:

· Соглашения о передаче полномочий государственного заказчика по заключению и исполнению от имени Российской Федерации государственных контрактов от лица Минспорта России при осуществлении бюджетных инвестиций в объекты государственной собственности Российской Федерации от 27 января 2017 г. № 6 (далее – Соглашение от 27 января 2017 г. № 6);

· Соглашения о передаче полномочий государственного заказчика по заключению и исполнению от имени Российской Федерации государственных контрактов при осуществлении за счет средств федерального бюджета бюджетных инвестиций в форме капитальных вложений в объекты государственной собственности Российской Федерации от 3 апреля 2018 г. № 777-12-2018-001 (далее – Соглашение от 3 апреля 2018 г. № 777-12-2018-001).

1.2. Использование средств федерального бюджета на строительство объектов инфраструктуры федеральных спортивно-тренировочных центров

В проверяемый период финансирование строительства объектов инфраструктуры спорта высших достижений осуществлялось в пределах лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных Минспорту России на данные цели. Планирование бюджетных ассигнований осуществлялось без учета заявленной потребности в бюджетных инвестициях. В 2017–2018 годах обеспеченность в бюджетных инвестициях была удовлетворена на 51,3 %.

На строительство федеральных спортивно-тренировочных центров и спортивных баз образовательных учреждений, подведомственных Минспорту России, в федеральном бюджете в 2017–2018 годах было предусмотрено 7 759,2 млн рублей. В ФАИП по направлению «Спорт высших достижений» в 2017 году были предусмотрены инвестиционные расходы на финансирование 26 объектов и в 2018 году – 12 объектов.

При этом потребность в бюджетных инвестициях в соответствии с ФЦП составляла 15 213,0 млн рублей, которые были запланированы на финансовое обеспечение расходов, связанных со строительством в 2017 и 2018 годах соответственно 29 и 27 объектов федеральных спортивно-тренировочных центров и спортивных баз образовательных учреждений Минспорта России.

Сокращение бюджетных расходов в 2017 и 2018 годах привело к корректировке перечня мероприятий ФЦП и объектов строительства.

Так, 5 объектов были исключены из ФЦП и ФАИП [4], по 9 объектам – строительство перенесено на более поздние сроки – от одного года до четырех лет. Инвестиционные расходы по ним включены в ФАИП на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов. При этом 2 объекта из ФЦП переведены в государственную программу Российской Федерации «Развитие образования» и 7 объектов – в государственную программу Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации».

Проверка показала, что фактические расходы федерального бюджета на реализацию мероприятий ФЦП в 2017–2018 годах составили 7 169,9 млн рублей (или 92,4 % бюджетных назначений). При этом кассовое исполнение в 2017 году составило 4 377,5 млн рублей (95,1 % бюджетных назначений) и в 2018 году – 2 792,4 млн рублей (88,5 % бюджетных назначений).

В 2017–2018 годах реализация мероприятий ФЦП по строительству и реконструкции федеральных спортивно-тренировочных центров и спортивных баз образовательных учреждений Минспорта России для подготовки спортсменов спортивных сборных команд России осуществлялась Дирекцией Программы на основании заключенных с Минспортом России соглашений с объемом бюджетных назначений 8 557,0 млн рублей и 3 377,3 млн рублей соответственно.

По состоянию на 31 декабря 2017 года Дирекцией Программы произведены выплаты по заключенным государственным контрактам на выполнение проектно-изыскательских работ и строительно-монтажных работ по объектам инфраструктуры спорта высших достижений на сумму 6 840,5 млн рублей. Стоимость выполненных подрядными организациями работ и принятых ФГУП на 31 декабря 2017 года составила 5 566,8 млн рублей.

По состоянию на 31 декабря 2018 года Дирекций Программы произведены выплаты на сумму 9 593,0 млн рублей, стоимость выполненных и принятых работ составила 8 587,3 млн рублей.

Разница между произведенными выплатами подрядным организациям и принятыми работами в 2017 и 2018 годах составила 1 273,7 и 1 005,7 млн рублей соответственно.

Формирование дебиторской задолженности Дирекции Программы связано с выданными авансами подрядным строительным организациям на выполнение строительно-монтажных работ по объектам, а также на работы по технологическому присоединению к инженерным коммуникациям.

Анализ бюджетной отчетности формы «Расшифровка дебиторской задолженности по контрактным обязательствам» (форма 0503192) показал, что дебиторская задолженность по строительству объектов составила:

на 1 января 2017 года – 1 167,7 млн рублей;

на 1 января 2018 года – 1 273,7 млн рублей;

на 1 января 2019 года – 1 005,7 млн рублей.

Указанная дебиторская задолженность сложилась в основном по следующим объектам: «Федеральный центр подготовки молодежного олимпийского резерва по хоккею, г. Ярославль, 1-й и 2-й этапы», «Реконструкция объектов спортивной базы в г. Кисловодске», «Дальневосточный учебно-спортивный центр подготовки, 1 этап, очереди 1 и 2, г. Хабаровск» и «Общежитие на 200 мест со столовой на 100 мест, с. Чурапча, Республика Саха (Якутия)».

Проверка показала, что авансирование подрядных организаций осуществлялось Дирекцией Программы в соответствии с условиями государственных контрактов.

Снижение дебиторской задолженности происходит по мере приемки выполненных работ на основании актов выполненных работ, представленных подрядными организациями.

Полное погашение дебиторской задолженности осуществляется только после полного завершения расчетов с подрядными организациями по заключенным государственным контрактам.

По состоянию на 1 января 2019 года просроченная дебиторская задолженность отсутствует.

1.3. Анализ соблюдения сроков ввода объектов в эксплуатацию показал следующее.

В 2017 году в соответствии с ФАИП [5] по направлению «Спорт высших достижений» ФЦП предусматривалось окончание строительства и ввод в эксплуатацию 8 объектов капитального строительства, государственным заказчиком которых являлась Дирекция Программы.

Однако в установленные сроки не завершено строительство по 2 объектам, связанным с реконструкцией объектов спортивной базы в г. Кисловодск ФГБУ «Южный федеральный центр спортивной подготовки», г. Сочи (2-й этап, «Верхняя база» [6] и 3-й этап «Нижняя база» [7]).

К основным причинам несвоевременного окончания строительства указанных объектов относятся поздние сроки заключения государственных контрактов, неисполнение подрядчиками обязательств, предусмотренных государственными контрактами.

В 2018 году согласно ФАИП [8] в рамках ФЦП предусматривалось окончание строительства и ввод в эксплуатацию 1 объекта капитального строительства – «Реконструкция нежилого здания – легкоатлетический манеж, литер: Б, под/Б ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма», разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено 26 февраля 2019 года № 23-43-4911-в-2019.

В 2017–2018 годах Дирекцией Программы в качестве государственного заказчика и в соответствии с требованиями законодательства о контрактной системе в сфере закупок [9] осуществлялась претензионно-исковая работа в отношении контрагентов, нарушивших условия государственных контрактов. В проверяемом периоде работа проводилась в отношении контрагентов по 10 заключенным государственным контрактам.

Так, в 2017–2018 годах Дирекцией Программы были направлены требования о взыскании штрафов, пеней за ненадлежащее выполнение условий заключенных контрактов на общую сумму 21,3 млн рублей. В настоящее время осуществлена оплата пеней на общую сумму 0,8 млн рублей (или 3,6 % суммы выставленных требований).

Взыскание пеней с ООО «Дальневосточный монолит» на общую сумму 5,3 млн рублей в пользу ФГУП Арбитражным судом г. Москвы было отказано.

Дела о взыскании неустойки на общую сумму 14,1 млн рублей находятся в настоящее время на рассмотрении в Арбитражном суде г. Москвы.

Анализ деятельности Дирекцией Программы выявил ряд недостатков.

В нарушение пункта 2.4.8 Соглашения от 27 января 2017 г. № 6, согласно которому Дирекция Программы обязана обеспечить своевременную передачу затрат по незавершенному строительству и затрат по объектам, законченным строительством и подготовленным к эксплуатации, с баланса Дирекции Программы на балансы эксплуатирующих организаций, Дирекция Программы не обеспечила своевременную передачу затрат по объектам, законченным строительством и подготовленным к эксплуатации, с баланса предприятия на балансы эксплуатирующих организаций.

Так, не были переданы на баланс учреждения, подведомственного Минспорту России, затраты в сумме 684,6 млн рублей по объекту «Реконструкция объектов спортивной базы в г. Кисловодске. 3 этап «Нижняя база», строительство которого завершено. Согласно акту выполненных работ строительство объекта завершено 9 января 2018 года, а затраты не переданы до настоящего времени.

1.4. А нализ обеспеченности тренировочной инфраструктурой федеральных спортивно-тренировочных центров на территории Российской Федерации видов спорта, включенных в программы Олимпийских и Паралимпийских игр, и наиболее массовых видов спорта, не включенных в эти программы, показал следующее.

В соответствии с ФЦП одной из задач Программы является развитие материально-технической базы спорта высших достижений для подготовки спортсменов в условиях различных природно-климатических зон.

Анализ динамики инвестиционных расходов федерального бюджета, направленных в 2017–2018 годах на создание тренировочной инфраструктуры федеральных центров спортивной подготовки, показал следующее.

Сокращение на 49,0 % бюджетных расходов в 2017 и 2018 годах, направленных на создание объектов спортивно-тренировочных центров, привело к снижению темпов развития инфраструктуры подготовки спортивных команд Российской Федерации, а также к корректировке показателей ФЦП, отражающих степень развития материально-технической базы спорта высших достижений.

Так, в соответствии с действующей редакцией ФЦП:

· обеспеченность спортсменов сборных команд Российской Федерации по соответствующим видам спорта тренировочной инфраструктурой в составе спортивно-тренировочных центров в 2020 году должна составить 88,7 %, что на 11,3 процентного пункта ниже первоначально установленного значения (100 %);

· обеспеченность спортсменов сборных команд России тренировочной инфраструктурой в составе спортивно-тренировочных центров в условиях среднегорья и Черноморского побережья – на уровне 59,6 %, что на 40 процентных пунктов ниже первоначально установленного значения (100 %).

Невыполнение мероприятий ФЦП по строительству объектов тренировочной инфраструктуры может привести к негативным последствиям снижения качества процесса подготовки спортсменов спортивных команд Российской Федерации.

Кроме того, в результате снижения темпов инфраструктурного развития федеральных спортивно-тренировочных центров возникает риск невыполнения основных задач, поставленных Стратегией развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года, по совершенствованию подготовки спортсменов высокого класса и спортивного резерва для повышения конкурентоспособности российского спорта на международной спортивной арене.

Оценка степени удовлетворенности качеством услуг федеральных спортивно-тренировочных центров подготовки спортивных сборных команд России

В ходе контрольного мероприятия проведено анкетирование среди членов спортивных сборных команд Российской Федерации, в рамках которого было предложено оценить качество услуг, предоставляемых федеральными спортивно-тренировочными центрами, иными спортивными базами, расположенными на территории Российской Федерации и за ее пределами.

В анкетировании приняли участие 278 человек – спортсмены, главные тренеры, старшие тренеры, начальники команд основного и молодежного составов спортивных сборных команд России.

Анализ полученных результатов анкетирования позволил выделить факторы, снижающие степень удовлетворенности качеством услуг федеральных спортивно-тренировочных центров.

В части материально-технического обеспечения респонденты отмечают:

· недостаточно высокий уровень обеспечения современным оборудованием и инвентарем для проведения тренировочного процесса, а также современными тренажерами;

· недостаточное количество специализированных объектов спорта для конкретных видов спорта и дисциплин;

· спортивные объекты требуют ремонта, в том числе капитального.

· В части бытового обслуживания членов спортивных сборных команд России респонденты отмечают:

· недостаточное количество кроватей для высокорослых спортсменов;

· недостаточный уровень комфортности спальных мест (неудобные матрасы и подушки);

· недостаточный уровень обеспеченности прачечными самообслуживания и гладильными принадлежностями;

В части обеспечения питанием членов спортивных сборных команд России респондентами отмечено:

· рацион не учитывает особенности питания спортсменов в зависимости от вида спорта;

· недостаточно высокий уровень качества продуктов питания;

· недостаточный ассортимент мясных блюд, свежих овощей и фруктов, диетических блюд.

· В части медицинского обслуживания респонденты отметили:

· недостаточное оснащение физиотерапевтическим оборудованием;

· недостаточное количество современных комплексов восстановительной медицины и новейшего медицинского оборудования;

· недостаточно высокий уровень квалификации медицинского персонала;

· отсутствие медицинских кабинетов для приема спортсменов врачами команд;

· отсутствие лабораторий для получения экспресс результатов анализов;

· недостаточное количество автотранспортных средств, в том числе автобусов для перевозки членов сборных команд;

· недостаточный уровень комфортабельности автотранспортных средств, используемых для перевозки членов сборных команд;

· отсутствие постоянно действующих маршрутов общественного транспорта, в том числе маршрутных такси;

· недостаточно высокое качество дорог, соединяющих спортивные базы с населенными пунктами.

Результаты проведенного анкетирования выявили необходимость проведения Минспортом России комплексного обследования федеральных спортивно-тренировочных центров на предмет повышения качества условий проведения тренировочных мероприятий спортивных сборных команд России и подготовки программ развития указанных центров.

8.2. Цель 2. Оценка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных на развитие системы подготовки спортивного резерва

2.1. В части оценки выполнения требований нормативных правовых актов, касающихся системы подготовки спортивного резерва установлено следующее.

Спортивным резервом признаются лица, проходящие спортивную подготовку в целях включения их в состав спортивных сборных команд, в том числе спортивных сборных команд Российской Федерации [10].

Подготовка качественного спортивного резерва спортивных сборных команд Российской Федерации является стратегической задачей, объединяющей заинтересованные общественные и государственные институты. Основным условием ее успешного решения является формирование общегосударственной системы подготовки спортивного резерва. Она позволит обеспечить отбор достаточного количества спортсменов, способных войти в составы спортивных сборных команд Российской Федерации для полноценного продолжения процесса совершенствования спортивного мастерства, обеспечения должного уровня конкурентоспособности с сильнейшими спортсменами мира и закрепления статуса России как ведущей спортивной державы.

Госпрограммой ассигнования из федерального бюджета на подготовку спортивного резерва предусматривались по основному мероприятию 2.2 «Развитие системы подготовки спортивного резерва» подпрограммы «Развитие спорта высших достижений и системы подготовки спортивного резерва» в 2017 году в сумме 1 504,5 млн рублей, в 2018 году – 1 696,8 млн рублей, из них:

· на предоставление бюджетам субъектов Российской Федерации субсидий на адресную финансовую поддержку спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации в 2017 году – 555,5 млн рублей и в 2018 году – 776,8 млн рублей;

· на проведение всероссийских соревнований среди детско-юношеских спортивных школ и специализированных детско-юношеских спортивных школ олимпийского резерва, включающее в себя предоставление субсидии на выполнение государственного задания ФГБУ «Федеральный центр подготовки спортивного резерва» и 11 подведомственным Минспорта России училищам (техникумам) олимпийского резерва, в 2017 и 2018 годах в сумме 949 и 920 млн рублей соответственно.

Мероприятия по развитию системы подготовки спортивного резерва включены в состав подпрограммы 2 «Развитие спорта высших достижений и системы подготовки спортивного резерва» ГП-13. Ее целью является обеспечение успешного выступления российских спортсменов на крупнейших международных спортивных соревнованиях и совершенствование системы подготовки спортивного резерва.

Ожидаемыми результатами совершенствования подготовки спортсменов высокого класса и спортивного резерва для повышения конкурентоспособности российского спорта на международной арене на втором этапе реализации Стратегии (2016–2020 годы) являются:

· увеличение доли лиц, занимающихся в специализированных спортивных учреждениях, до 40 % общей численности детей 6-15 лет;

· увеличение числа лиц, занимающихся в спортивных школах на этапах подготовки по зимним видам спорта, до 430 тыс. человек;

· обеспечение успешного выступления спортивной сборной команды на летних и зимних Паралимпийских играх;

· обеспечение вхождения в тройку призеров спортивных сборных команд страны летних и зимних Олимпийских играх в неофициальном общекомандном зачете.

Целевыми показателями реализации Стратегии в 2020 году, характеризующими подготовку спортивного резерва, являются следующие показатели: «Доля граждан, занимающихся в специализированных спортивных учреждениях, в общей численности детей» – 50 % и «Количество занимающихся в системе спортивных школ на этапах подготовки по зимним видам спорта» – 430,0 тыс. человек.

Из перечисленных выше двух показателей, характеризующих достижение целей Стратегии, в ФЦП установлен только один показатель «Доля граждан, занимающихся в спортивных организациях, в общей численности детей и молодежи в возрасте 6-15 лет, %».

На 2020 год целевое значение показателя в ФЦП установлено в размере 43,8 %, тогда как в Стратегии на 6,2 % больше (50 %). Таким образом, целевые значения показателей, установленные Стратегией и ГП-13, несбалансированы.

Согласно отчетам об исполнении Госпрограммы в 2017 и 2018 годах не достигнуты плановые значения показателя «Доля граждан, занимающихся в спортивных организациях, в общей численности детей и молодежи в возрасте 6-15 лет, %»: фактические значения показателя составили 40,43 % и 39,8 % при плановых значениях 41 % и 40,6 % соответственно.

Для оценки деятельности Минспорта России в области подготовки спортивного резерва в Госпрограмме на 2017–2018 годы определены следующие показатели:

· «Доля организаций, оказывающих услуги по спортивной подготовке в соответствии с федеральными стандартами спортивной подготовки, в общем количестве организаций в сфере физической культуры и спорта, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов (процентов)»;

· «Доля лиц, занимающихся на этапе высшего спортивного мастерства в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, в общем количестве занимающихся на этапе совершенствования спортивного мастерства в организациях, осуществляющих спортивную подготовку (процентов)».

Анализ достижения установленного ГП-13 показателя «Доля организаций, оказывающих услуги по спортивной подготовке в соответствии с федеральными стандартами спортивной подготовки, в общем количестве организаций в сфере физической культуры и спорта, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов (процентов)» показал, что фактические значения указанного показателя в 2016 и 2017 годах не были достигнуты в связи с недостаточно высокими темпами перехода спортивных организаций в субъектах Российской Федерации на услуги по спортивной подготовке.

На активность субъектов Российской Федерации в части исполнения вышеуказанного показателя повлияло принятие в 2018 году Концепции подготовки спортивного резерва в Российской Федерации до 2025 года [11] как важного стратегического отраслевого документа, ожидаемого всем спортивным сообществом. В результате в 2018 году показатель выполнен на 98 %.

Ежегодное перевыполнение показателя «Доля лиц, занимающихся на этапе высшего спортивного мастерства в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, в общем количестве занимающихся на этапе совершенствования спортивного мастерства в организациях, осуществляющих спортивную подготовку (процентов)» свидетельствует о недостаточно высоком качестве планирования значения показателя.

В связи с тем, что показатели (индикаторы) Госпрограммы для субъектов Российской Федерации установлены только с 2019 года [12], Госпрограмма в период 2017–2018 годов не содержала показатели (индикаторы) и их значения для субъектов Российской Федерации.

Таким образом, оценка деятельности субъектов Российской Федерации с 2019 года будет осуществляться по трем показателям, установленным Госпрограммой:

· «Доля организаций, оказывающих услуги по спортивной подготовке в соответствии с федеральными стандартами спортивной подготовки, в общем количестве организаций в сфере физической культуры и спорта, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов, процентов»;

· «Доля лиц, занимающихся на этапе высшего спортивного мастерства в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, в общем количестве лиц, занимающихся на этапе спортивного совершенствования в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, процентов»;

· «Доля лиц, занимающихся по программам спортивной подготовки в организациях ведомственной принадлежности физической культуры и спорта, процентов».

2.2. Анализ расходов средств федерального бюджета, направленных на систему подготовки спортивного резерва на всех этапах подготовки показал следующее.

В части средств федерального бюджета, предоставленных бюджетам субъектов Российской Федерации на создание инфраструктуры для развития системы подготовки спортивного резерва

В 2017–2018 годах планирование расходов федерального бюджета на финансирование капитальных вложений, связанных с созданием региональной инфраструктуры спортивных объектов, используемых на этапах подготовки спортивного резерва, осуществлялось без учета заявленной потребности.

При планировании на 2017 и 2018 годы субсидий субъектам Российской Федерации на софинансирование объектов капитального строительства в рамках непрограммной части ФАИП Минспортом России заявлялась дополнительная потребность в ассигнованиях из федерального бюджета на софинансирование строительства спортивных объектов, строительство которых планируется осуществить в соответствии с поручениями Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации.

Вместе с тем по итогам рассмотрения предложений Минспорта России Межведомственной комиссией по подготовке предложений по формированию и повышению эффективности расходов инвестиционного характера за счет средств федерального бюджета по объектам капитального строительства государственной собственности субъектов Российской Федерации (муниципальной собственности) в непрограммную часть ФАИП 2018 года не было включено 18 спортивных объектов в сумме 10 168,1 млн рублей.

Таким образом, потребность в софинансировании капитальных вложений в развитие региональной инфраструктуры спортивных объектов подготовки спортивного резерва была удовлетворена на 46,3 % от заявленного объема.

Так, из федерального бюджета на строительство 45 региональных спортивно-тренировочных центров по поручениям Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также на объекты, включенные в ФЦП, в 2017–2018 годах было выделено 8 766,1 млн рублей.

В соответствии с поручениями Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации на строительство спортивных объектов в субъектах Российской Федерации из федерального бюджета в 2017–2018 годах было выделено 6 343,2 млн рублей.

В 2017 году были предусмотрены средства из федерального бюджета в объеме 1 756,0 млн рублей на строительство пяти спортивных объектов. Кассовое исполнение составило 1 155,5 млн рулей, или 65,8 % бюджетных назначений.

Из пяти объектов капитального строительства в субъектах Российской Федерации сроки ввода двух объектов были установлены в 2017 году. При этом в эксплуатацию введен только один объект – физкультурно-оздоровительный комплекс в г. Кораблино Рязанской области.

По объекту «Реконструкция стадиона «Нарт» в г. Черкесске, Карачаево-Черкесская Республика» ввод в эксплуатацию осуществлен в 2019 году.

Оценка результативности использования предоставленных бюджетам субъектов Российской Федерации в 2017 году субсидий показала, что показатели результативности не были достигнуты тремя субъектами Российской Федерации.

Уровень технической готовности объекта капитального строительства «Строительство спортивного комплекса «Дворец спорта» в г. Калуге», достигнутый в результате использования субсидии составил 0 %, при запланированном уровне 2,7 %, «Спортивно-культурный центр, пгт Каа-Хем, Кызылский кожуун, Республика Тыва» – 31 %, при плановом значении 39 %, «Стадион «Нарт» в г. Черкесске, Карачаево-Черкесская Республика» – 71,7 %, при 100 % уровне.

Размер штрафных санкций, рассчитанных в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. № 999 «О формировании, предоставлении и распределении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации» (далее – Постановлением № 999, Правила № 999) и предъявленных субъектам Российской Федерации, составил 66,6 млн рублей, в том числе:

Карачаево-Черкесская Республика. Размер штрафных санкций – 41,8 млн рублей. Правительством Карачаево-Черкесской Республики [13] представлены материалы по возникшим обстоятельствам непреодолимой силы (проливные дожди) при строительстве объекта. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 мая 2018 г. № 1070-р Республика освобождена от применения мер ответственности, предусмотренных Постановлением № 999;

Республика Тыва. Размер штрафных санкций – 9,8 млн рублей. Штраф в полном объеме перечислен в федеральный бюджет в мае 2018 года;

Калужская область. Размер штрафных санкций – 15,0 млн рублей. В связи с поздними сроками принятия решения о выделении бюджету Калужской области субсидии из федерального бюджета [14], а также отсутствием заключенного в 2017 году контракта на строительство объекта [15], Минспортом России принято решение штрафные санкции с субъекта Российской Федерации не взимать. Возврат полученной субсидии произведен в апреле 2018 года в полном объеме.

В 2018 году на строительство 12 спортивных объектов из федерального бюджета выделено 4 587,2 млн рублей, в том числе за счет резервного фонда Правительства Российской Федерации – 600,3 млн рублей. Кассовое исполнение составило 3 845,6 млн рулей, или 83,8 % бюджетных назначений, в том числе за счет средств резервного фонда Правительства Российской Федерации – 597,6 млн рублей, или 99,5 %.

При этом из шести объектов, предусмотренных к вводу в эксплуатацию в 2018 году, окончены строительством только три объекта. Срок окончания строительства и ввод в эксплуатацию трех объектов перенесен на 2019 год, в том числе расположенных в Московской области (Стадион для игры в регби по адресу: Московская область, Щелковский район, пос. Монино, 1 этап), Республике Мордовия (Универсальный зал в г. Саранск) и Республике Тыва (Спортивно-культурный центр, пгт Каа-Хем, Кызылский кожуун).

В 2018 году четыре субъекта Российской Федерации не обеспечили достижение показателей результативности использования субсидий, предоставленных им на софинансирование строительства спортивных объектов.

В связи с недостижением показателей результативности использования субсидий перечисленным выше субъектам Российской Федерации Минспортом России был произведен расчет штрафных санкций в соответствии с Постановлением № 999. Общий размер штрафных санкций составил 159,2 млн рублей, в том числе:

· Калужская область. Размер штрафных санкций – 62,0 млн рублей. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 июня 2019 г. № 1389-р Калужская область освобождена от применения мер ответственности, предусмотренных Постановлением № 999;

· Московская область. Размер штрафных санкций – 20,9 млн рублей. Штраф в полном объеме перечислен в федеральный бюджет в июне 2019 года;

· Республика Тыва. Размер штрафных санкций – 18,3 млн рублей. Минспорт России[16] предупредил Главу Республики о применении штрафных санкций за недостижение показателей результативности использования субсидии. Правительство Республики Тыва [17] сообщило Минспорту России о приостановке работ на объекте в зимнее время в связи с сильными морозами и о безусловном вводе объекта в декабре 2019 года. Минспортом России принято решение штрафные санкции с субъекта Российской Федерации не взимать;

· Республика Мордовия. Размер штрафных санкций – 58,0 млн рублей. Минспортом России направлено письмо [18] Главе Республики Мордовия В.Д.Волкову об оплате в срок до 1 июня 2019 года суммы 58,0 млн рублей штрафных санкций. Республикой Мордовия штраф не оплачен. Минспортом России направлено в Федеральное казначейство письмо [19] о принудительном взыскании штрафа.

Минспортом России ненадлежащим образом осуществлялся контроль за соблюдением высшими органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации – получателями субсидий условий предоставления субсидии и других обязательств, предусмотренных соглашениями о предоставлении субсидии бюджету субъекта Российской Федерации из федерального бюджета.

В нарушение пункта 4.3.4 соглашений о предоставлении субсидии бюджету субъекта Российской Федерации из федерального бюджета четыре субъекта Российской Федерации [20] не обеспечили выполнение графика мероприятий по проектированию и строительству объектов капитального строительства, установленного приложением № 6 к соглашениям. В связи с чем в 2017–2018 годах не введены в эксплуатацию четыре региональных спортивных объекта, затраты на которые за счет средств федерального бюджета составили 2 061,6 млн рублей.

При этом до настоящего времени не завершено строительство двух объектов собственности субъектов Российской Федерации, на которые были выделены субсидии из федерального бюджета в сумме 1 167,7 млн рублей: Универсальный зал в г. Саранске (Республика Мордовия) и Спортивно-культурный центр, пгт Каа-Хем, Кызылский кожуун (Республика Тыва).

Кроме перечисленных выше объектов региональной (муниципальной) собственности в 2017–2018 годах были выделены средства федерального бюджета на строительство и реконструкцию инфраструктуры региональных спортивно-тренировочных центров государственной собственности субъектов Российской Федерации (муниципальной собственности), предусмотренных ФЦП.

Так, в 2017 году субъектам Российской Федерации на строительство 13 региональных спортивно-тренировочных центров из федерального бюджета выделено 1 201,4 млн рублей. Кассовые расходы составили 87,7 %, или 1 053,7 млн рублей.

В 2017 году в эксплуатацию введены пять объектов региональной (муниципальной) собственности.

В 2018 году на строительство 15 региональных спортивно-тренировочных центров субъектам Российской Федерации из федерального бюджета выделено 1 221,5 млн рублей. Кассовые расходы составили 1 101,9 млн рублей, или 90,2 %.

Из шести спортивно-тренировочных центров региональной (муниципальной) собственности, законченных строительством в 2018 году, в указанном году разрешение на ввод в эксплуатацию получены по пяти объектам и в отношении одного объекта – в 2019 году.

В части расходов на закупку искусственных покрытий для футбольных полей для спортивных школ и спортивного оборудования для спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва

В 2017 году Минспортом России заключены соглашения с 25 субъектами Российской Федерации о предоставлении субсидий на приобретение искусственных покрытий для футбольных полей для спортивных школ в сумме 280,0 млн рублей. Поставлено 26 комплектов искусственных покрытий для футбольных полей в спортивные школы. Исполнение бюджетных назначений по указанному направлению составило 270,0 млн рублей, или 96,23 %.

В 2018 году Минспортом России заключены соглашения с 29 субъектами Российской Федерации в сумме 272,0 млн рублей. Поставлено 29 комплектов искусственных покрытий для футбольных полей для спортивных детско-юношеских школ в соответствии с соглашениями о предоставлении субсидий. Исполнение бюджетных назначений по указанному направлению составило 257,6 млн рублей, или 94,7 %.

Кроме того, в 2017 году 28 субъектам Российской Федерации предоставлены субсидии на приобретение спортивного оборудования на общую сумму 505,0 млн рублей. Поставлено спортивное оборудование для 105 спортивных детско-юношеских школ и училищ олимпийского резерва. Исполнение бюджетных назначений по указанному направлению составило 504,6 млн рублей, или 99,91 %.

В 2018 году субсидии из федерального бюджета предоставлены 27 субъектам Российской Федерации на общую сумму 355,0 млн рублей. Поставлены комплекты спортивного оборудования для 94 спортивных детско-юношеских школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва. Исполнение бюджетных назначений по указанному направлению составило 354,4 млн рублей, или 99,8 %.

Причиной образования неиспользованных остатков средств федерального бюджета является экономия, возникшая вследствие снижения цены по результатам аукционов и конкурсов.

В части средств федерального бюджета, предоставленных бюджетам субъектов Российской Федерации на адресную финансовую поддержку спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации

Субсидии на адресную финансовую поддержку спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации, выделяются согласно Правилам [21], являющимся приложением № 10 к ГП-13.

Субсидии предоставлялись в 2017 году в целях софинансирования расходных обязательств субъектов Российской Федерации по:

· проведению тренировочных мероприятий по базовым олимпийским, паралимпийским и сурдлимпийским видам спорта;

· обеспечению питания и проживания спортсменов при проведении первенств России;

· повышению квалификации и переподготовке специалистов в сфере физической культуры и спорта;

· по приобретению спортивно-технологического оборудования, инвентаря и экипировки.

В 2018 году субсидии предоставлялись в целях софинансирования расходных обязательств субъектов Российской Федерации, связанных с:

а) финансовым обеспечением организаций, осуществляющих спортивную подготовку, на реализацию программ по спортивной подготовке в соответствии с федеральными стандартами спортивной подготовки по базовым олимпийским, паралимпийским и сурдлимпийским видам спорта;

б) повышением квалификации и переподготовкой специалистов в сфере физической культуры и спорта;

в) приобретением автомобилей, не являющихся легковыми, массой более 3500 кг и с числом посадочных мест (без учета водительского места) более 8;

г) осуществлением в соответствии с порядком , утвержденным Минспорта России, поддержки одаренных спортсменов, занимающихся в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, и образовательных организациях, реализующих федеральные стандарты спортивной подготовки.

Следует отметить, что Президентом Российской Федерации было поручено [22] Правительству Российской Федерации утвердить порядок для выделения средств федерального бюджета Российской Федерации для осуществления грантовой поддержки одаренных спортсменов, занимающихся в организациях спортивной подготовки и образовательных организациях, реализующих федеральные стандарты спортивной подготовки, в том числе за счет сокращения неэффективного финансирования профессионального спорта.

Вместе с тем постановление, утверждающее вышеуказанный порядок, выпущено не было, а Минспортом России был утвержден соответствующий приказ [23], которым утвержден Порядок поддержки одаренных спортсменов, занимающихся в организациях, осуществляющих спортивную подготовку, и образовательных организациях, реализующих федеральные стандарты спортивной подготовки. Указанный порядок был направлен Минспортом России [24] в адрес органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области физической культуры и спорта.

Указанная субсидия предоставляется на основании соглашения между Минспортом России и высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации о предоставлении субсидии (далее – Соглашение).

Согласно пункту 3 Правил критериями отбора субъектов Российской Федерации для предоставления субсидии в 2018 году являлись:

а) наличие на территории субъекта Российской Федерации спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации по базовым видам спорта;

б) представление субъектами Российской Федерации в Минспорт России государственных программ субъектов Российской Федерации или подпрограмм государственных программ субъектов Российской Федерации, соответствующих целям, задачам, целевым показателям и индикаторам Госпрограммы.

В нарушение требований подпункта «б» пункта 3 Правил при отборе субъектов для предоставления субсидий Минспортом России была отобрана Республика Татарстан, в государственной программе которой отсутствовали целевые показатели, предусмотренные Госпрограммой.

Соглашение о предоставлении субсидии бюджету Республики Татарстан из федерального бюджета в сумме 14,5 млн рублей было заключено 1 февраля 2018 г. № 777-08-2018-016.

Минспорт России согласно пункту 18 Правил проводит оценку эффективности использования субъектами Российской Федерации субсидий, предоставленных из федерального бюджета на адресную финансовую поддержку спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации.

Согласно протоколам оценки эффективности предоставления субсидий: в 2017 году не достигли плановых показателей результативности предоставления субсидий четыре субъекта Российской Федерации из 70 субъектов [25], или 5,7 %, в 2018 году – 11 субъектов Российской Федерации, из 48 субъектов [26], или 22,9 %.

По итогам проведенной оценки эффективности руководителям субъектов Российской Федерации, допустившим нарушения условий заключенных соглашений, направлены письма за подписью Министра спорта Российской Федерации П.А.Колобкова, с уведомлением размера средств субсидий, подлежащих возврату в федеральный бюджет.

Пунктом 16 Правил № 999 установлено, что в случае нарушения обязательств, предусмотренных Соглашением, перечисление субсидий, в федеральный бюджет осуществляется до 1 июня 2019 года.

При этом Псковская область, не обеспечившая выполнение обязательств по достижению значений показателей использования субсидий за 2018 год, не перечислила средства в сумме 453,21 тыс. рублей в федеральный бюджет до 1 июня 2019 года.

Кроме того, в нарушение пункта 20 Правил формирования, предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, утвержденных Постановлением № 999, Минспорт России направил [27] в Минфин России информацию о неисполнении требований администрацией Псковской области по возврату средств в федеральный бюджет в связи с нарушением в 2018 году обязательств по достижению показателей результативности использования субсидии (нарушение срока на 34 рабочих дня).

Минспортом России ненадлежащим образом осуществлялся контроль [28] за соблюдением высшими органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (получателями субсидий) условий предоставления субсидии и других обязательств, предусмотренных соглашениями о предоставлении субсидии бюджету субъекта Российской Федерации из федерального бюджета.

В нарушение пункта 4.3.5 соглашений [29] 20 субъектов Российской Федерации – получатели субсидии [30] не разместили указанные отчеты в ГИИС «Электронный бюджет».

В части средств федерального бюджета, предоставленных подведомственным Минспорту России учреждениям в рамках части II Единого календарного плана межрегиональных, всероссийских и международных физкультурных мероприятий и спортивных мероприятий.

ФГАУ «Управление спортмероприятий» является некоммерческой организацией, созданной Российской Федерацией для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти в сфере физической культуры.

Анализ отчетов об эффективности использования субсидии из федерального бюджета на выполнение государственного задания и отчетов о проведении международных спортивных мероприятий в соответствии с Единым календарным планом (далее – ЕКП) за 2017–2018 годы показал, что учреждением в проверяемый период было организовано и проведено 220 официальных спортивных мероприятий, из них в 2017 году – 119 мероприятий (29 мероприятий с участием спортивного резерва), в 2018 году – 111 мероприятий (24 мероприятия с участием спортивного резерва) (в 2016 году – 105/20 мероприятий).

Анализ фактических расходов ФГАУ «Управление спортмероприятий» по организации и проведению официальных международных спортивных мероприятий в соответствии с ЕКП показал, что в 2017 году указанные расходы составили 101,5 млн рублей и уменьшились по сравнению с 2016 годом (129,0 млн рублей) при увеличении количества проведенных мероприятий в 2017 году – 29 (в 2016 году – 20). В 2018 году указанные расходы выросли по сравнению с 2017 годом в 1,6 раза и составили 163,9 млн рублей при уменьшении проведенных мероприятий в 2018 году до 24 (в 2017 году – 29).

Общее количество участников официальных спортивных мероприятий с участием спортивного резерва в 2017 году составило 6 644 человек, в 2018 году – 8 731 человек.

Из общего числа участников официальных спортивных мероприятий с участием спортивного резерва в 2017 году количество участников спортивной сборной Российской Федерации (спортивный резерв) составило 855, или 12,8 % от общего количества участников, в том числе количество спортсменов – 672 человека. В 2018 году – 953 человека, или 10,9 % от общего количества участников, в том числе количество спортсменов – 694 человека.

Общее количество медалей, завоеванных спортсменами Российской Федерации, относящимися к спортивному резерву (юниоры и юниорки, юноши и девушки) за 2017–2018 годы практически не изменилось и составило в 2017 году 262 медали (89 золотых медалей), в 2018 году – 263 медали (123 золотые медали).

ФГБУ «ЦСП» является федеральным государственным бюджетным учреждением, специализирующимся в области спортивной подготовки спортивных сборных команд Российской Федерации.

Финансовое обеспечение ФГБУ «ЦСП» в 2017–2018 годах осуществлялось за счет субсидии [31] на выполнение государственного (муниципального) задания и на иные цели в соответствии с заключенными с Минспортом России соглашениями.

Проверка показала, что в государственных заданиях [32] на 2018 год и плановый период 2019–2020 годов в разделе 3.2 «Показатели, характеризующие объем работ» раздела 3 по работе «Организация мероприятий по научно-методическому обеспечению спортивных сборных команд» отсутствуют наименование показателя и его код в соответствии с Общероссийским классификатором единиц измерения [33].

Анализ отчета об исполнении государственного задания № 777-00033-17-04/01 1) показал, что в указанном отчете в разделе не заполнены показатели объема работ «Организация мероприятий по подготовке спортивных сборных команд» (раздел 4 отчета об исполнении).

В сформированном ФГБУ «ЦСП» отчете о выполнении государственного задания № 777-00033-17-04/11) на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов от 29 декабря 2017 г. отсутствует [34] детализация по показателям объема работ: значение графы 7 «Наименования показателя» сформировано в общем количестве мероприятий – 1 613 штук, что не позволяет осуществить контроль за выполнением показателей по конкретным мероприятиям.

Так, государственным (муниципальным) заданием от 18 октября 2017 г. № 777-00033-17-04/011) раздел 4 по работе «Организация мероприятий по подготовке спортивных сборных команд» формы 3.2 «Показатели, характеризующие объем работ» утверждены следующие показатели объема работ:

· обеспечение подготовки спортивных сборных команд Российской Федерации спортсменов-инвалидов (проведение тренировочных мероприятий) – 239 штук;

· материально-техническое обеспечение спортивных сборных команд Российской Федерации в части обеспечения спортивной экипировкой (общего назначения) – 56 штук;

· материально-техническое обеспечение спортивных сборных команд Российской Федерации в части обеспечения спортивной экипировкой (специального назначения) – 5 штук;

· организация и проведение мероприятий, включенных ЕКП – 1 312 штук;

· приобретение спортивного оборудования и инвентаря – 1 штука.

В 2017 году ФГБУ «ЦСП» Минспортом России доведены бюджетные ассигнования на финансирование 3 507 мероприятий ЕКП в сумме 2 147,5 млн рублей. Плановое количество участников указанных мероприятий составило 219 122 человека. В 2018 году ФГБУ «ЦСП» было утверждено финансирование 3 264 мероприятий ЕКП в сумме 1 858,8 млн рублей. Плановое количество участников указанных мероприятий составило 216 465 человек

Фактическое финансирование мероприятий в 2017 году составило 1 889,2 млн рублей, или 88,0 % от предусмотренных объемов, в 2018 году – 1 627,1 млн рублей, или 87,5 %. При этом количество мероприятий в 2018 году по сравнению с 2017 годом выросло на 243, а плановое количество участников снизилось на 2 657 человек.

Информация об общем фактическом количестве участников тренировочных и спортивных мероприятий ЕКП, а также в разрезе участников (спортсмены, тренеры, судьи и иные специалисты) в ФГБУ «ЦСП» отсутствует, аналитический учет не ведется.

В ходе контрольного мероприятия установлено, что в 2018 году оплата расходов спортивных сборов и тренировочных мероприятий спортивных сборных команд по видам спорта в рамках реализации ЕКП осуществлялась не только путем безналичных расчетов с контрагентами по заключенным контрактам, но и путем выдачи наличных денежных средств подотчет из кассы учреждения.

Оплата расходов спортивных сборов и тренировочных мероприятий спортивных сборных команд по видам спорта путем выдачи наличных денежных средств из кассы учреждения осуществлялась на основании 28 приказов директора ФГБУ «ЦСП» А.М.Кравцова [35].

В соответствии с указанными приказами ФГБУ «ЦСП» было запланировано профинансировать участие в тренировочных мероприятиях 780 человек на общую сумму 29,1 млн рублей. Фактически профинансировано участие в тренировочных мероприятиях 754 человек на общую сумму 26,0 млн рублей. Согласно указанным приказам за счет экономии средств по исполнению плана финансово-хозяйственной деятельности учреждения на сумму 10,9 млн рублей нормы на проживание были увеличены с 1,0 тыс. рублей до 2,0 тыс. рублей.

Согласно требованиям статьи 7 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Федеральный закон № 402-ФЗ) ведение бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета организуются руководителем экономического субъекта.

В соответствии с приказами ФГБУ «ЦСП» «Об утверждении учетной политики» [36] (пункт 2.2) обязанность ведения бухгалтерского учета возложена на бухгалтерскую службу ФГБУ «ЦСП», возглавляемую главным бухгалтером. Согласно пункту 2.1 учетной политики ответственность за организацию бухгалтерского учета и хранение документов бухгалтерского учета несет директор ФГБУ «ЦСП».

Проверка показала, что директором ФГБУ «ЦСП» А.М.Кравцовым организация бухгалтерского учета в бюджетном учреждении обеспечена ненадлежащим образом.

1) В нарушение требований пунктов 1 и 3 статьи 9 Федерального закона. № 402-ФЗ, в соответствии с которыми каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом, должностными лицами ФГБУ «ЦСП» произведено оформление авансовых отчетов, на основании не имевших места фактов хозяйственной жизни на сумму 22,6 млн рублей.

Так, авансовые отчеты оформлялись до окончания проведения тренировочных мероприятий, вторые страницы авансовых отчетов, где отражаются фактически произведенные расходы, заполнялись раньше, чем были произведены расходы.

2) В нарушение требования абзаца 2 пункта 6.3 [37] Указаний Банка России № 3210-У [38] расходы подотчетных лиц – сотрудников ФГБУ «ЦСП» на проведение тренировочных мероприятий не подтверждены авансовыми отчетами на сумму 7,2 млн рублей.

3) В нарушение Методических указаний [39] бухгалтерией ФГБУ «ЦСП» приняты к учету по авансовому отчету № 0000053 от 9 ноября 2018 г. расходы, не подтвержденные первичными документами. Так, отсутствуют документы (договор, акт, кассовый чек), подтверждающие проживание и питание участника тренировочного мероприятия на сумму 28,37 тыс. рублей.

4) В нарушение требования абзаца 2 пункта 6.1 [40] Указаний Банка России№ 3210-У кассиром ФГБУ «ЦСП» при выдаче наличных денежных средств по расходным кассовым ордерам от 16 ноября 2018 г. №№ 279, 280 и 281 на общую сумму 3,7 млн рублей не проведена идентификация получателя наличных денег (в расходных кассовых ордерах содержатся недостоверные паспортные данные лица, осуществившего получение денежных средств).

В части средств федерального бюджета, направленных на научно-методическое обеспечение системы подготовки спортивного резерва

Современное понимание научно-методического обеспечения подготовки спортивного резерва включает следующие основные направления:

· научно-исследовательская деятельность по оптимизации тренировочного процесса;

· мониторинг эффективности спортивной подготовки и оказание научно-методической, медико-биологической и медицинской помощи по осуществлению спортивной подготовки (далее – мероприятия по НМО).

Финансирование мероприятий по НМО, включая подготовку спортивного резерва, в рамках Госпрограммы осуществляется по основным мероприятиям 2.5 «Научно-методическое и информационно-аналитическое обеспечение подготовки спортсменов высокого класса, спортивных сборных команд Российской Федерации и спортивного резерва» (далее – мероприятие 2.5) и 2.6 «Организация и проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в сфере спорта высших достижений» » (далее – мероприятие 2.6).

По основному мероприятию 2.5 выделялись бюджетные ассигнования в рамках выполнения государственного задания для ФГБУ «ЦСП» в 2017 году в сумме 174,7 млн рублей и 2018 году – 174,8 млн рублей.

По основному мероприятию 2.6 ГП-13 предусмотрены средства в 2017 году в сумме 217,9 млн рублей и 2018 году – 218,8 млн рублей. При этом научно-исследовательские работы (НИР) в области подготовки спортивного резерва выполнялись по заказу Минспорта России только в 2017 году в рамках выделенных средств в объеме 8,9 млн рублей, или 4,1 % общего объема средств, предусмотренных на реализацию мероприятия 2.6. Результаты научно-исследовательских работ (НИР) были востребованы в текущей деятельности Минспорта России, что подтверждается данными из Единой государственной информационной системы учета научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения (ЕГИСУ НИОКТР). В 2018 году Минспортом России НИР в области подготовки спортивного резерва не проводились.

При этом проверка показала, что финансирование Минспортом России научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области подготовки спортивного резерва осуществлялось в недостаточных объемах (по остаточному принципу).

Кроме того, подведомственными Минспорту России образовательными организациями высшего образования и научными организациями в рамках государственного задания в 2017–2018 годах выполнены НИР по вопросам совершенствования подготовки спортивного резерва (в 2017 году – семь НИР, расходы на которые произведены в сумме 42,1 млн рублей, в 2018 году – шесть НИР на сумму 32,6 млн рублей).

Указанные НИР производились шестью подведомственными Минспорту России образовательными организациями высшего образования и научными организациями [41].

Для дальнейшего совершенствования научно-исследовательской, экспериментальной и инновационной деятельности в системе подготовки спортивного резерва необходимо проводить дальнейшую работу по вовлечению научного потенциала образовательных организаций высшего образования, подведомственных Минспорту России. В связи с чем, по мнению Счетной палаты Российской Федерации, целесообразно из комплекса основных мероприятий подпрограммы 2 «Развитие спорта высших достижений и системы подготовки спортивного резерва» ГП-13 выделить в отдельное мероприятие научно-исследовательскую работу и научно-методическое обеспечение подготовки спортсменов спортивного резерва.

Для сбора и анализа входящей информации НМО в ФГБУ «ЦСП» был организован Аналитический центр, основными задачами которого являются:

· сбор информации по каждому спортсмену, находящемуся на централизованной подготовке;

· разработка методик обработки получаемого материала с одновременным поиском и обучением достаточного количества специалистов, владеющих навыками работы с современной научной аппаратурой и обладающих необходимыми современными знаниями по всем 98 спортивным дисциплинам.

Анализ деятельности Аналитического центра показал, что в первую очередь проводится обследование спортсменов спортивных сборных команд России основного состава. Молодежные, юношеские и юниорские команды проходят тестирование лишь при наличии у учреждения остатка субсидии на выполнение государственного (муниципального) задания, что не обеспечивает преемственность технологии спортивной подготовки и подготовленности спортивного резерва при переходе спортсменов в основной состав спортивных сборных команд России, и как следствие, ведет к снижению точности оценки динамики функционального состояния спортсменов и спортивных результатов.

Кроме того, вследствие ежегодно увеличивающегося количества спортсменов, участвующих в комплексных мероприятиях, проведения постоянной работы по совершенствованию содержания программ обследований различных видов спорта на современном технологически сложном оборудовании с последующей интерпретацией данных необходимы специалисты, имеющие уникальный профиль подготовленности, для которых требуются разработка и внедрение новых образовательных программ в высших учебных заведениях Российской Федерации.

В целях внедрения в тренировочный процесс новейших методик оценки функционального состояния спортсменов спортивного резерва и осуществления научно-методического обеспечения, необходимо в рамках ГП-13 предусмотреть мероприятия по созданию центра тестирования спортсменов сборных команд Российской Федерации и спортивного резерва с соответствующим финансированием в рамках государственного задания (лабораторные комплексы на базе федеральных спортивно-тренировочных центров, подведомственных Минспорту России, с единым центром обработки данных в Аналитическом центре).

Указанные мероприятия позволят решить задачу внедрения передовых научных разработок в области подготовки молодежных, юношеских и юниорских спортивных сборных команд по видам спорта и спортивного резерва.

В соответствии с приказом Минспорта России от 30 сентября 2015 г. № 914 [42], согласно которому Минспорт России осуществляет методическое обеспечение и координацию деятельности федеральных экспериментальных (инновационных) площадок (далее – ФЭП).

В целях совершенствования системы отбора спортивно одаренных детей разрабатываются механизмы отбора и перевода одаренных детей в организации, осуществляющие спортивную подготовку. Для достижения указанных целей должны быть максимально задействованы все возможности для привлечения в спорт талантливых детей со спортивно-оздоровительного этапа спортивной подготовки, из системы дополнительного образования, в том числе по результатам выполнения нормативов комплекса ГТО. В региональных центрах спортивной подготовки в субъектах Российской Федерации создаются структурные подразделения, отвечающие за индивидуальный отбор спортивно одаренных детей, в том числе детей с ограниченными возможностями здоровья.

Работа по формированию эффективной системы отбора уже начата в рамках федеральных экспериментальных площадок, а также на основании соглашения с Образовательным центром «Сириус».

В 2017–2018 годах были сформированы и утверждены всего 15 ФЭП (в 10 субъектах Российской Федерации и Сибирском федеральном округе). В рамках федеральной экспериментальной площадки по проекту «СТАНЬ ЧЕМПИОНОМ» в 8 субъектах Российской Федерации [43] ведется работа по созданию общероссийской модели отбора спортивно одаренных детей.

При этом в части субъектов Российской Федерации недостаточно активно реализуется практика признания субъектов отрасли физической культуры и спорта региональными экспериментальными (инновационными) площадками и неэффективно организована система управления инновационной деятельностью в области физической культуры и спорта.

Субъектам Российской Федерации рекомендуется провести следующие мероприятий по формированию условий для осуществления экспериментальной (инновационной) деятельности в области физической культуры и расширению региональной инновационной инфраструктуры в субъектах Российской Федерации:

· отражение в региональном перечне государственных услуг и работ в сфере физической культуры и спорта, а также в перечнях муниципальных услуг и работ в сфере физической культуры и спорта работы по осуществлению экспериментальной и инновационной деятельности;

· доведение до организаций, действующих на территории субъекта Российской Федерации и признанных экспериментальными (инновационными) площадками, государственного (муниципального) задания на выполнение работ по осуществлению экспериментальной и инновационной деятельности;

В ходе контрольного мероприятия проведен комплексный анализ критериев оценки, характеризующих динамику результативности подготовки спортивного резерва, а именно оценка динамики соотношения:

· количества спортсменов, включенных в списки кандидатов в спортивные сборные команды Российской Федерации, в общем количестве спортсменов, занимающихся по системе подготовки спортивного резерва;

· количества спортсменов, которым были присвоены 1 спортивный разряд, кандидат в мастера спорта, в общем количестве лиц, занимающихся в системе спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва;

· численности спортсменов сборных команд России, занявших призовые места на международных соревнованиях, в общем количестве спортсменов сборных команд России.

Результаты оценки показали следующее.

В проверяемом периоде сложилась положительная динамика численности спортсменов, ставших кандидатами для зачисления в спортивные сборные команды России.

Так, в 2016 году из 3 269,3 тыс. человек, занимающихся в системе подготовки спортивного резерва, в списки кандидатов в спортивные сборные команды России были зачислены 18,8 тыс. спортсменов. В 2017 году из 3 290,6 тыс. человек было зачислено 19,1 тыс. спортсменов и в 2018 году из 3 232,6 тыс. человек зачислено 19,3 тыс. человек [44].

Доля спортсменов, включенных в списки кандидатов в спортивные сборные команды России, в общем количестве занимающихся в организациях, осуществляющих подготовку спортивного резерва, в 2016 году составила 0,58 %, в 2017 и 2018 годах – 0,58 и 0,6 % соответственно.

В проверяемом периоде наблюдался рост численности спортсменов, занимающихся в системе спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва, которым были присвоены спортивные разряды и спортивные звания. Доля спортсменов, которым были присвоены спортивные разряды и звания в 2017 и 2018 годах, составила 10,7 и 11,1 % соответственно.

Так, общая численность занимающихся в системе спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва в 2017 году составила 521,1 тыс. человек, в 2018 году – 682,5 тыс. человек.

При этом 1-й спортивный разряд в 2017 и 2018 годах присвоен 5 % и 5,3 % учащихся соответственно.

Спортивный разряд кандидат в мастера спорта и спортивное звание мастер спорта получили в 2017 и 2018 годах соответственно 4,3 и 1,4 % учащихся школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва.

В 2018 году по сравнению с предыдущим периодом произошло заметное ухудшение результатов выступлений спортивных сборных команд России. Снижение результата в медальном зачете составило 24,2 %.

Так, в 2017 году в международных спортивных соревнованиях, включая чемпионаты и кубки мира, чемпионаты и кубки Европы, участие приняли 11,9 тыс. спортсменов сборных команд России, из которых призовые места завоевали 6,6 % участников соревнований. В 2018 году из 12,7 тыс. участников международных соревнованиях призовые места завоевали только 5 % спортсменов сборных команд России.

Если сравнивать результативность по общему количеству полученных медалей по итогам чемпионатов мира, то спортсмены сборных команд России в 2017 году выиграли на 22 медали больше, чем в 2018 году. В 2017 году из 66 медалей российские спортсмены завоевали 17 золотых, 24 серебряных и 25 бронзовых, а в 2018 году 48 медалей – 17 золотых, 12 серебряных и 19 бронзовых.

Комплексный анализ критериев оценки, характеризующих динамику результативности подготовки спортивного резерва, показал следующее.

Система подготовки спортивного резерва не обеспечивает решение задач, направленных на увеличение числа перспективных спортсменов, способных претендовать на завоевание золотых медалей, что снижает эффективность использования средств федерального бюджета.

Кроме того, отсутствие комплексных программ развития системы спортивного резерва создает риски потери уровня подготовки спортсменов сборных команд Российской Федерации.

9. Возражения или замечания руководителей объектов контрольного мероприятия на результаты контрольного мероприятия отсутствуют.

10. Выводы

10.1. Оценка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных на создание инфраструктуры спорта высших достижений показала следующее.

10.1.1. Анализ нормативно-правовой базы, а также анализ использования средств федерального бюджета на строительство объектов инфраструктуры федеральных спортивно-тренировочных центров показал следующее.

В 2017–2018 годах Правительством Российской Федерации созданы предпосылки недостижения цели Стратегии развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года в части повышения конкурентоспособности российского спорта на международной арене.

В результате изменений показателей ФЦП уменьшено количество объектов, для которых предусмотрена подготовка проектно-сметной документации, в 2017 и 2018 годах с 13 до 11 объектов и с 7 до 3 объектов соответственно. А также сокращен перечень объектов, строительство и реконструкцию которых планировалось провести – в 2017 году с 16 до 15 объектов и в 2018 году с 20 до 9 объектов.

В 2017–2018 годах обеспеченность в бюджетных инвестициях была удовлетворена на 51,3 %. Сокращение бюджетных расходов в 2017 и 2018 годах привело к корректировке перечня мероприятий ФЦП и объектов строительства. Так, 5 объектов были исключены из ФЦП и ФАИП, по 9 объектам – строительство перенесено на более поздние сроки – от 1 года до 4 лет.

10.1.2. Сокращение на 49 % бюджетных расходов в 2017 и 2018 годах, направленных на создание объектов спортивно-тренировочных центров, привело к снижению темпов развития инфраструктуры подготовки спортивных команд Российской Федерации, а также к корректировке показателей ФЦП, отражающих степень развития материально-технической базы спорта высших достижений.

Обеспеченность спортсменов сборных команд Российской Федерации по соответствующим видам спорта тренировочной инфраструктурой в составе спортивно-тренировочных центров в 2020 году должна составить 88,7 %, что на 11,3 процентного пункта ниже первоначально установленного значения (100 %). Обеспеченность спортсменов сборных команд России тренировочной инфраструктурой в составе спортивно-тренировочных центров в условиях среднегорья и Черноморского побережья – на уровне 59,6 %, что на 40 процентных пунктов ниже первоначально установленного значения (100 %).

В результате снижения темпов инфраструктурного развития федеральных спортивно-тренировочных центров возникает риск невыполнения основных задач, поставленных Стратегией развития физической культуры и спорта в Российской Федерации на период до 2020 года, по совершенствованию подготовки спортсменов высокого класса и спортивного резерва для повышения конкурентоспособности российского спорта на международной спортивной арене.

10.1.3. Оценка степени удовлетворенности качеством услуг федеральных спортивно-тренировочных центров подготовки спортивных сборных команд России выявила факторы, снижающие степень удовлетворенности качеством услуг федеральных спортивно-тренировочных центров, в том числе в части материально-технического обеспечения, бытового обслуживания членов спортивных сборных команд, обеспечения питанием членов спортивных сборных команд, медицинского обслуживания и транспортной доступности.

Результаты проведенного анкетирования выявили необходимость проведения Минспортом России комплексного обследования федеральных спортивно-тренировочных центров на предмет повышения качества условий проведения тренировочных мероприятий спортивных сборных команд России и подготовки программ развития указанных центров.

10.2. Оценка эффективности использования средств федерального бюджета, направленных на развитие системы подготовки спортивного резерва показала следующее.

10.2.1. В 2017–2018 годах планирование расходов федерального бюджета на финансирование капитальных вложений, связанных с созданием региональной инфраструктуры спортивных объектов, используемых на этапах подготовки спортивного резерва, осуществлялось без учета заявленной потребности.

Из федерального бюджета на строительство 45 региональных спортивно-тренировочных центров по поручениям Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также по объектам, включенным в ФЦП, в 2017–2018 годах было выделено 8 766,1 млн рублей, что составляет 46,3 % заявленного объема.

10.2.2. Комплексный анализ критериев оценки, характеризующих динамику результативности подготовки спортивного резерва [45] показал следующее.

Система подготовки спортивного резерва не обеспечивает решение задач, направленных на увеличение числа перспективных спортсменов, способных претендовать на завоевание золотых медалей, что снижает эффективность использования средств федерального бюджета. Отсутствие комплексных программ развития системы спортивного резерва создает риски потери уровня подготовки спортсменов сборных команд Российской Федерации.

10.3. Кроме того в результате проведенного контрольного мероприятия выявлено:

10.3.1. Фактические расходы федерального бюджета на реализацию мероприятий ФЦП в 2017–2018 годах составили 7 169,9 млн рублей (или 92,4 % бюджетных назначений). При этом кассовое исполнение в 2017 году составило 4 377,5 млн рублей (95,1 % бюджетных назначений) и в 2018 году – 2 792,4 млн рублей (88,5 % бюджетных назначений).

10.3.2. В 2017–2018 годах реализация мероприятий ФЦП по строительству и реконструкции федеральных спортивно-тренировочных центров и спортивных баз образовательных учреждений Минспорта России для подготовки спортсменов спортивных сборных команд России осуществлялась Дирекцией Программы на основании заключенных с Минспортом России соглашений о передаче полномочий от 27 января 2017 г. № 6 и от 3 апреля 2018 г. № 777-12-2018-001 с объемом бюджетных назначений 8 557,0 млн рублей и 3 377,3 млн рублей соответственно.

Анализ деятельности Дирекции Программы, осуществлявшей в 2017–2018 годах реализацию мероприятий ФЦП по строительству и реконструкции федеральных спортивно-тренировочных центров и спортивных баз образовательных учреждений Минспорта России, выявил ряд недостатков.

10.3.3. В нарушение пункта 2.4.8 Соглашения от 27 января 2017 г. № 6, согласно которому Дирекция Программы обязана обеспечить своевременную передачу затрат по незавершенному строительству и затрат по объектам, законченным строительством и подготовленным к эксплуатации, с баланса Дирекции Программы на балансы эксплуатирующих организаций, Дирекция Программы не обеспечила своевременную передачу затрат по объектам, законченным строительством и подготовленным к эксплуатации, с баланса предприятия на балансы эксплуатирующих организаций.

Так, не были переданы на баланс учреждения, подведомственного Минспорту России, затраты в сумме 684,6 млн рублей по объекту «Реконструкция объектов спортивной базы в г. Кисловодске. 3 этап «Нижняя база», строительство которого завершено. Согласно акту выполненных работ строительство объекта завершено 9 января 2018 года, а затраты не переданы до настоящего времени.

10.3.4. Анализ положений Стратегии и Госпрограммы показал несбалансированность целевых показателей и их значений, установленных Стратегией и ГП-13.

10.3.5. В 2017–2018 годах субсидии на адресную финансовую поддержку спортивных организаций, осуществляющих подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации, выделены в размере 1 332,28 млн рублей, кассовое исполнение составило 1 330,63 млн рублей (или 99,8 %).

10.3.6. В нарушение требований подпункта «б» пункта 3 Правил Минспортом России была отобрана Республика Татарстан, в государственной программе которой отсутствовали целевые показатели, предусмотренные государственной программой Российской Федерации.

Соглашение о предоставлении субсидии бюджету Республики Татарстан из федерального бюджета в сумме 14,5 млн рублей было заключено 1 февраля 2018 г. № 777-08-2018-016.

10.3.7. В нарушение пункта 20 Правил формирования, предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, утвержденных Постановлением № 999, Минспорт России направил в Минфин России информацию о неисполнении Псковской областью требований по возврату средств администрацией Псковской области в федеральный бюджет в связи с нарушением в 2018 году обязательств по достижению показателей результативности использования субсидии (нарушение срока на 34 рабочих дня).

10.3.8. Минспортом России ненадлежащим образом осуществлялся контроль за соблюдением высшими органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (получателями субсидий) условий предоставления субсидии и других обязательств, предусмотренный пунктом 4.1.2 соответствующих соглашений о предоставлении субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета за 2018 год.

Так, в нарушение пункта 4.3.5 соглашений 20 субъектов Российской Федерации – получателей субсидии [46] не разместили указанные отчеты в ГИИС «Электронный бюджет».

Кроме того, в нарушение пункта 4.3.4 соглашений о предоставлении субсидии бюджету субъекта Российской Федерации из федерального бюджета четыре субъекта Российской Федерации (Карачаево-Черкесская Республика, Республика Тыва, Республика Мордовия и Московская область) не обеспечено выполнение графика мероприятий по проектированию и строительству объектов капитального строительства, установленного приложением № 6 к соглашениям. В связи с чем в 2017–2018 годах не введены в эксплуатацию четыре региональных спортивных объекта, затраты на которые за счет средств федерального бюджета составили 2 061,6 млн рублей.

При этом до настоящего времени не завершено строительство двух объектов собственности субъектов Российской Федерации, на которые были выделены субсидии из федерального бюджета в сумме 1 167,7 млн рублей: Универсальный зал в г. Саранске (Республика Мордовия) и Спортивно-культурный центр, пгт Каа-Хем, Кызылский кожуун (Республика Тыва), что формирует риски неэффективного использования бюджетных средств.

10.3.9. В нарушение пункта 47 Положения № 640, в сформированном ФГБУ «ЦСП» отчете о выполнении государственного задания № 777-00033-17-04/11) на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов от 29 декабря 2017 г. отсутствует детализация по показателям объема работ: значение графы 7 «Наименования показателя» сформировано в общем количестве мероприятий – 1 613 штук, что не позволяет осуществить контроль за выполнением показателей по конкретным мероприятиям.

10.3.10. В ФГБУ «ЦСП» выявлены нарушены требований:

· Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» на сумму 22,6 млн рублей;

· Указаний Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства» на сумму 10,9 млн рублей.

10.3.11. Отсутствие преемственности в технологии контроля спортивной подготовки и подготовленности (в случае осуществления такого контроля) при переходе спортсменов в основной состав спортивных сборных команд России снижается точность оценки динамики спортивных результатов и функционального состояния спортсменов от количественных характеристик тренировочных нагрузок и реакции организма на них.

10.3.12. Вследствие ежегодно увеличивающегося количества спортсменов, участвующих в комплексных мероприятиях, проведения постоянной работы по совершенствованию содержания программ обследований различных видов спорта на современном технологически сложном оборудовании с последующей интерпретацией данных необходимы специалисты, имеющие уникальный профиль подготовленности, для которых требуются разработка и внедрение новых образовательных программ в высших учебных заведениях Российской Федерации.

В целях внедрения в тренировочный процесс новейших методик оценки функционального состояния спортсменов спортивного резерва и осуществления научно-методического обеспечения необходимо в рамках ГП-13 предусмотреть мероприятия по созданию центра тестирования спортсменов сборных команд Российской Федерации и спортивного резерва с соответствующим финансированием в рамках государственного задания (лабораторные комплексы на базе федеральных спортивно-тренировочных центров, подведомственных Минспорту России, с единым центром обработки данных в Аналитическом центре).

Указанные мероприятия позволят решить задачу внедрения передовых научных разработок в области подготовки молодежных, юношеских и юниорских спортивных сборных команд по видам спорта и спортивного резерва.

10.3.13. В ходе контрольного мероприятия установлено, что финансирование Минспорта России научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а также научно-методического обеспечения в области подготовки спортивного резерва осуществлялось в недостаточных объемах.

В связи с чем, по мнению Счетной палаты Российской Федерации, из комплекса основных мероприятий подпрограммы 2 «Развитие спорта высших достижений и системы подготовки спортивного резерва» ГП-13 целесообразно выделить в отдельное мероприятие научно-исследовательскую работу и научно-методическое обеспечение подготовки спортсменов спортивного резерва.

11. Предложения

11.1. Направить представления Министерству спорта Российской Федерации, ФГБУ «Центр спортивной подготовки сборных команд России», ФГУП «Дирекция Программы по развитию физической культуры и спорта».

11.2. Направить информационное письмо в Правительство Российской Федерации.

11.3. Направить отчет о результатах контрольного мероприятия и информацию об итогах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Заместитель Председателя Счетной палаты Российской Федерации Г.С.ИЗОТОВА

ОТЧЕТ
о результатах экспертно-аналитического мероприятия
«Оценка выполнения государственных программ Российской Федерации, реализуемых на территории Дальневосточного федерального округа в целях комплексного решения и всестороннего обеспечения задач опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока, а также влияния на социально-экономическое развитие и исполнение бюджетов Хабаровского края и Еврейской автономной области реализации указанных государственных программ Российской Федерации (с учетом результатов контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, проведенных Счетной палатой Российской Федерации и контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа) в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации

20 декабря 2019 года

1. Основание для проведения экспертно-аналитического мероприятия:
пункт 3.12.0.4 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год.

2. Предмет экспертно-аналитического мероприятия:

законодательное регулирование в сфере опережающего социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа (далее – ДФО), в том числе влияющее на формирование и исполнение федерального бюджета;

порядок формирования, управления и распоряжения средствами федерального бюджета в целях опережающего социально-экономического развития ДФО.

3. Цели экспертно-аналитического мероприятия:

оценка целеполагания и финансового обеспечения задачи опережающего социально-экономического развития ДФО;

оценка влияния государственных программ Российской Федерации
(далее – госпрограммы) на социально-экономическое развитие и исполнение бюджетов Хабаровского края и Еврейской автономной области.

4. Объекты экспертно-аналитического мероприятия:

Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока
и Арктики (г. Москва);

акционерное общество «Корпорация развития Дальнего Востока»
(г. Москва);

автономная некоммерческая организация «Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке» (г. Москва);

автономная некоммерческая организация «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» (г. Москва).

5. Исследуемый период: 2017 – 2018 годы и истекший период 2019 года.

6. Сроки проведения экспертно-аналитического мероприятия: с апреля
по декабрь 2019 года.

7. Результаты экспертно-аналитического мероприятия.

Президентом Российской Федерации в посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации от 1 марта 2018 года и от 20 февраля 2019 года поставлена общенациональная задача выхода всех дальневосточных субъектов Российской Федерации на уровень выше среднероссийского по ключевым социально-экономическим показателям, по качеству жизни людей. А также определена необходимость продолжения активной политики привлечения инвестиций, формирования центров социального и экономического роста на Дальнем Востоке, создания всех условий для увеличения населения дальневосточных регионов.

Также Президентом Российской Федерации дан ряд поручений Правительству Российской Федерации, направленных на системное развитие Дальнего Востока:

1) принять меры по обеспечению к 2025 году роста показателей
социального развития субъектов Российской Федерации, входящих
в состав ДФО, до уровня выше средних значений по Российской Федерации [47];

2) обеспечить приоритетный характер финансирования задач социально-экономического развития Дальнего Востока в рамках реализации госпрограмм[48] и при формировании проекта федерального бюджета на 2020 год
и на плановый период 2021 и 2022 годов и при уточнении госпрограмм обеспечить доведение до уровня не менее 5,5 % расходов инвестиционного характера госпрограмм, направляемых на реализацию мероприятий в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО [49];

3) подготовить совместно с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО, заинтересованными организациями, общественными и деловыми объединениями Национальную программу развития Дальнего Востока на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года (далее – Национальная программа) [50], обратив особое внимание на:

§ синхронизацию мероприятий проекта Национальной программы
с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204
«О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»;

§ синхронизацию мероприятий планов строительства объектов
социальной инфраструктуры в местах реализации инвестиционных проектов государственных корпораций на территории ДФО;

§ определение мероприятий и параметров реализации проекта Национальной программы с учетом данных ранее поручений и принятых решений;

§ определение объемов и источников финансирования мероприятий проекта Национальной программы;

§ ключевые цели и задачи развития ДФО с учетом обеспечения темпов экономического роста, превышающих в полтора раза среднее значение
по Российской Федерации, и повышения качества жизни до уровня
выше среднероссийского, а также остановку миграционного оттока населения.

Во исполнение поручений Президента Российской Федерации Правительством Российской Федерации в исследуемый период осуществлены
следующие основные меры организационного характера:

§ утвержден перечень госпрограмм, в которых должны быть выделены разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФО [51];

§ определены требования к содержанию разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО [52];

§ установлены требования об утверждении в рамках госпрограмм начиная с 2020 года не менее 7,2 % расходов инвестиционного характера, направляемых на реализацию мероприятий в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО[53].

В разработке и реализации мероприятий разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО, выделяемых в структуре госпрограмм, принимают участие 18 федеральных органов исполнительной власти,
11 субъектов Российской Федерации, муниципальные образования, расположенные
на их территориях, а также государственные внебюджетные фонды, государственные корпорации, государственная компания, акционерные общества с государственным участием и иные организации.

Ответственным за социально-экономическое развитие ДФО определено Минвостокразвития России [54].

Результатом мер, принятых Правительством Российской Федерации, институтами развития Дальнего Востока [55] и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, входящих в ДФО, стало улучшение значений отдельных экономических показателей.

За 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года отмечается рост индекса промышленного производства [56]. По итогам 2018 года и девять месяцев 2019 года также отмечается рост реальной среднемесячной начисленной заработной платы работников организаций [57].

Тем не менее в исследуемый период устранение накопленных проблем
и повышение уровня социально-экономического развития в макрорегионе происходит недостаточными темпами. Так, до настоящего времени:

§ не преодолена тенденция сокращения численности населения;

§ не устранено существенное отставание ДФО от среднероссийского уровня по ожидаемой продолжительности жизни;

§ не решены проблемы снижения значительного уровня бедности;

§ не обеспечен устойчивый рост инвестиций в основной капитал в ДФО, темпами выше среднероссийских;

7.1. Оценка целеполагания и финансового обеспечения задачи опережающего социально-экономического развития ДФО

7.1.1. Результаты анализа свидетельствуют, что в настоящее время
не сформирована в полном объеме система стратегического планирования
в отношении ДФО в соответствии с Федеральным законом от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»
(далее – Федеральный закон № 172-ФЗ), что не позволяет осуществить переход
к более высокому качеству управления развитием ДФО.

Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года (далее – Стратегия пространственного развития) [58] не определяет этапы и сроки выхода ДФО на опережающие среднероссийские темпы социально-экономического развития, соответствующий состав целевых показателей.

В Стратегии пространственного развития приведены основные направления опережающего социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, расположенных на Дальнем Востоке, однако, отсутствуют конкретные меры по решению задачи по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации за счет опережающего среднероссийские темпы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, расположенных на территории Дальнего Востока,
и обеспечения устойчивого прироста численности постоянного населения
в указанном макрорегионе [59], что не соответствует части 1 статьи 20 Федерального закона № 172-ФЗ.

Не утвержден Правительством Российской Федерации по состоянию
на 1 ноября 2019 года План реализации Стратегии пространственного развития, содержащий перечень наиболее важных социально значимых мероприятий
и контрольных событий с указанием сроков их исполнения и ответственных исполнителей, несмотря на рекомендации Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации (далее – Совет Федерации) [60].

Не выделен в документах стратегического планирования, разработанных
Минэкономразвития России в рамках целеполагания, в том числе в Стратегии пространственного развития территориальный разрез достижения целей
и показателей указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 – 606 и Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204.

Не определены в документах стратегического планирования, разработанных Минэкономразвития России в рамках целеполагания, механизмы сокращения существующего разрыва между дальневосточными регионами
и остальными регионами страны в исходных условиях достижения национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года [61].

Правительством Российской Федерации не утверждена
новая стратегия социально-экономического развития ДФО, разработку которой Минэкономразвития России должно было завершить в декабре 2018 года [62].

При этом действующая Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года [63] утверждена Правительством Российской Федерации 10 лет назад и в дальнейшем,
в том числе с учетом указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 – 606 и Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204, не корректировалась.

Разрабатываемая Минвостокразвития России по поручению Президента Российской Федерации Национальная программа отсутствует в перечне документов стратегического планирования, что не обеспечивает ее взаимоувязку
с федеральными и региональными долгосрочными стратегиями
и госпрограммами социально-экономического развития.

В 6 из 11 субъектов Российской Федерации, входящих
в состав ДФО[64], в настоящее время реализуются стратегии социально-экономического развития, разработанные в 2010 – 2014 годы без учета требований Федерального закона № 172-ФЗ.

В отсутствие завершенной системы стратегического планирования в отношении ДФО при разработке и реализации федеральных и региональных госпрограмм отмечаются следующие системные недостатки:

§ отсутствие комплексного подхода при формировании состава мероприятий по опережающему социально-экономическому развитию ДФО;

§ необоснованное определение объема ресурсов и его неоптимального распределения для достижения целей и решения задач
по опережающему социально-экономическому развитию ДФО;

§ отсутствие должной координации деятельности заинтересованных органов государственной власти, органов местного самоуправления
и юридических лиц при решении поставленных задач.

7.1.2. Перечень госпрограмм, в которых должны быть выделены разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФО, утвержденный Правительством Российской Федерации[65], является неполным.

В указанном перечне отсутствует госпрограмма «Научно-технологическое развитие Российской Федерации», что не соответствует основному направлению Стратегии пространственного развития по созданию на о. Русский инновационного научно-технологического центра, технопарка, уникальной научной установки класса «мегасайенс», инжиниринговых подразделений государственных корпораций и заинтересованных организаций, реализующих на территории Дальневосточного макрорегиона инвестиционные проекты,
а также центров исследований и разработок.

Решение задачи, поставленной Президентом Российской Федерации,
по субсидированию в ДФО процентных ставок по ипотечным жилищным кредитам до 2 % [66] с 2019 года планируется осуществлять в рамках непрограммных расходов без увязки с достижением целей какой-либо
из госпрограмм по опережающему социально-экономическому развитию ДФО [67].

7.1.3. Результаты анализа утвержденных параметров госпрограмм в ДФО показали следующее.

В рамках госпрограмм, реализуемых в ДФО, не сформирован состав
мероприятий, в том числе на долгосрочную перспективу (на период более 6 лет) , системно взаимосвязанных по целям и задачам, срокам и ресурсам .

Так, из 28 госпрограмм, реализуемых на территории ДФО в 2019 году,
18 госпрограмм, или 64 %, имеют период реализации до 2024 года,
9 госпрограмм, или 32 %, имеют период реализации до 2025 года.

По результатам анализа целевых параметров разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО в госпрограммах установлено следующее.

Сформированные ответственными исполнителями на 1 ноября 2019 года разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФОне в полной мере соответствуют установленным требованиям [68]:

§ в 4 из 28 госпрограмм (14 %) разделы (сводная информация)
по опережающему развитию ДФО не содержат целей их реализации
на территории ДФО;

§ в 17 из 28 (61 %) госпрограмм цели разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО не характеризуют планируемые результаты их реализации в привязке к территории ДФО;

§ в 7 из 28 госпрограмм (25 %) цели разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО не предусматривают выхода
всех дальневосточных субъектов Российской Федерации на уровень
социально-экономического развития выше среднероссийского.

По состоянию на 1 ноября 2019 года разделы (сводная информация)
по опережающему развитию ДФО включают 194 показателя (индикатора)
с установленными в разрезе Российской Федерации и ДФО значениями.

При этом только 66 из 194 (34 %) показателей (индикаторов) имеют установленные значения по ДФО, сопоставимые со средними значениями
по Российской Федерации, из них только 48 (25 %) показателей (индикаторов) имеют опережающую по сравнению со среднероссийской динамику.

В сформированном ответственными исполнителями на 1 ноября 2019 года составе показателей (индикаторов) госпрограмм, реализуемых в ДФО, отсутствуют:

§ показатели национальных целей развития Российской Федерации
на период до 2024 года и (или) иные дополнительные показатели,
объективно характеризующие непосредственный вклад в достижение указанных национальных целей[69];

§ показатели, характеризующие достижение целей Основных
направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период
до 2024 года по развитию Дальнего Востока как приоритетной территории [70].

Из 140 показателей (индикаторов) разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО, выделенных в госпрограммах
на 31 декабря 2018 года, только 47 (34 %) имели установленные значения
по ДФО, сопоставимые со средними значениями по Российской Федерации [71].

По итогам 2018 года с учетом полученных от ответственных исполнителей госпрограмм данных из 140 показателей (индикаторов) по 63 (45 %)
плановые значения выполнены, по 45 (32 %) – не выполнены [72], по 32 (23 %) данные за 2018 год отсутствуют.

Полномочия по согласованию в установленном порядке проектов госпрограмм и координации деятельности по реализации госпрограмм,
реализуемых на территории ДФО, возложены Правительством
Российской Федерации на Минвостокразвития России [73].

В госпрограмме «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа» (далее – госпрограмма «Развитие ДФО») [74] Министерство решает задачу по улучшению координации деятельности федеральных органов исполнительной власти по обеспечению приоритетного характера финансирования мероприятий по социально-экономическому развитию
Дальнего Востока в рамках реализации госпрограмм.

Однако в госпрограмме не обеспечиваются условия взаимоувязки приоритетов в финансировании мероприятий отраслевого и территориального развития
в рамках иных госпрограмм, в том числе за счет аналитического отражения согласованной и сбалансированной системы статистически наблюдаемых социально-экономических показателей развития отраслей экономики ДФО
и повышения качества жизни населения.

7.1.4. Результаты проведенного анализа финансового обеспечения реализации госпрограмм в ДФО в 2018 – 2021 годы [75] позволили установить следующее.

На реализацию в ДФО мероприятий, содержащихся в 29 госпрограммах
в период 2018 – 2021 годы утверждено 2,3 трлн. рублей, из которых:

§ 1,3 трлн рублей (57,3 %) – средства федерального бюджета;

§ 0,1 трлн рублей (4,4 %) – средства консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации;

§ 0,9 трлн рублей (38,3 %) – средства внебюджетных источников.

Госпрограммы, реализуемые на территории ДФО, сгруппированы
в соответствии с Перечнем государственных программ Российской Федерации [76] по четырем направлениям:

§ «Новое качество жизни» (10 госпрограмм);

§ «Инновационное развитие и модернизация экономики» (14 госпрограмм);

§ «Обеспечение национальной безопасности» (2 госпрограммы);

§ «Сбалансированное региональное развитие» (3 госпрограммы).

Таким образом, в рамках госпрограмм, реализуемых в ДФО,
средства федерального бюджета преимущественно сконцентрированы
на мероприятиях по сокращению межрегиональной дифференциации
и технологическом развитии отраслей экономики макрорегиона.

Результаты исполнения в 2018 году утвержденных показателей
по расходам (по всем источникам финансового обеспечения) в госпрограммах, реализуемых на территории ДФО, свидетельствуют о неполном учете объема расходов на реализацию мероприятий госпрограмм на территории ДФО.

За 2018 год исполнение расходов по госпрограммам по всем
источникам финансового обеспечения составило 852,1 млрд рублей [77]
(с отклонением в сторону увеличения от утвержденного на конец
2018 года объема в +1,8 раза), в том числе в части средств федерального бюджета +313,6 млрд рублей (с отклонением в сторону увеличения
от утвержденного на конец 2018 года объема +1,3 раза).

Наибольшее отклонение от утвержденного объема расходов отмечается
по пилотной госпрограмме «Развитие здравоохранения» [78] - в +22,6 раз.

Основной причиной указанного отклонения является отсутствие
в госпрограмме информации о расходах Федерального фонда обязательного медицинского страхования на территории ДФО за 2018 год в размере
121,5 млрд рублей[79], а также расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации в размере 88,7 млрд рублей [80].

Минздравом России как ответственным исполнителем госпрограммы «Развитие здравоохранения» цели в сфере обязательного медицинского страхования в привязке к территории ДФО в рамках госпрограммы
не поставлены, соответствующие показатели (индикаторы) не установлены.

Вместе с тем с учетом напряженной ситуации на рынке труда
в Республике Бурятия, Забайкальском крае и Еврейской автономной области
вопросы эффективного использования расходов на страховые взносы
на обязательное медицинское страхование неработающего населения имеют существенное значение[81].

Всего за период 2017 – 2018 годы и десять месяцев 2019 года
суммарный объем расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО [82], на страховые взносы
на обязательное медицинское страхование неработающего населения составил
148,4 млрд рублей, что составляет 6,1 % в суммарном объема расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, входящих
в состав ДФО за указанный период.

В части межбюджетных трансфертов, предоставленных в 2018 году
из федерального бюджета в рамках госпрограмм, бюджетам дальневосточных субъектов Российской Федерации, установлено следующее.

Доля межбюджетных трансфертов, предоставленных из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО,
в общем объеме межбюджетных трансфертов, предоставленных
из федерального бюджета бюджетам всех субъектов Российской Федерации,
за 2018 год составила 14,0 %.

В 2018 году из федерального бюджета бюджетам субъектов
Российской Федерации, входящих в состав ДФО, в рамках 24 из 28 госпрограмм предоставлены межбюджетные трансферты из федерального бюджета
в общем объеме 286,2 млрд рублей, что на 66,0 млрд рублей, или на 30 % больше по сравнению с 2017 годом.

Из них объем целевых межбюджетных трансфертов, предоставленных бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО,
в 2018 году составил 99,7 млрд рублей, или 34,8 %.

Основной объем целевых межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в рамках госпрограмм (68 % их общего объема) сконцентрирован
на реализации мероприятий 4 из 24 госпрограмм [83], цели и показатели которых не предусматривают опережающего социально-экономического развития
всех дальневосточных субъектов Российской Федерации.

По госпрограмме «Социально-экономическое развитие ДФО» в 2018 году предоставлено 24 % общего объема целевых межбюджетных трансфертов бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих в ДФО, на реализацию мероприятий планов социального развития центров экономического роста.

Отмечается, что указанные планы не включены в перечень документов стратегического планирования, разрабатываемых в соответствии
с Федеральным законом № 172-ФЗ, что не обеспечивает решение основной задачи стратегического планирования по координации государственного
и муниципального стратегического управления и мер бюджетной политики.

7.1.5. Результаты анализа значений статистических показателей
в соответствующих сферах реализации госпрограмм свидетельствуют
об отсутствии системного влияния реализации госпрограмм в исследуемый период на уровень и темпы социально-экономического развития ДФО:

§ миграционная убыль населения за 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года составила 58,2 тыс. человек [84];

§ отношение ожидаемой продолжительность жизни в ДФО
по сравнению со среднероссийским значениями по состоянию на 1 января
2019 года не изменилось (96,3% среднероссийского уровня);

§ на 1 января 2019 года доля населения с денежными доходами
ниже величины прожиточного минимума отмечается в 7 из 11 субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО, превышает уровень среднероссийских значений (12,9 %) [85];

§ за 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года не обеспечен
устойчивый рост инвестиций в основной капитал в ДФО темпами, превышающими среднероссийские значения [86].

Основными факторами, препятствующим устойчивому росту инвестиций
в основной капитал в ДФО темпами, превышающими среднероссийские значения,
являются недостаточное качество государственного и муниципального управления развитием ДФО, в том числе в части территориального планирования размещения объектов инфраструктуры, а также неразвитость, прежде всего, социальной, энергетической и транспортной инфраструктуры.

Например, препятствием динамичному привлечению инвестиционных ресурсов в Еврейскую автономную область является отсутствие в регионе собственных источников генерации электрической энергии и добычи топливно-энергетических ресурсов на территории региона (энергосистема области полностью зависит от внешних поставок электрической энергии и топлива).
Кроме того, из-за повышенного процента износа основных фондов (до 70 %)
в регионе отмечается недостаточная надежность энергоснабжения
большинства потребителей, подключенных к распределительным сетям
на напряжениях 6-10-35-110 кВ [87].

В 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года доля привлекаемых средств федерального бюджета в структуре инвестиций в основной капитал в ДФО отмечается на уровне ниже среднероссийского и по сравнению с 2016 годом имеет тенденцию к уменьшению.

При этом доля собственных средств в структуре инвестиций
в основной капитал в ДФО в 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года также
отмечается на уровне ниже среднероссийского.

В результате бюджетные расходы в исследуемый период 2017 – 2018 годов
и девять месяцев 2019 года не стали системным фактором поддержки экономического роста в ДФО.

Счетной палатой отмечаются риски невыполнения поручения Президента
Российской Федерации по обеспечению к 2025 году роста показателей социального развития субъектов Российской Федерации, входящих
в состав ДФО, до уровня выше средних значений по Российской Федерации
в связи с уменьшением в 2018 году по сравнению с 2016 годом в ДФО
доли инвестиций в основной капитал, направляемых в сферы образования, здравоохранения и социальных услуг [88].

Поручения Президента Российской Федерации и Правительства
Российской Федерации по обеспечению доведения до уровня не менее 7,2 % расходов инвестиционного характера госпрограмм, направляемых на реализацию мероприятий в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО [89],
на перспективу 2020 – 2022 годов выполнено формально.

Исходя из суммарного объема расходов инвестиционного характера, предусмотренного на 2020, 2021 и 2022 годы в госпрограммах, в которых формируются разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФО,
по мнению Минфина России [90], в целом обеспечено выполнение поручения Президента Российской Федерации.

По состоянию на 1 октября 2019 года расходы инвестиционного характера
на 2020 – 2022 годы предусмотрены в 17 из 28 госпрограмм, в которых формируются разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФО.

Однако по семи госпрограммам [91] ежегодный уровень расходов инвестиционного характера в размере 7,2 % в 2020 – 2022 годы
не обеспечивается.

7.1.6. В ходе экспертно-аналитического мероприятия выявлена необходимость совершенствования законодательства Российской Федерации.

7.1.6.1. В полной мере не реализованы условия и механизмы
для выполнения Минвостокразвития России полномочий по согласованию
в установленном порядке проектов госпрограмм и координации деятельности по реализации госпрограмм, реализуемых на территории ДФО, а также
по мониторингу реализации госпрограмм на территории ДФО.

Процедуры рассмотрения и формирования позиции Министерства
по вопросам соблюдения в проектах госпрограмм требований опережающего социально-экономического развития ДФО и приоритетного финансирования соответствующих задач осуществляются, как правило, после утверждения федерального закона о федеральном бюджете на очередной год
и плановый период (в рамках приведения госпрограмм в соответствие
с утвержденными параметрами федерального бюджета).

В результате, у Министерства отсутствует возможность объективной оценки проектов госпрограмм, реализуемых в ДФО, на этапе формирования проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной год и плановый период.

Не предусмотрены требования по формированию территориальных разрезов планов реализации госпрограмм и детальных планов-графиков
их реализации, что не обеспечивает получение данных для мониторинга
и контроля разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО.

Кроме того, не определены объекты, периодичность, порядок и формы мониторинга реализации госпрограмм, а также отсутствуют требования
к оценке эффективности реализации госпрограмм в привязке к территориям ДФО
и соответствующих субъектов Российской Федерации.

В Министерстве отсутствует информационный ресурс по мониторингу реализации госпрограмм, в том числе в части осуществления расходов инвестиционного характера с привлечением средств федерального бюджета
и консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации на территории ДФО, а также оценки хода строительства инфраструктурных объектов.

Оценка влияния мероприятий, реализуемых в рамках госпрограмм
на территории ДФО на развитие ДФО, проводится Минвостокразвития России в отсутствие утвержденной методики, не является комплексной,
носит формальный и непубличный характер [92].

7.1.6.2. В разделах (сводной информации) по опережающему развитию ДФО, выделенных в госпрограммах, утверждаются, в том числе на долгосрочный период, показатели финансового обеспечения мероприятий указанных разделов
за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации.

Однако при разработке и реализации мероприятий разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО не установлен порядок
участия субъектов Российской Федерации в реализации соответствующих госпрограмм[93], что не обеспечивает реализацию рекомендаций Совета Федерации[94].

7.2. Оценка влияния госпрограмм на социально-экономическое развитие
и исполнение бюджетов Хабаровского края и Еврейской автономной области

7.2.1. Выявленные системные недостатки в программировании опережающего социально-экономического развития ДФО подтверждаются результатами выборочного анализа по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области.

Показатели планируемого социально-экономического развития Хабаровского края и Еврейской автономной области утверждены в следующих документах стратегического планирования, разработанных в рамках целеполагания:

§ Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока
и Байкальского региона на период до 2025 года;

§ Стратегия социально-экономического развития Хабаровского края
на период до 2030 года[95];

§ Стратегия социально-экономического развития Еврейской автономной области на период до 2030 года[96].

Однако в связи с продолжительным периодом отсутствия корректировки Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года, указанная стратегия в настоящее время
не взаимоувязана с региональными стратегиями по составу и значениям целевых показателей в части Хабаровского края и Еврейской автономной области.

На уровне госпрограмм показатели (индикаторы) разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО, а также показатели (индикаторы) госпрограммы «Социально-экономическое развитие ДФО» не являются сопоставимыми с показателями указанных федеральных и региональных стратегий.

Результаты анализа значений статистических показателей
в соответствующих сферах реализации госпрограмм за 2017 – 2018 годы
и девять месяцев 2019 года свидетельствуют об отсутствии системного влияния реализации госпрограмм на уровень и темпы социально-экономического развития Хабаровского края и Еврейской автономной области.

По оценке Правительства Хабаровского края, реализация госпрограмм
не оказала существенного влияния на изменение социально-экономической ситуации на Дальнем Востоке и в Хабаровском крае [97].

Так, в соответствии с информацией Правительства Хабаровского края включение разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО преимущественно носит формальный характер и фактически не обеспечивает опережающего развития макрорегиона, поскольку в большинстве госпрограмм:

§ отсутствуют мероприятия, обеспечивающие достижение показателей развития Дальнего Востока выше среднероссийского уровня;

§ не применяется дифференцированный подход к реализации мер государственной поддержки регионов с учетом специфики Дальнего Востока;

§ не предусмотрено приоритетное финансирование задач опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока [98].

В соответствии с информацией, поступившей от Правительства
Еврейской автономной области, им не проводился анализ непосредственного влияния госпрограмм на уровень социально-экономического развития [99].

В Еврейской автономной области основным фактором, повлиявшим на рост в 2017 – 2018 годы и за девять месяцев 2019 года отдельных экономических показателей, является результат реализации в предшествующий период мероприятий по вводу в эксплуатацию производственных мощностей ООО «Кимкано-Сутарский горно-обогатительный комбинат» по освоению месторождения
на основе современных технологий с получением железорудного концентрата [100].

7.2.2. Результаты анализа данных об объеме и структуре
межбюджетных трансфертов, предоставленных за 2017 – 2018 годов
и девять месяцев 2019 года бюджетам Хабаровского края и Еврейской автономной области, в рамках госпрограмм свидетельствует о следующем.

Основная часть межбюджетных трансфертов, предоставленных
в исследуемый период в рамках госпрограмм Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, направлена на обеспечение текущих расходов
и не способствует наращиванию их собственного экономического потенциала.

На территории Хабаровского края из 28 госпрограмм в 2017 году осуществлялась реализация 17 госпрограмм, предусматривающих предоставление межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджету
Хабаровского края, в 2018 году - 19 госпрограмм, в 2019 году - 17.

В период с начала 2017 года по 1 сентября 2019 года в рамках госпрограмм в бюджет Хабаровского края из федерального бюджета поступили межбюджетные трансферты в общем объеме 64,8 млрд рублей, из них
42,1 млрд рублей (65,0 %) составляют целевые межбюджетные трансферты,
а 22,7 млрд рублей (35,0 %) – дотации.

На территории Еврейской автономной области из 28 госпрограмм
в 2017 году осуществлялась реализация 16 госпрограмм, предусматривающих предоставление межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджету Еврейской автономной области, в 2018 году – 14, в 2019 году - 17.

В период с начала 2017 года по 1 сентября 2019 года в рамках госпрограмм в бюджет Еврейской автономной области из федерального бюджета поступили межбюджетные трансферты в общем объеме
9,0 млрд рублей, из них 3,4 млрд рублей (38,5 %) составляют целевые межбюджетные трансферты, а 5,5 млрд рублей (61,5 %) – дотации.

За 2017–2018 годы и девять месяцев 2019 года несмотря
на увеличение доходов бюджеты Хабаровского края и Еврейской
автономной области исполнялись с дефицитом. При этом в Хабаровском крае объем государственного долга по состоянию на 1 ноября 2019 года
по сравнению с 2016 годом увеличился в 1,4 раза и составляет
52,1 млрд рублей. В Еврейской автономной области объем государственного долга по состоянию на 1 ноября 2019 года по сравнению с 2016 годом увеличился в 1,2 раза и составляет 5,8 млрд рублей.

В период 2020 – 2030 годов рост доходов бюджета Хабаровского края
к уровню 2019 года, а также существенное и сокращение объема государственного долга в Хабаровском крае не прогнозируется [101].

В период 2020 – 2027 годов рост доходов бюджета Еврейской
автономной области к уровню 2019 года не прогнозируется [102].

В Хабаровском крае и в Еврейской автономной области
сохраняется дисбаланс между оценочной стоимостью расходных обязательств
социального характера и объемом средств, направленных на их исполнение.

По данным реестра расходных обязательств Хабаровского края
оценка регионом расходных обязательств (полномочий) в сфере здравоохранения за 2017 – 2019 годы выше, чем утвержденные уточненные
бюджетные назначения на 4,1 млрд рублей.

По оценке Еврейской автономной области за 2017 – 2019 годы наибольшие дисбалансы финансовых возможностей региона между
оценочной стоимостью и утвержденными бюджетными назначениями имеются
по исполнению полномочий в сфере социальной поддержки населения
(1,5 млрд рублей), физкультуры и спорта (0,6 млрд рублей), образования
(0,5 млрд рублей) и здравоохранения (0,4 млрд рублей).

7.2.3. Финансовое обеспечение деятельности институтов развития Дальнего Востока [103] и создания территорий опережающего социально-экономического развития (далее - ТОСЭР) предусмотрено в госпрограмме «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа».

Однако действующая система установленных показателей (индикаторов) указанной госпрограммы не позволяет однозначно и объективно оценить:

§ роль и вклад деятельности институтов развития Дальнего Востока
в достижении целей их создания в соответствии с решениями Правительства Российской Федерации;

§ достижение установленных Федеральным законом «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» [104] целей создания ТОСЭР на территориях субъектов Российской Федерации.

Результаты деятельности институтов развития Дальнего Востока
и функционирования ТОСЭР до настоящего времени не позволили достичь структурных изменений в экономике рассматриваемых регионов и повысить доходы населения.

На территории Хабаровского края в исследуемый период функционирует три ТОСЭР[105], в Еврейской автономной области одна ТОСЭР [106].

В Хабаровском крае суммарный объем финансового обеспечения мероприятий по созданию трех ТОСЭР составляет 8,9 млрд рублей,
из них 6,1 млрд рублей – средства федерального бюджета, 2,8 млрд рублей –
средства консолидированного бюджета края и средства внебюджетных источников.

Значительная часть резидентов ТОСЭР в Хабаровском крае
и в Еврейской автономной области, обладающих правами на налоговые льготы
и иные преференции, не выполняют обязательств по соглашениям
об осуществлении деятельности.

В 2017 году суммарное количество резидентов ТОСЭР в Хабаровском крае, которое не исполняло условия соглашений об осуществлении деятельности, составляло 17 из 49 единиц, в 2018 году – 35 из 62 единиц, за первое полугодие 2019 года – 9 из 63 единиц. С начала 2017 года по истекший период 2019 года
расторгнуты соглашения об осуществлении деятельности с 13 резидентами.

В Еврейской автономной области финансовое обеспечение мероприятий по созданию ТОСЭР не потребует привлечения средств федерального бюджета и консолидированного бюджета области в связи с тем, что мероприятия
по строительству инженерной и транспортной инфраструктуры осуществляются за счет средств внебюджетных источников (планируемый размер привлекаемых средств внебюджетных источников не утвержден).

В 2017 – 2018 годы суммарное количество резидентов ТОСЭР
в Еврейской автономной области которое не исполняло условия соглашений об осуществлении деятельности составляло три из четырех единиц, за первое полугодие 2019 года – два из трех единиц. В 2019 году расторгнуто соглашение
об осуществлении деятельности с одним резидентом ТОСЭР.

Валовая добавленная стоимость, созданная в 2017 – 2018 годов
в трех ТОСЭР в Хабаровском крае и в одном ТОСЭР в Еврейской
автономной области, не превышала 1 % в общей сумме валовой
добавленной стоимости по всем отраслям экономики регионов за год [107] .

Численность занятого в ТОСЭР населения Хабаровского края
и Еврейской автономной области остается незначительной. В первом полугодии 2019 года значения показателя среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников резидентов в среднем по трем ТОСЭР
в Хабаровском крае и по одному ТОСЭР в Еврейской автономной области [108]
не достигают среднего регионального значения указанного показателя
(в Хабаровском крае – на 9 %, в Еврейской автономной области – на 43 %).

АО «Корпорация развития Дальнего Востока» не организовано исполнение
решения Правительства Российской Федерации [109] в части обеспечения
в опережающем порядке потребности населения ТОСЭР в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО, в том числе Хабаровского края и Еврейской автономной области, в объектах инфраструктуры.

В соответствии с решением Правительства Российской Федерации
об учреждении АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» основными целями деятельности Агентства
являются привлечение резидентов ТОСЭР и прямых инвестиций, а также поддержка экспорта[110].

За 2017 – 2018 годы и истекший период 2019 года АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта»
на территории Хабаровского края привлечено всего 16 резидентов
в трех ТОСЭР. За тот же период в Еврейской автономной области
Агентством резиденты в ТОСЭР не привлечены.

В соответствии с решением Правительства Российской Федерации
об учреждении АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» основной целью деятельности Агентства является развитие человеческого капитала и содействие обеспечению трудовыми ресурсами резидентов ТОСЭР[111].

Заявленная в АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» потребность резидентов ТОСЭР в работниках
в Хабаровском крае за 2017 – 2018 годы и истекший период 2019 года составила 188 человек, из них трудоустроено 23 человека.

Заявленная в АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» потребность резидентов ТОСЭР в работниках в Еврейской автономной области за 2017 год составила 68 человек, из них ни один
не трудоустроен, за период 2018 год - 2019 год заявки не направлялись.

8. Выводы

8.1. Результатом мер, принятых Правительством Российской Федерации, институтами развития Дальнего Востока и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, входящих в ДФО, стало улучшение значений отдельных экономических показателей.

За 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года отмечается рост индекса промышленного производства. По итогам 2018 года и девять месяцев 2019 года также отмечается рост реальной среднемесячной начисленной заработной платы работников организаций.

Тем не менее в исследуемый период устранение накопленных проблем
и повышение качества жизни в макрорегионе происходит недостаточными темпами.

До настоящего времени не преодолена тенденция сокращения численности населения, не устранено существенное отставание ДФО
от среднероссийского уровня по ожидаемой продолжительности жизни, не решены проблемы снижения значительного уровня бедности.

8.2. В настоящее время не сформирована в полном объеме система стратегического планирования в отношении ДФО в соответствии
с Федеральным законом от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

В действующей системе документов стратегического планирования, разработанных в рамках целеполагания, в том числе в Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года [112] (далее – Стратегия пространственного развития):

§ не определены этапы и сроки выхода ДФО на темпы социально-экономического развития, опережающие среднероссийские, а также не установлен соответствующий состав целевых показателей;

§ не определены механизмы сокращения существующего разрыва между дальневосточными регионами и остальными регионами страны
в исходных условиях достижения национальных целей развития
Российской Федерации на период до 2024 года.

Правительством Российской Федерации не утверждена
новая стратегия социально-экономического развития ДФО, разработку которой Минэкономразвития России должно было завершить в декабре 2018 года.

Разрабатываемая Минвостокразвития России по поручению Президента Российской Федерации Национальная программа развития Дальнего Востока
на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года отсутствует в перечне документов стратегического планирования, что не обеспечивает ее взаимоувязку
с федеральными и региональными долгосрочными стратегиями
и госпрограммами социально-экономического развития.

8.3. Перечень государственных программ Российской Федерации
(далее – госпрограммы), в которых должны быть выделены разделы
(сводная информация) по опережающему развитию ДФО, утвержденный Правительством Российской Федерации, является неполным.

В указанном перечне отсутствует госпрограмма «Научно-технологическое развитие Российской Федерации», что не соответствует основному направлению Стратегии пространственного развития по созданию на острове Русский инновационного научно-технологического центра, технопарка, уникальной научной установки класса «мегасайенс», инжиниринговых подразделений государственных корпораций и заинтересованных организаций, реализующих на территории Дальневосточного макрорегиона инвестиционные проекты,
а также центров исследований и разработок.

Решение задачи, поставленной Президентом Российской Федерации,
по субсидированию в ДФО процентных ставок по ипотечным жилищным кредитам до 2 % планируется осуществлять в рамках непрограммных расходов
без увязки с достижением целей какой-либо из госпрограмм по опережающему социально-экономическому развитию ДФО.

8.4. На уровне программирования социально-экономического развития ДФО
по состоянию на 1 ноября 2019 года не сформирован состав системно взаимосвязанных по целям и задачам, срокам и ресурсам мероприятий госпрограмм, в том числе на долгосрочную перспективу:

§ в 4 из 28 госпрограмм (14 %) разделы (сводная информация)
по опережающему развитию ДФО не содержат целей их реализации
на территории ДФО;

§ в 17 из 28 (61 %) госпрограмм цели разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО не характеризуют планируемые результаты их реализации в привязке к территории ДФО;

§ в 7 из 28 госпрограмм (25 %) цели разделов (сводной информации)
по опережающему развитию ДФО не предусматривают выхода
всех дальневосточных субъектов Российской Федерации на уровень
социально-экономического развития выше среднероссийского.

В сформированном на 1 ноября 2019 года составе показателей (индикаторов) госпрограмм, реализуемых в ДФО, отсутствуют:

§ показатели национальных целей развития Российской Федерации
на период до 2024 года и (или) иные дополнительные показатели,
объективно характеризующие непосредственный вклад в достижение указанных национальных целей;

§ показатели, характеризующие достижение целей Основных
направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период
до 2024 года по развитию Дальнего Востока как приоритетной территории.

По итогам 2018 года из 140 показателей (индикаторов), установленных
в разделах (сводной информации) по опережающему развитию ДФО, выделенных в госпрограммах, по 63 (45 %) плановые значения выполнены, по 45 (32 %) –
не выполнены, по 32 (23 %) данные за 2018 год отсутствуют.

8.5. На реализацию в ДФО мероприятий, содержащихся в 29 госпрограммах в период 2018 – 2021 годы утверждено 2,3 трлн. рублей, из которых 1,3 трлн рублей (57,3 %) – средства федерального бюджета, 0,1 трлн рублей (4,4 %) – средства консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, 0,9 трлн рублей (38,3 %) – средства внебюджетных источников.

Результаты исполнения в 2018 году утвержденных показателей
по расходам (по всем источникам финансового обеспечения) в госпрограммах, реализуемых на территории ДФО, свидетельствуют о неполном учете объема расходов на реализацию мероприятий госпрограмм на территории ДФО.

Так, за 2018 год исполнение расходов по госпрограммам по всем источникам финансового обеспечения составило 852,1 млрд рублей
(с отклонением в сторону увеличения от утвержденного на конец
2018 года объема +1,8 раза).

Основной объем целевых межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в рамках госпрограмм концентрируется на реализации мероприятий
четырех госпрограмм, цели и показатели которых не предусматривают
опережающего социально-экономического развития всех дальневосточных субъектов Российской Федерации.

8.6. За 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года в ДФО не обеспечен устойчивый рост инвестиций в основной капитал темпами, превышающими среднероссийские значения. При этом бюджетные расходы, в том числе расходы федерального бюджета, в исследуемый период не стали системным фактором поддержки экономического роста в ДФО.

Счетной палатой отмечаются риски невыполнения поручения Президента
Российской Федерации по обеспечению к 2025 году роста показателей социального развития субъектов Российской Федерации, входящих
в состав ДФО, до уровня выше средних значений по Российской Федерации
в связи с уменьшением в 2018 году по сравнению с 2016 годом в ДФО
доли инвестиций в основной капитал, направляемых в сферы образования, здравоохранения и социальных услуг.

Поручения Президента Российской Федерации и Правительства
Российской Федерации по обеспечению доведения до уровня не менее 7,2 % расходов инвестиционного характера госпрограмм, направляемых на реализацию мероприятий в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО,
на перспективу 2020 – 2022 годы выполнено формально.

По состоянию на 1 октября 2019 года расходы инвестиционного характера
на 2020 – 2022 годы предусмотрены в 17 из 28 госпрограмм, в которых формируются разделы (сводная информация) по опережающему развитию ДФО.

Однако по 7 госпрограммам ежегодный уровень расходов инвестиционного характера в размере 7,2 % в 2020 – 2022 годы не обеспечивается.

8.7. Выявленные системные недостатки в программировании опережающего социально-экономического развития ДФО подтверждаются результатами выборочного анализа по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области.

Так, результаты анализа значений статистических показателей
в соответствующих сферах реализации госпрограмм за 2017 – 2018 годы
и девять месяцев 2019 года свидетельствуют об отсутствии системного влияния реализации госпрограмм на уровень и темпы социально-экономического развития Хабаровского края и Еврейской автономной области.

По оценке Правительства Хабаровского края, реализация госпрограмм
не оказала существенного влияния на изменение социально-экономической ситуации на Дальнем Востоке и в Хабаровском крае.

В Еврейской автономной области основным фактором, повлиявшим
на рост в 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года отдельных экономических показателей, является результат реализации в предшествующий период мероприятий по вводу в эксплуатацию производственных мощностей ООО «Кимкано-Сутарский горно-обогатительный комбинат» по освоению месторождения на основе современных технологий с получением железорудного концентрата.

8.8. Основная часть межбюджетных трансфертов, предоставленных
в исследуемый период в рамках госпрограмм Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, направлена на обеспечение текущих расходов
и не способствует наращиванию их собственного экономического потенциала.

За 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года несмотря
на увеличение доходов бюджеты Хабаровского края и Еврейской
автономной области исполнялись с дефицитом. При этом в Хабаровском крае объем государственного долга по состоянию на 1 ноября 2019 года
по сравнению с 2016 годом увеличился в 1,4 раза и составляет
52,1 млрд рублей. В Еврейской автономной области объем государственного долга по состоянию на 1 ноября 2019 года по сравнению с 2016 годом увеличился в 1,2 раза и составляет 5,8 млрд рублей.

В долгосрочной перспективе в соответствии с данными бюджетных прогнозов указанных субъектов Российской Федерации их доходы
по сравнению с 2019 годом не увеличатся (в Хабаровском крае до 2030 года,
а в Еврейской автономной области до 2027 года).

8.9. Результаты деятельности институтов развития Дальнего Востока
и функционирования территорий опережающего социального-экономического развития (далее – ТОСЭР) до настоящего времени не позволили
достичь структурных изменений в экономике рассматриваемых регионов
и повысить доходы населения.

Валовая добавленная стоимость, созданная в 2017 – 2018 годы
в трех ТОСЭР в Хабаровском крае и в одном ТОСЭР в Еврейской
автономной области, не превышала 1 % в общей сумме валовой
добавленной стоимости по всем отраслям экономики регионов за год.

Численность занятого в ТОСЭР населения Хабаровского края
и Еврейской автономной области остается незначительной. В первом полугодии 2019 года значения показателя среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников резидентов в среднем по трем ТОСЭР
в Хабаровском крае и по одному ТОСЭР в Еврейской автономной области
отмечаются ниже среднего регионального значения указанного показателя.

Значительная часть резидентов ТОСЭР в Хабаровском крае
и в Еврейской автономной области, обладающих правами на налоговые льготы
и иные преференции, не выполняют обязательств по соглашениям
об осуществлении деятельности.

АО «Корпорация развития Дальнего Востока» не организовано исполнение
решения Правительства Российской Федерации в части обеспечения
в опережающем порядке потребности населения ТОСЭР в субъектах Российской Федерации, входящих в состав ДФО, в том числе Хабаровского края и Еврейской автономной области, в объектах инфраструктуры.

За 2017 – 2018 годы и истекший период 2019 года АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта»
на территории Хабаровского края привлечено всего 16 резидентов
в трех ТОСЭР. За тот же период в Еврейской автономной области
Агентством резиденты в ТОСЭР не привлечены.

Заявленная в АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» потребность резидентов ТОСЭР в работниках
в Хабаровском крае за 2017 – 2018 годы и истекший период 2019 года составила 188 человек, из них трудоустроено 23 человека.

Заявленная в АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» потребность резидентов ТОСЭР в работниках
в Еврейской автономной области за 2017 год составила 68 человек, из них
ни один не трудоустроен, за период 2018 год - 2019 год заявки не направлялись.

8.10. В действующем нормативно-правовом регулировании и методическом обеспечении госпрограмм в полной мере не реализованы условия и механизмы для реализации Минвостокразвития России полномочий:

§ по согласованию в установленном порядке проектов госпрограмм
и координации деятельности по реализации госпрограмм на территории ДФО на этапе формирования проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной год и на плановый период;

§ по мониторингу реализации госпрограмм на территории ДФО
и оценке влияния их реализации на развитие ДФО (не предусмотрены требования по формированию территориальных разрезов планов реализации госпрограмм и детальных планов-графиков их реализации, не определены объекты, периодичность, порядок и формы мониторинга реализации госпрограмм на территориях регионов, отсутствуют требования к оценке эффективности реализации госпрограмм в привязке к территориям регионов).

При разработке и реализации мероприятий разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО не установлен порядок участия
субъектов Российской Федерации в реализации соответствующих госпрограмм
(в части вопросов, отнесенных к предметам совместного ведения
Российской Федерации и субъектов Российской Федерации).

9. На основании полученных результатов сформулированы следующие системные предложения.

9.1. Завершить формирование документов стратегического планирования
в отношении ДФО, исходя из необходимости закрепления этапов, сроков
и показателей решения общенациональной задачи, поставленной Президентом Российской Федерации, и достижения на территории макрорегиона целей
и целевых показателей, определенных указами Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 и от 7 мая 2012 г. № 596 – 606.

9.2. Предусмотреть в документах стратегического планирования,
в том числе в госпрограммах механизмы сокращения дифференциации между дальневосточными регионами и иными регионами страны по качеству
жизни населения, а также провести оценку необходимого объема
финансового обеспечения роста к 2025 году показателей социального развития субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО, до уровня
выше средних значений по Российской Федерации.

9.3. Обеспечить устойчивый рост инвестиций в основной капитал в ДФО, темпами выше среднероссийских, предусмотрев их концентрацию на структурных изменениях в экономике дальневосточных субъектов Российской Федерации;

9.4. Рассмотреть вопрос о включении мероприятий по решению задачи, поставленной Президентом Российской Федерации, по субсидированию в ДФО процентных ставок по ипотечным жилищным кредитам до 2 % в рамках
программной части федерального бюджета.

9.5. Рассмотреть вопрос о создании правовых и методических основ, обеспечивающих реализацию Минвостокразвития России полномочий
по координации и согласованию госпрограмм на этапе формирования проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной год и плановый период, а также по мониторингу хода выполнения госпрограмм, реализуемых
на территории ДФО.

9.6. Рассмотреть вопрос о формировании требований к проведению оценке эффективности использования всей совокупности ресурсов, а также стимулирующих мер в рамках реализации госпрограмм на территории ДФО
с учетом их вклада в социально-экономическое развитие каждого дальневосточного субъекта Российской Федерации.

9.7. Рассмотреть вопрос об обеспечении в рамках сводного годового доклада о ходе реализации и оценке эффективности госпрограмм проведение ежегодной оценки эффективности госпрограмм, реализуемых на территории ДФО.

9.8. Проработать вопросы порядка участия субъектов Российской Федерации в реализации госпрограмм на территории ДФО (в части вопросов, отнесенных
к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации).

10. Предложения о направлении результатов экспертно-
аналитического мероприятия:

10.1. Направить информационное письмо Президенту
Российской Федерации.

10.2. Направить информационное письмо в Правительство
Российской Федерации.

10.2. Направить информацию об основных итогах и отчет
о результатах экспертно-аналитического мероприятия в Совет Федерации
и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Аудитор Счетной палаты Российской Федерации

   С.Ю.ОРЛОВА

ОТЧЕТ
о результатах экспертно-аналитического мероприятия
«Анализ достижения федеральными органами исполнительной власти целей внутреннего финансового аудита и влияние их результатов на повышение экономности и результативности использовани
бюджетных средств в 2016–2018 годах»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации

4 декабря 2019 года

1. Основание для проведения экспертно-аналитического мероприятия

Пункт 3.5.0.4 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год.

2. Предмет экспертно-аналитического мероприятия

· Документы федеральных органов исполнительной власти в сфере внутреннего финансового аудита.

· Деятельность федеральных органов исполнительной власти по осуществлению внутреннего финансового аудита.

· Деятельность федеральных органов исполнительной власти по реализации решений, принятых по итогам осуществления внутреннего финансового аудита.

3. Цели экспертно-аналитического мероприятия

3.1. Цель 1. Анализ ресурсного обеспечения осуществления внутреннего финансового аудита.

3.2. Цель 2. Анализ достижения федеральными органами исполнительной власти целей внутреннего финансового аудита.

3.3. Цель 3. Анализ результатов проведенного федеральными органами исполнительной власти внутреннего финансового аудита.

4. Объекты экспертно-аналитического мероприятия

Федеральные органы исполнительной власти.

5. Исследуемый период

2016–2018 годы.

6. Сроки проведения экспертно-аналитического мероприятия

С января по декабрь 2019 года.

7. Результаты экспертно-аналитического мероприятия

7.1. Анализ ресурсного обеспечения осуществления внутреннего финансового аудита

7.1.1. Полномочия федеральных органов исполнительной власти по осуществлению внутреннего финансового аудита установлены Бюджетным кодексом Российской Федерации (далее – Бюджетный кодекс), в соответствии с пунктом 5 статьи 160.2-1 которого утверждены Правила осуществления главными распорядителями (распорядителями) средств федерального бюджета (бюджета государственного внебюджетного фонда Российской Федерации), главными администраторами (администраторами) доходов федерального бюджета (бюджета государственного внебюджетного фонда Российской Федерации), главными администраторами (администраторами) источников финансирования дефицита федерального бюджета (бюджета государственного внебюджетного фонда Российской Федерации) внутреннего финансового контроля и внутреннего финансового аудита (далее – Правила осуществления внутреннего финансового аудита) [113] .

Внутренний финансовый аудит осуществляется структурными подразделениями и (или) уполномоченными должностными лицами, работниками главного администратора бюджетных средств, администратора бюджетных средств, наделенными полномочиями по осуществлению внутреннего финансового аудита, на основе функциональной независимости [114] .

Отдельные ФОИВ в 2016–2018 годах внутренний финансовый аудит не осуществляли, что связано со следующими причинами:

а) Росжелдор и Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (далее – ФСВТС России) – в связи с дефицитом штатной численности;

б) Росавтодор – работник, уполномоченный осуществлять внутренний финансовый аудит, назначен только в январе 2018 года. При этом в течение 2018 года этот работник по состоянию здоровья находился в шести отпусках без сохранения денежного содержания.

Анализ информации, приведенной в таблице, показал, что ФОИВ наиболее часто формируют субъект внутреннего финансового аудита в виде отдела в составе структурного подразделения. При этом имеется устойчивая динамика роста числа ФОИВ, в которых внутренний финансовый аудит осуществляется уполномоченным должностным лицом.

Отмечаем, что число ФОИВ, в которых субъектом внутреннего финансового аудита является структурное подразделение, в 2018 году увеличилось в 1,5 раза по отношению к 2017 году.

7.1.2. По результатам анализа установлено увеличение и штатной, и фактической численности субъектов внутреннего финансового аудита ФОИВ за период с 2016 по 2018 год:

а) значительное увеличение доли вакантных должностей, входящих в состав субъекта внутреннего финансового аудита. Так, в 2016 и 2017 годах этот показатель составлял 12,7 и 10,4 % соответственно, а в 2018 году – уже 17,7 %, т.е. каждая шестая должность являлась вакантной.

При этом доля вакантных должностей гражданских служащих в целом по ФОИВ за 2018 год составила 14,2 %, т.е. каждая седьмая должность являлась вакантной.

Следовательно, укомплектованность субъектов внутреннего финансового аудита кадрами находится на более низком уровне по сравнению с остальными подразделениями ФОИВ;

б) среднее значение коэффициента текучести кадров за период с 2016 по 2018 год увеличилось в 1,2 раза. Значения данного коэффициента свидетельствуют о том, что ежегодно состав субъекта внутреннего финансового аудита покидает практически каждое третье должностное лицо, ранее входившее в его состав.

7.1.3. Анализ должностных регламентов должностных лиц, входящих в состав субъектов внутреннего финансового аудита и действовавших по состоянию на 31 декабря 2018 года, показал следующее:

· практически каждое десятое должностное лицо, входящее в состав субъекта внутреннего финансового аудита, привлекается к осуществлению аудиторских проверок в условиях отсутствия соответствующих полномочий, установленных в должностном регламенте [115];

· практически каждое десятое должностное лицо, входящее в состав субъекта внутреннего финансового аудита, привлекается к осуществлению аудиторских проверок в условиях организации и выполнения им внутренних бюджетных процедур в период, подлежащий аудиторской проверке, что не соответствует подпункту «г» пункта 35 Правил осуществления внутреннего финансового аудита, согласно которому субъект внутреннего финансового аудита обязан не допускать к проведению аудиторских проверок должностных лиц субъекта внутреннего финансового аудита, которые в период, подлежащий аудиторской проверке, организовывали и выполняли внутренние бюджетные процедуры.

7.1.4. В соответствии с пунктом 28 Правил осуществления внутреннего финансового аудита субъект внутреннего финансового аудита подчиняется непосредственно и исключительно руководителю главного администратора бюджетных средств, администратора бюджетных средств [116] .

Несмотря на введение данной нормы, ситуация существенно не изменилась.

По состоянию на 31 декабря 2016 года доля ФОИВ, в которых субъект внутреннего финансового аудита подчиняется иному должностному лицу, составила 31 %, на 31 декабря 2017 года – 33 %, на 31 декабря 2018 года – 28 %.

Таким образом, в 28 % ФОИВ (т.е. практически в каждом четвертом ФОИВ) по состоянию на 31 декабря 2018 года субъект внутреннего финансового аудита подчиняется не руководителю ФОИВ, а иному должностному лицу, что не соответствует пункту 28 Правил осуществления внутреннего финансового аудита.

7.1.5. В образовательных программах и иных формах обучения, в которых затрагивались вопросы, связанные с содержательной частью внутреннего финансового аудита, принимало участие менее половины должностных лиц, входящих в состав субъектов внутреннего финансового аудита, а именно: в 2016 году – 39 % должностных лиц, в 2017 году – 42 % и в 2018 году – 37 %.

При этом в 2018 году в вышеуказанных мероприятиях не принимали участие должностные лица, входящие в состав субъектов внутреннего финансового аудита 32 ФОИВ, из них должностные лица 19 ФОИВ не принимали участие в вышеуказанных мероприятиях в течение трех лет (в период с 2016 по 2018 год).

Отмечаем, что за период с 2016 по 2018 год государственным заказом мероприятия, направленные на профессиональное развитие федеральных государственных гражданских служащих в части осуществления внутреннего финансового аудита, не предусматривались.

7.1.6. По итогам 2018 года средний годовой фонд оплаты труда субъекта внутреннего финансового аудита, являющегося структурным подразделением, превышает средний годовой фонд оплаты труда должностного лица, уполномоченного на осуществление внутреннего финансового аудита, в 3,8 раза. При этом одно уполномоченное должностное лицо установило в среднем 124 нарушения, в то время как одно должностное лицо структурного подразделения – 119 нарушений, что свидетельствует о превышении результативности деятельности уполномоченных должностных лиц.

С учетом изложенного отмечаем следующее:

1) Субъекты внутреннего финансового аудита не обеспечены квалифицированными кадрами:

· на 31 декабря 2018 года каждая шестая должность являлась вакантной;

· ежегодно каждое третье должностное лицо субъекта внутреннего финансового аудита покидает его;

· мероприятия по профессиональному развитию сотрудников в части осуществления внутреннего финансового аудита в каждом четвертом ФОИВ не проводятся. Государственный заказ на такие мероприятия не формируется.

2) Внутренний финансовый аудит осуществляется ФОИВ с нарушением нормативных правовых актов:

· практически каждое десятое должностное лицо, входящее в состав субъекта внутреннего финансового аудита, привлекается к осуществлению аудиторских проверок в условиях отсутствия соответствующих полномочий, отраженных в должностном регламенте, что не соответствует статье 47 Федерального закона № 79-ФЗ;

· практически каждое десятое должностное лицо, входящее в состав субъекта внутреннего финансового аудита, привлекается к осуществлению аудиторских проверок в условиях организации и выполнения им внутренних бюджетных процедур в период, подлежащий аудиторской проверке, что не соответствует подпункту «г» пункта 35 Правил осуществления внутреннего финансового аудита;

· по состоянию на 31 декабря 2018 года практически в каждом четвертом ФОИВ субъект внутреннего финансового аудита подчиняется не руководителю, а иному должностному лицу, что не соответствует пункту 28 Правил осуществления внутреннего финансового аудита.

7.2. Анализ достижения федеральными органами исполнительной власти целей внутреннего финансового аудита

7.2.1. Ежегодно в среднем каждое третье структурное подразделение ФОИВ, осуществляющее или принимающее участие в осуществлении внутренних бюджетных процедур, являлось объектом внутреннего финансового аудита.

При этом доля этих структурных подразделений с 2016 по 2018 год увеличилась незначительно на 3,6 процентных пункта.

7.2.2. Ежегодно из внутренних бюджетных процедур, в отношении которых внутренний финансовый аудит не осуществлялся, половина содержит операции со средним и высоким уровнями риска.

Таким образом, субъектами внутреннего финансового аудита не осуществлено приоритетное направление ресурсов на проверки внутренних бюджетных процедур, в рамках которых осуществляются операции со средним и высоким уровнями риска.

7.2.3. Всего за период с 2016 по 2018 год проведено 1 705 аудиторских проверок, из которых 370 проверок, или 22 %, проведено в отношении структурных подразделений центрального аппарата и 1 335 проверок, или 78 %, проведено в отношении подведомственных учреждений.

В соответствии с пунктом 30 Правил осуществления внутреннего финансового аудита объектами аудита являются структурные подразделения главного администратора бюджетных средств и администратора бюджетных средств [117] .

Отмечаем, что в период с 2016 по 2018 год субъекты внутреннего финансового аудита ФОИВ осуществляли аудиторские проверки также в подведомственных бюджетных учреждениях и федеральных государственных унитарных предприятиях, что не соответствует пункту 30 Правил осуществления внутреннего финансового аудита.

Кроме того, отдельные ФОИВ осуществляли аудиторские проверки в органах и организациях, не являющихся подведомственными. Например:

а) Федеральное агентство по делам национальностей проводило аудиторские проверки в органах государственной власти субъектов Российской Федерации на предмет целевого и эффективного использования средств федерального бюджета, предоставленных им в виде субсидий;

б) Управление делами Президента Российской Федерации провело аудиторскую проверку по вопросу использования некоммерческими неправительственными организациями субсидий из федерального бюджета, в рамках которой проверена как система контроля Управления делами Президента Российской Федерации за целевым использованием бюджетных средств, выделенных грантооператорам, так и деятельность самих грантооператоров;

в) Минобороны России провело аудиторскую проверку по вопросам использования бюджетных средств, выделенных из федерального бюджета в виде субсидии Общероссийской общественно-государственной организации «Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту».

Такие проверки должны осуществляться не в рамках внутреннего финансового аудита, а в рамках контроля соблюдения целей и условий предоставления субсидий, предусмотренных в соответствующих соглашениях о предоставлении субсидии.

Приведенные факты свидетельствует о потребности ФОИВ в осуществлении контроля использования бюджетных средств, предусмотренных им федеральным бюджетом, вне зависимости от механизма их конечного использования и организационно-правовой формы организации, осуществляющей это использование. При этом ФОИВ использует внутренний финансовый аудит во всех возможных случаях, вместо предусмотренных форм контроля, например таких, как контроль учредителя или контроль в соответствии с заключенными соглашениями о предоставлении субсидии.

7.2.4. По итогам проверок формируются отчеты о результатах аудиторских проверок [118] , которые должны содержать в том числе информацию о выявленных недостатках и нарушениях, об их причинах, о значимых бюджетных рисках, а также выводы о степени надежности внутреннего финансового контроля, выводы о достоверности бюджетной отчетности (о соответствии порядка ведения бюджетного учета методологии и стандартам бюджетного учета), предложения о повышении экономности и результативности использования бюджетных средств (что соответствует целям внутреннего финансового аудита, установленным пунктом 29 Правил осуществления внутреннего финансового аудита).

В ходе проведения экспертно-аналитического мероприятия отчеты о результатах аудиторских проверок, проведенных субъектами внутреннего финансового аудита ФОИВ (далее – отчеты), условно распределены на три группы: соответствующие Правилам осуществления внутреннего финансового аудита в полном объеме, частично и не соответствующие им. Данное распределение произведено в том числе по критериям наличия в отчетах следующей информации:

· предложения о повышении экономности и результативности бюджетных средств.

Отчеты соответствуют Правилам осуществления внутреннего финансового аудита частично, если отсутствует хотя бы один из перечисленных критериев (с учетом тематики аудиторской проверки).

Отчеты не соответствуют требованиям Правил осуществления внутреннего финансового аудита в следующих случаях:

· аудиторские проверки проводились в отношении объектов, не предусмотренных пунктом 30 Правил осуществления внутреннего финансового аудита (бюджетных учреждений, федеральных государственных унитарных предприятий и др.);

· в рамках внутреннего финансового аудита проводился иной контроль (например, контроль в сфере закупок, комплексные проверки финансово-хозяйственной деятельности, проверки текущей деятельности, не связанной с финансовыми вопросами).

Так, доля отчетов, соответствующих Правилам осуществления внутреннего финансового аудита в полном объеме, в период с 2016 по 2018 год увеличилась в 2 раза (с 12,5 % в 2016 году до 25,1 % в 2018 году).

В то же время значительная часть отчетов так и осталась не соответствующей (полностью или частично) Правилам осуществления внутреннего финансового аудита (каждые три отчета из четырех по данным за 2018 год).

7.2.5. Так, тренды количества выводов о системе внутреннего финансового контроля и количества аудиторских проверок совпадают.

При этом тренды количества подтверждений надежности системы внутреннего финансового контроля и количество аудиторских проверок не совпадают.

Таким образом, количество аудиторских проверок увеличивается, а количество подтверждений надежности системы внутреннего финансового контроля снижается.

Так, доля выводов, подтверждающих достоверность бюджетной отчетности, снижается при увеличении числа аудиторских проверок. Соответственно, доля иных выводов, отличных от подтверждения достоверности бюджетной отчетности, увеличивается при увеличении числа аудиторских проверок.

Анализ отчетов по итогам аудиторских проверок в части предложений об экономности и результативности использования бюджетных средств показал, что такие предложения в отчетах в основном отсутствуют.

Так, в 2016 году проведено 485 аудиторских проверок, по результатам которых только 8 ФОИВ подготовили 25 предложений об экономности и результативности использования бюджетных средств, в 2017 году – 571 проверка и 29 предложений у 9 ФОИВ, в 2018 году – 649 аудиторских проверок и 34 предложения у 11 ФОИВ. Следовательно, в период с 2016 по 2018 год в среднем на 19 аудиторских проверок приходилось только одно такое предложение.

Таким образом, цель внутреннего финансового аудита, связанная с подготовкой предложений о повышении экономности и результативности использования бюджетных средств, в 2016–2018 годах не достигалась.

7.2.6. В проверенном периоде значительно увеличилось ресурсное обеспечение субъектов внутреннего финансового аудита:

· штатная численность в период с 2016 по 2018 год увеличилась с 377 до 513 единиц, или на 36 %;

· фактическая численность – с 329 до 422 единиц, или на 28 %.

При этом за период с 2016 по 2018 год 78 % аудиторских проверок проведено ФОИВ в отношении подведомственных учреждений, что свидетельствует о потребности ФОИВ в осуществлении проверок именно в подведомственных учреждениях.

Вместе с тем получатели бюджетных средств из перечня объектов аудита исключены.

Отмечаем, что одной из целей внутреннего финансового аудита является подтверждение достоверности бюджетной отчетности. При этом сводная бюджетная отчетность главного администратора бюджетных средств формируется в том числе на основе показателей отчетности подведомственных получателей бюджетных средств.

Учитывая, что с марта 2018 года получатели бюджетных средств исключены из объектов внутреннего финансового аудита, субъект внутреннего финансового аудита не имеет возможности подтвердить достоверность сводной бюджетной отчетности главного администратора бюджетных средств и, как следствие, достичь цели внутреннего финансового аудита.

7.2.7. В ежегодных заключениях Счетной палаты Российской Федерации (далее – Счетная палата) на отчет об исполнении федерального бюджета приводится информация о фактах недостоверности бюджетной отчетности главных администраторов бюджетных средств, в том числе являющихся ФОИВ. Однако в отдельных ФОИВ субъекты внутреннего финансового аудита недостоверность бюджетной отчетности не выявляли.

Общее число ФОИВ, в которых Счетной палатой выявлены факты недостоверности бюджетной отчетности, а субъектами внутреннего финансового аудита эти факты не выявлялись, в 2016 году составило 19, в 2017 году – 12 ФОИВ, в 2018 году – 13 ФОИВ.

У 31 ФОИВ в течение проверенного периода качество внутреннего финансового аудита являлось недостаточным: субъектами внутреннего финансового аудита не выявлялись факты недостоверности бюджетной отчетности, в то время как проверками Счетной палаты такие факты были установлены.

Это свидетельствует о том, что в данных ФОИВ одна из целей внутреннего финансового аудита так и не была достигнута.

Так, отмечаем следующее:

· цели внутреннего финансового аудита в полном объеме не достигаются;

· отчеты о результатах аудиторских проверок имеют низкое качество. За три года в среднем только 20 % отчетов соответствовало требованиям Правил осуществления внутреннего финансового аудита;

· анализ практики правоприменения осуществления внутреннего финансового аудита свидетельствует о сформировавшейся потребности перехода на внутренний аудит и его распространения на бюджетные расходы, предусмотренные федеральным бюджетом, и запланированные цели и показатели деятельности главных администраторов бюджетных средств.

7.3. Анализ результатов проведенного федеральными органами исполнительной власти внутреннего финансового аудита

7.3.1. В соответствии с пунктом 54 Правил осуществления внутреннего финансового аудита по итогам рассмотрения отчета о результатах аудиторской проверки руководитель ФОИВ должен принять одно или несколько из следующих решений:

· о необходимости реализации аудиторских выводов, предложений и рекомендаций;

· о недостаточной обоснованности аудиторских выводов, предложений и рекомендаций;

· о применении материальной и (или) дисциплинарной ответственности к виновным должностным лицам, а также о проведении служебных проверок;

· о направлении материалов в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере, его территориальные органы и (или) правоохранительные органы в случае наличия признаков нарушений, в отношении которых отсутствует возможность их устранения;

· о проведении мероприятий, предусмотренных пунктом 25 Правил осуществления внутреннего финансового аудита [119] .

В ходе проведения анализа соответствующие решения, принятые руководителями и иными должностными лицами ФОИВ по итогам рассмотрения отчетов о результатах аудиторских проверок, проведенных в 2016–2018 годах, распределены по двум группам:

· решения, которыми не предусмотрено управленческое воздействие.

Примерами решений, направленных на управленческое воздействие, являются решения о взыскании неправомерно израсходованных денежных средств с контрагентов, об осуществлении анализа бюджетных рисков по каждой операции с целью недопущения негативного влияния на результаты внутренней бюджетной процедуры, о пересмотре показателей эффективности использования субсидий и разработке методики их определения, о проведении инвентаризации, о принятии мер по сокращению дебиторской и кредиторской задолженностей, о внесении исправительных бухгалтерских записей, о приведении внутренних правовых документов в соответствие требованиям действующего законодательства.

Примерами решений, которыми не предусмотрено управленческое воздействие, являются решения об усилении контроля (без определения предмета контроля или конкретных мероприятий и сроков их реализации), о продолжении соблюдения норм внутренних правовых актов, а также резолюции об ознакомлении с отчетами о результатах аудиторских проверок.

При увеличении количества аудиторских проверок увеличивается и количество принятых решений, что свидетельствует о росте заинтересованности руководства ФОИВ в результатах внутреннего финансового аудита.

Отмечаем, что все решения, предусмотренные пунктом 54 Правил осуществления внутреннего финансового аудита, относятся к решениям, направленным на управленческое воздействие.

В этой связи решения, которыми не предусмотрено управленческое воздействие, – это решения, не предусмотренные Правилами осуществления внутреннего финансового аудита.

Следовательно, в 2016 году 27 % принятых решений не соответствовало пункту 54 Правил осуществления внутреннего финансового аудита, в 2017 году – 19 %, в 2018 году – 17 %. При этом имеет место тенденция снижения доли решений, которыми не предусмотрено управленческое воздействие, в общем числе решений.

7.3.2. В соответствии с подпунктом «д» пункта 53 Правил осуществления внутреннего финансового аудита субъекты внутреннего финансового аудита в отчетах о результатах аудиторских проверок формируют выводы, предложения и рекомендации по устранению выявленных нарушений и недостатков, принятию мер по минимизации бюджетных рисков, внесению изменений в карты внутреннего финансового контроля, а также предложения по повышению экономности и результативности использования бюджетных средств.

Указанные предложения можно условно разделить на следующие группы:

· предложения в части системы внутреннего финансового контроля;

· предложения по вопросам бюджетной отчетности и ведения бюджетного учета;

· предложения о повышении экономности и результативности использования бюджетных средств;

Так, с увеличением количества аудиторских проверок (2016, 2017 и 2018 годы – 485, 571 и 649 проверок соответственно) увеличивается количество предложений, сформированных субъектами внутреннего финансового аудита.

Кроме того, увеличивается среднее количество предложений, сформированных по итогам одной аудиторской проверки (в 2016 году таких предложений в среднем 4, в 2017 году – 5 и в 2018 году – 7).

На графиках представлены тренды количества аудиторских проверок и количества предложений, из которых видно, что за период с 2016 по 2018 год количество предложений увеличивается более высокими темпами.

Отмечаем, что основная доля предложений субъектов внутреннего финансового аудита относится к группе иных предложений, касающихся в основном процедурных вопросов (внесения изменений в нормативные правовые акты ведомств, внутриведомственного взаимодействия и т.д.), а также к организации текущей деятельности (взаиморасчетов с контрагентами, проведения инвентаризации и т.д.). Предложения, направленные на повышение экономности и результативности расходов, практически отсутствовали.

7.3.3. Анализ законодательства, регулирующего вопросы внутреннего финансового аудита, показал следующее.

1. В соответствии с Правилами осуществления внутреннего финансового аудита с марта 2018 года получатели бюджетных средств исключены из перечня объектов аудита.

Согласно пункту 1 статьи 160.2-1 Бюджетного кодекса (в редакции от 26 июля 2019 года), внутренний финансовый аудит является деятельностью по формированию и предоставлению в том числе руководителю получателя бюджетных средств перечня информации, установленного этой же статьей. Следовательно, внутренний финансовый аудит должен проводиться и в отношении получателя бюджетных средств.

Кроме того, пунктом 5 статьи 160.2-1 Бюджетного кодекса определено, что внутренний финансовый аудит осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, т.е. в соответствии с Правилами осуществления внутреннего финансового аудита.

Таким образом, Правила осуществления внутреннего финансового аудита с июля 2019 года не соответствуют Бюджетному кодексу в части необходимости осуществления внутреннего финансового аудита в получателе бюджетных средств.

2. Цели осуществления внутреннего финансового аудита, установленные Бюджетным кодексом и Правилами осуществления внутреннего финансового аудита, соответствуют друг другу не в полной мере.

3. В 2018 году Федеральному казначейству от трех ФОИВ переданы полномочия по ведению бюджетного учета и формированию бюджетной отчетности, а также начислению и оплате труда, иных выплат и связанных с ними обязательных платежей в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации.

В 2019 году указанные полномочия переданы Федеральному казначейству еще от 13 ФОИВ.

На примере взаимодействия Росаккредитации и Федерального казначейства установлено, что органы Федерального казначейства обязаны обеспечить в рамках соглашения выполнение отдельных бюджетных процедур, в том числе ведение бюджетного учета, формирование бюджетной отчетности и составление консолидированной бюджетной (бухгалтерской) отчетности. Подписание отчетности осуществляется Росаккредитацией.

При этом в соглашениях, подписанных Росаккредитацией с Федеральным казначейством и территориальными органами Росаккредитации с территориальными органами Федерального казначейства, не отражены вопросы осуществления внутреннего финансового аудита с целью подтверждения достоверности бюджетной отчетности и соответствия порядка ведения бюджетного учета методологии и стандартам бюджетного учета, установленным Минфином России.

Вопросы осуществления внутреннего финансового аудита в случае передачи полномочий по осуществлению внутренних бюджетных процедур от одного ФОИВ другому не отражены в Правилах осуществления внутреннего финансового аудита.

В ходе экспертно-аналитического мероприятия выявлен пробел в законодательстве Российской Федерации в части распределения между ФОИВ полномочий по осуществлению внутреннего финансового аудита в случае передачи полномочий по осуществлению внутренних бюджетных процедур от одного ФОИВ другому.

Отмечаем, что проектом федерального стандарта внутреннего финансового аудита «Права и обязанности должностных лиц (работников) при осуществлении внутреннего финансового аудита», подготовленным Минфином России, затрагивается вопрос передачи полномочий по ведению бюджетного учета и составлению бюджетной отчетности.

Однако данный стандарт требует более детальной проработки в части передачи полномочий по осуществлению внутреннего финансового аудита.

4. Согласно статье 100 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» ФОИВ осуществляют ведомственный контроль в сфере закупок.

Подпунктом «б» пункта 3 Правил осуществления ведомственного контроля в сфере закупок для обеспечения федеральных нужд [120] предусмотрена необходимость проведения контроля за соблюдением требований к обоснованию закупок и обоснованности закупок.

Одновременно пунктом 42 Методических рекомендаций по осуществлению внутреннего финансового аудита [121] установлена необходимость изучения обоснованности объектов закупок, в том числе обоснованности начальных (максимальных) цен контрактов.

Таким образом, один и тот же вопрос (обоснованность закупок) должен изучаться в ходе проведения независимых друг от друга мероприятий – внутреннего финансового аудита и контроля в сфере закупок.

При этом ФОИВ проводят проверки с наименованием «аудиторская», в рамках которых изучаются вопросы, не только касающиеся внутреннего финансового аудита, но и относящиеся к закупочной деятельности, что не соответствует требованиям Правил осуществления внутреннего финансового аудита.

Таким образом, имеет место деформация полномочий ФОИВ в целях удовлетворения потребности руководства ФОИВ в контроле и аудите всех сфер деятельности. Это негативно влияет на возможность создания в ФОИВ единого центра компетенций в сфере внутреннего контроля и аудита, и, как следствие, повышения качества управления, в том числе в части финансового менеджмента.

5. Минтруд России подготовил и утвердил Справочник квалификационных требований к специальностям, направлениям подготовки, знаниям и умениям, которые необходимы для замещения должностей государственной гражданской службы с учетом области и вида профессиональной служебной деятельности государственных гражданских служащих (далее – Справочник) [122] .

Справочником предусмотрена профессиональная служебная деятельность – осуществление внутреннего финансового аудита.

Несмотря на то что обязанность по осуществлению внутреннего финансового аудита установлена для всех ФОИВ, Справочником данная деятельность предусмотрена только для одного федерального государственного органа – Федеральной налоговой службы.

Таким образом, ФОИВ (за исключением Федеральной налоговой службы) не могут использовать Справочник для установления требований к знаниям и профессиональным умениям для лиц, претендующих на замещение должностей, входящих в состав субъекта внутреннего финансового аудита.

Так, отмечаем следующее:

а) в среднем 21 % решений, принимаемых руководством ФОИВ по итогам рассмотрения отчетов о результатах аудиторских проверок, не соответствует требованиям пункта 54 Правил осуществления внутреннего финансового аудита;

б) происходит подмена деятельности, связанная с тем, что под видом внутреннего финансового аудита ФОИВ проводят проверки финансово-хозяйственной деятельности, проверки текущей деятельности и осуществляют контроль в сфере закупок;

в) отдельные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы внутреннего финансового аудита, не соответствуют друг другу:

· правила осуществления внутреннего финансового аудита не соответствуют нормам Бюджетного кодекса в части необходимости осуществления внутреннего финансового аудита в получателях бюджетных средств;

· цели внутреннего финансового аудита, указанные в Правилах осуществления внутреннего финансового аудита, не в полной мере соответствуют целям, указанным в Бюджетном кодексе;

г) нормативно-правовое регулирование имеет существенные недостатки:

· процедуры осуществления внутреннего финансового аудита в значительной степени формализованы и не позволяют получить полную информацию о результативности бюджетных расходов;

· распределение между ФОИВ полномочий по осуществлению внутреннего финансового аудита в случае передачи полномочий по осуществлению внутренних бюджетных процедур от одного ФОИВ другому не урегулировано;

· существует дублирование функций субъекта внутреннего финансового аудита и органа ведомственного контроля, осуществляющего контроль в сфере закупок, связанное с необходимостью проверять один и тот же вопрос – обоснованность закупок.

8. Выводы

8.1. Анализ практики осуществления внутреннего финансового аудита в период с 2016 по 2018 год показал, что ФОИВ не соблюдают требования Правил осуществления внутреннего финансового аудита.

8.2. Цели внутреннего финансового аудита не достигаются. Влияние внутреннего финансового аудита на повышение экономности и результативности несущественно.

8.3. Существующая система не способствует привлечению квалифицированных работников, выявляющих проблемы в финансовой деятельности и предлагающих эффективные способы их решения.

8.4. Внутренний финансовый аудит как инструмент имеет очень узкое применение и не позволяет провести комплексный анализ деятельности ФОИВ и подготовить предложения, направленные на повышение эффективности и результативности деятельности.

8.5. Результат деятельности субъектов внутреннего финансового аудита ввиду ограниченного применения этого инструмента не позволяет принимать комплексные управленческие решения.

9. Предложения

9.1. Внести изменения в законодательство Российской Федерации, направленные на трансформацию действующей системы внутреннего финансового аудита в систему внутреннего аудита деятельности органов государственной власти.

9.2. В срок до 1 июня 2020 года разработать и утвердить «дорожную карту» по трансформации действующей системы внутреннего финансового аудита в систему внутреннего аудита, предусматривающую в том числе:

а) определение в части основного целеполагания внутреннего аудита задач по анализу достижения поставленных целей, оценке эффективности и результативности использования бюджетных средств;

б) включение в систему внутреннего аудита подведомственных органам государственной власти территориальных органов и учреждений;

в) мероприятия по стандартизации системы внутреннего аудита, в том числе обеспечивающей проведение внутренней оценки результатов деятельности и организацию внутриведомственного взаимодействия субъектов внутреннего аудита в целях достижения задач, поставленных перед главным администратором (администратором) бюджетных средств.

9.3. Внести в действующее законодательство изменения, направленные на обеспечение фактической независимости внутреннего аудитора, подчинив его деятельность исключительно руководителю федерального органа исполнительной власти, в том числе путем внесения изменений в реестр должностей федеральной государственной гражданской службы и установления должности государственной гражданской службы «внутренний аудитор» категории «руководители» высшей группы должностей.

9.4. Продолжить работу по совершенствованию автоматизированных информационных систем, направленную на развитие процессов внутрисистемного контроля, обеспечивающих качественное и эффективное исполнение бюджетных процедур.

9.5. Рекомендовать Минфину России совместно с Минтрудом России на регулярной основе организовывать проведение мероприятий, направленных на профессиональное развитие государственных служащих, осуществляющих полномочия по внутреннему финансовому аудиту.

9.6. Направить информационное письмо в Правительство Российской Федерации с предложениями по совершенствованию системы внутреннего финансового аудита.

9.7. Направить информацию об основных итогах и отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Аудитор Счетной палаты Российской Федерации   Т.В.БЛИНОВА

ОТЧЕТ
о результатах совместного контрольного мероприятия
«Проверка использования средств, направленных на развитие подотраслей растениеводства и животноводства в Южном федеральном округе, в том числе на поддержку производства продукции на экспорт в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года (с Контрольно-счетной палатой Ростовской области)»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации

29 ноября 2019 года

1. Основание проведения контрольного мероприятия

Пункт 2.3.2.8 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год, пункт 1.6.8 Плана работы Контрольно-счетной палаты Ростовской области на 2019 год.

2. Предмет контрольного мероприятия

· Исполнение объектами совместного контрольного мероприятия законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, а также документов, регламентирующих их деятельность в области сельского хозяйства;

· деятельность объектов совместного контрольного мероприятия при реализации мероприятий Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы (далее – Госпрограмма), направленных на развитие растениеводства и животноводства, в том числе на поддержку производства продукции на экспорт при реализации задач;

· бюджетные ассигнования, выделенные на реализацию мероприятий Госпрограммы и региональных программ развития сельского хозяйства.

3. Объекты контрольного мероприятия

· Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (далее – Минсельхоз России).

· Министерство сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области (далее – минсельхозпрод РО).

4. Срок проведения контрольного мероприятия

С июля по ноябрь 2019 года.

5. Цель контрольного мероприятия

Анализ влияния мероприятий Госпрограммы и региональных программ развития сельского хозяйства субъектов Южного федерального округа, направленных на развитие растениеводства и животноводства (в том числе на производство экспортно ориентированной продукции), на примере Ростовской области.

6. Проверяемый период деятельности

2017–2018 годы и истекший период 2019 года.

7. Результаты контрольного мероприятия

7.1. Цель 1. Анализ влияния мероприятий Госпрограммы и региональных программ развития сельского хозяйства субъектов Южного федерального округа, направленных на развитие растениеводства и животноводства (в том числе на производство экспортно ориентированной продукции), на примере Ростовской области

Анализ состояния агропромышленного комплекса в Южном федеральном округе

Южный федеральный округ (далее – ЮФО), в состав которого входят восемь субъектов Российской Федерации [123] , занимает 2,6 % территории страны. На его долю приходится 11,2 % населения России (16,4 млн человек), из которых сельское население составляет 6,1 млн человек (37,4 %).

Агропромышленный комплекс ЮФО занимает третье место по объемам производства продукции сельского хозяйства в России. Так, по итогам 2018 года продукция сельского хозяйства в фактических ценах в хозяйствах всех категорий составила 903,94 млрд рублей, увеличившись по сравнению с 2017 годом на 1,3 % (892,5 млрд рублей), из них продукция растениеводства – 615,5 млрд рублей (68,1 % общего объема); продукция животноводства – 288,4 млрд рублей (31,9 %).

В 2018 году доля валовой продукции сельского хозяйства ЮФО в общероссийском производстве составила 16,9 %, из которой 7,2 % приходилось на Краснодарский край, 4,8 % – на Ростовскую область и 2,4 % – на Волгоградскую область.

Из всех субъектов, входящих в состав ЮФО, рост производства сельхозпродукции в 2018 году отмечен только в Астраханской области (на 8,7 %). Наибольшее снижение наблюдалось в Республике Крым (на 12 %), Ростовской области (на 8,6 %), г. Севастополе (на 3,9 %), Республике Калмыкия (на 8 %), Краснодарском крае (на 3,6 %).

По состоянию на 1 января 2018 года [124] общая площадь земель, используемых в сельском хозяйстве ЮФО, составила 34,4 млн га, в том числе сельхозугодья – 31,4 млн га, из них пашня – 18 млн га (57,5 %).

По итогам 2017–2018 годов регионы ЮФО стабильно занимали одни из первых мест в Российской Федерации по производству основных видов сельхозпродукции.

Ростовская область входит в ТОП-10 общероссийского рейтинга по производству основных сельскохозяйственных продуктов (за 2018 год), занимает лидирующие позиции по производству пшеницы, подсолнечника, зерновых и зернобобовых, яиц, молока, овощей. В структуре производства продукции сельского хозяйства продукция растениеводства по итогам 2018 года занимает 68 %, продукция животноводства – 32 %. В 2017 году указанное соотношение составляло 69,7 % и 30,3 % соответственно.

Кроме того, Ростовская область является крупнейшим экспортером продукции сельского хозяйства. Так, в 2018 году экспорт зерновых и масличных культур, включая продукты их переработки, составил 20,6 млн тонн, экспорт растительных масел – порядка 760 тыс. тонн, что больше объемов экспорта 2017 года. Все это обусловило выбор данного субъекта Российской Федерации как объекта контрольного мероприятия.

Соответствие нормативных правовых актов, принятых федеральными органами государственной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в части развития растениеводства и животноводства, реализации продукции сельского хозяйства на экспорт, документам стратегического планирования

Приоритеты государственной политики в сфере развития агропромышленного комплекса (АПК) в части развития растениеводства и животноводства сформулированы в документах стратегического планирования [125] , в том числе в Госпрограмме [126] , определяющей цели и основные направления развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на среднесрочный период, а также финансовое обеспечение и механизмы реализации предусматриваемых мероприятий.

С 2019 года для достижения национальной цели по созданию в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и АПК, высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами, определенной Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 по федеральному проекту «Экспорт продукции АПК» национального проекта «Международная кооперация и экспорт» на развитие подотраслей растениеводства и животноводства в рамках Госпрограммы направлено 4 мероприятия.

Выборочный анализ региональных программ развития сельского хозяйства субъектов ЮФО свидетельствует о несоответствии их целевых показателей показателям результативности предоставления субсидии из федерального бюджета на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения, установленных в соглашениях о предоставлении субсидии и приложении № 10 постановления Правительства Российской Федерации от 14 июля 2012 г. № 717.

Так, согласно госпрограмме Астраханской области [127] , показатели [128] , характеризующие реализацию мероприятий подпрограммы «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения Астраханской области», не соответствуют показателям результативности [129] , установленным соглашением о предоставлении субсидии [130] .

Аналогично в госпрограмме Ростовской области [131] отсутствует показатель «Площадь мелиорируемых земель, введенных в эксплуатацию за счет реконструкции, технического перевооружения и строительства новых мелиоративных систем общего и индивидуального пользования», установленный в соглашении от 1 февраля 2019 г. № 082-08-2019-120.

Анализ результативности реализации мероприятий по поддержке растениеводства и животноводства, в том числе при реализации сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на экспорт, предусмотренных Госпрограммой и региональными программами развития сельского хозяйства, субъектами Российской Федерации, входящими в состав ЮФО

За 2017–2018 годы на развитие подотраслей растениеводства и животноводства в рамках Госпрограммы направлено 264 332,6 млн рублей, в том числе субъектам, входящим в состав ЮФО, – 27 844,6 млн рублей, из них бюджету Ростовской области – 7 476,7 млн рублей (26,9 % от объемов финансирования ЮФО). За 10 месяцев 2019 года на развитие подотраслей растениеводства и животноводства в рамках Госпрограммы направлено 81 331,2 млн рублей (74,9 % к предусмотренному), в том числе субъектам, входящим в состав ЮФО, – 8 434,2 млн рублей (61,8 % от плана), из них бюджету Ростовской области – 1 300,6 млн рублей (50,4 % от плана).

По данным Росстата, в Ростовской области на 1 января 2019 года осуществляли деятельность 12 038 сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ) и индивидуальных предпринимателей, из них 3 160, или 26,3 %, являлись получателями различных мер государственной поддержки на сумму 4 052,9 млн рублей. При этом согласно ведомственной отчетности доля произведенной ими сельхозпродукции составляла 42,8 % (76 981,8 млн рублей) в общем объеме продукции области (179 884,8 млн рублей) (форма № 9-АПК, № 13-АПК).

В 2017–2018 годах отмечается высокая концентрация субсидий от 60 до 100 % у ограниченного количества получателей господдержки – от 1 до 3. Данный факт отмечается в проверяемый период по 8 из более чем 20 субсидий.

Также государственная поддержка не всегда обеспечивает положительные финансовые результаты деятельности сельхозорганизаций.

Так, в частности, некоторые организации, являясь крупнейшими получателями субсидий на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам, а это 62 % от общего объема, или почти 1 млрд рублей, по итогам 2018 года либо не завершили плановую реализацию инвестиционных проектов, либо не вышли на безубыточный уровень деятельности (ООО «Донбиотех», ООО «Донская усадьба»).

Например, в отношении ООО «Евродон-Юг», получившего господдержку порядка 400 млн рублей, начата процедура банкротства. В то же время следует иметь в виду ряд внешних факторов, повлиявших на рентабельность предприятия, в том числе вспышки птичьего гриппа.

При этом в объемах птицеводческой продукции региона доля этой организации (производитель мяса птицы) составила более 40 %. В связи с чем можно говорить о снижении ожидаемого эффекта господдержки на развитие животноводства области в целом.

Как следствие, по итогам 2018 года показатель госпрограммы РО «Индекс производства продукции животноводства в хозяйствах всех категорий» не был достигнут и составил 95,5 %, или на 5,1 процентного пункта меньше 2017 года.

По результатам контрольного мероприятия в Минсельхозе России и минсельхозпроде РО выявлены нарушения федерального и регионального законодательства на общую сумму 447 млн рублей, а также нарушения, требующие принятия мер прокурорского реагирования.

Сумма выявленных финансовых нарушений в минсельхозпроде РО в проверяемый период составила 66,5 млн рублей.

1) Установлены факты, свидетельствующие о ненадлежащем исполнении обязанностей должностными лицами минсельхозпрода РО и причинении ущерба государству на сумму 46,6 млн рублей.

1.1) Субсидия на поддержку производства и реализации тонкорунной и полутонкорунной шерсти (далее – субсидия) предоставляется сельхозтоваропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство) в соответствии с пунктом 1.5.3 Положения № 83 [132] .

В целях получения субсидий ИП Глава КФХ Гаджимагомедов М.М. (далее – ИП Гаджимагомедов М.М.), ИП Глава КФХ Гасангаджиев М.А. (далее – ИП Гасангаджиев М.А.) и ИП Глава КФХ Абдулкадиров Я.М. (далее – ИП Абдулкадиров Я.М.) в проверяемом периоде представили в минсельхозпрод РО заявления о предоставлении субсидии с приложением необходимого комплекта документов [133] , в том числе копии договоров поставки, заключенных 27 сентября 2017 года с филиалом федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства» (далее – ФГБНУ ВНИИОК, Учреждение) и заверенные копии товарных накладных [134] .

По результатам рассмотрения документов минсельхозпродом РО в проверяемом периоде предоставлены субсидии на сумму 2,22 млн рублей, в том числе: в 2017 году ИП Абдулкадирову Я.М. – в размере 0,5 млн рублей (федеральный бюджет – 0,47 млн рублей), ИП Гаджимагомедову М.М. – в размере 0,8 млн рублей (федеральный бюджет – 0,7 млн рублей), ИП Гасангаджиеву М.А. – в размере 0,6 млн рублей (федеральный бюджет – 0,55 млн рублей) и в 2018 году ИП Гасангаджиеву М.А. – в сумме 0,4 млн рублей (федеральный бюджет – 0,3 млн рублей).

Вместе с тем ФГБНУ ВНИОК не является перерабатывающей шерсть организацией (переработчиком), поскольку переработка шерсти как вид деятельности уставом учреждения [135] , не предусмотрена.

Кроме того, ФГБНУ ВНИИОК согласно выписке из ЕГРЮЛ прекратило свою деятельность 26 сентября 2017 года, то есть до момента заключения договоров поставки (27 сентября 2017 года), путем реорганизации в форме присоединения. Это может свидетельствовать о предоставлении указанными заявителями в минсельхозпрод РО подложных документов, подтверждающих реализацию шерсти ФГБНУ ВНИИОК, с целью неправомерного получения средств государственной поддержки.

Выявленные нарушения имеют признаки ненадлежащего исполнения своих обязанностей должностными лицами минсельхозпрода РО при предоставлении государственной поддержки сельхозтоваропроизводителям, повлекшего причинение ущерба государству на сумму 2,22 млн рублей (федеральный бюджет – 2,02 млн рублей).

1.2) В соответствии с пунктом 2.2 Положения № 107 [136] ИП Борцов А.В. 12 октября 2018 года направил в минсельхозпрод РО заявление о предоставлении субсидии на возмещение части затрат на мероприятия по техническому перевооружению гидротехнических сооружений с приложением справки-расчета о размере причитающейся субсидии в размере 3,42 млн рублей и расшифровки фактически осуществленных расходов в 2018 году на общую сумму 8,54 млн рублей.

В 2018 году в соответствии с реестром получателей субсидий от 22 октября 2018 г. № 1, утвержденным и.о. министра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области С.В.Полуляшной, и на основании соглашения о предоставлении субсидии от 23 октября 2018 г. № 6, подписанного со стороны министерства заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области Д.А.Репкой, ИП Борцову А.В. была предоставлена субсидия в объеме 3,4 млн рублей, или 40 % фактически понесенных затрат.

В соответствии с пунктом 2.11.2 Положения № 107 размер субсидии за счет средств федерального/областного бюджета на выполнение мероприятий по техническому перевооружению не должен превышать 50 % фактических затрат, произведенных сельхозтоваропроизводителем на эти цели.

Вместе с тем ИП Борцов А.В. 3 декабря 2018 года повторно направил заявление о предоставлении субсидии и справку-расчет о размере причитающейся субсидии, в соответствии с которой его фактические затраты на мероприятия по техническому перевооружению остались прежними и составили 8,54 млн рублей. При этом размер причитающейся субсидии в справке ИП Борцовым А.В. был необоснованно увеличен на 1,75 млн рублей до 5,2 млн рублей, то есть до 60,5 % от суммы фактически понесенных затрат (8,54 млн рублей), что превышает предельно допустимый объем такой субсидии, установленный пунктом 2.11.2 Положения № 107 (не более 50 %, или 4,3 млн рублей).

На основании дополнительного соглашения [137] минсельхозпродом РО ИП Борцову А.В. предоставлена субсидия в размере 1,75 млн рублей. Сумма необоснованно возмещенных министерством ИП Борцову А.В. затрат составила 0,9 млн рублей (5,2 млн рублей – 4,3 млн рублей).

Аналогичные нарушения установлены при предоставлении минсельхозпродом РО в 2018 году 24 сельхозтоваропроизводителям [138] на возмещение части фактически осуществленных расходов на выполнение гидромелиоративных мероприятий, связанных со строительством, реконструкцией и техническим перевооружением мелиоративных систем общего и индивидуального пользования и отдельно расположенных гидротехнических сооружений, с превышением предельно допустимого размера возмещения фактически понесенных затрат, установленного пунктом 2.11.2 Порядка № 107, на сумму 50,3 млн рублей (федеральный бюджет – 43,77 млн рублей).

Выявлены факты при предоставлении минсельхозпродом РО господдержки сельхозтоваропроизводителям причинения ущерба государству на сумму 51,2 млн рублей (федеральный бюджет – 44,55 млн рублей).

2) Системные нарушения минсельхозпрода РО при предоставлении в 2017–2018 годах грантовой поддержки выявлены на сумму 15,16 млн рублей.

2.1) Минсельхозпродом РО необоснованно предоставлен грант на развитие семейной животноводческой фермы за счет средств федерального бюджета в размере 4,54 млн рублей ИП Главе КФХ Никишаеву В.Ю., являющемуся на момент подачи заявки на участие в конкурсе учредителем ООО «Лидер» [139] . При этом [140] при предоставлении грантов на развитие семейных животноводческих ферм предусмотрено, что участник конкурсного отбора не должен являться учредителем (участником) коммерческой организации за исключением КФХ, главой которого он является.

2.2) В 2017–2018 годах минсельхозпрод РО необоснованно предоставил гранты на поддержку начинающих фермеров за счет средств федерального бюджета в размере 10,62 млн рублей главам четырех КФХ, осуществлявшим предпринимательскую деятельность в качестве индивидуальных предпринимателей более шести месяцев в течение последних трех лет, а также главам двух КФХ, являющимся участниками коммерческих организаций [141] . Это нарушает требования к участнику конкурсного отбора (начинающему фермеру), который не должен осуществлять предпринимательскую деятельность в течение последних трех лет в качестве индивидуального предпринимателя без образования юридического лица и (или) являться учредителем (участником) коммерческой организации, за исключением КФХ, главой которого он является.

3) Минсельхозпродом РО неправомерно предоставлялись субсидий сельхозтоваропроизводителям, в том числе в заниженных размерах, в нарушение действующего законодательства на сумму 4,71 млн рублей.

3.1) В соответствии с пунктом 6 Правил № 9 [142] средства из бюджетов субъектов Российской Федерации (местных бюджетов), источником финансового обеспечения которых являются субсидии, предоставляются на возмещение части затрат на закладку и уход за многолетними насаждениями, понесенных сельхозтоваропроизводителями в текущем финансовом году, а также в отчетном финансовом году в случае непредоставления соответствующей субсидии в отчетном финансовом году на возмещение указанных затрат.

Минсельхозпродом РО в 2017 году в нарушение пункта 6 Правил № 9 на основании соглашения от 12 декабря 2017 г. № 17 была предоставлена субсидия ООО «Победа» на возмещение части затрат на закладку многолетнего сада интенсивного типа в размере 3,52 млн рублей (федеральный бюджет – 3,34 млн рублей) и ООО «Винодельня Ведерниковъ» – в объеме 0,7 млн рублей (федеральный бюджет – 0,67 млн рублей), при том, что в 2016 году аналогичная субсидия указанным организациям уже предоставлялась.

3.2) В соответствии с пунктом 1.5.3 Порядка № 83 субсидия на поддержку тонкорунного и полутонкорунного овцеводства предоставляется сельхозтоваропроизводителям, осуществляющим производство шерсти и ее реализацию в перерабатывающие организации в текущем году на территории Российской Федерации, по ставкам на 1 кг шерсти.

Согласно пункту 2.10 Порядка № 83 размер субсидии рассчитывается по ставкам, устанавливаемым правовыми актами минсельхозпрода РО, и по формулам расчета размера субсидии.

Минсельхозпродом РО в 2017 году в нарушение Порядка № 83 предоставлялась субсидия на поддержку тонкорунного и полутонкорунного овцеводства не в соответствии с утвержденными министерством ставками, в связи с чем ИП Главе КФХ Магомедову М.Х. и ООО «Белозерное» не доначислены субсидии в размере 0,3 млн рублей (федеральный бюджет – 0,27 млн рублей) и 0,45 млн рублей (федеральный бюджет – 0,43 млн рублей) соответственно.

Сумма выявленных финансовых нарушений в Минсельхозе России в проверяемый период составила 380,5 млн рублей.

1) Минсельхозом России нарушены требования, установленные Правилами № 999 [143] , в связи с чем в доход федерального бюджета не были перечислены средства в сумме 35,28 млн рублей, подлежащие возврату при неисполнении субъектами Российской Федерации обязательств по достижению показателей результативности использования субсидий.

1.1) В нарушение пункта 20 Правил № 999, а также пункта 4.1.4 соглашения от 19 декабря 2017 г. № 082-08-1300 о предоставлении субсидий бюджету Республики Крым за счет средств, выделенных из резервного фонда Правительства Российской Федерации на повышение продуктивности в молочном скотоводстве, при недостижении Советом министров Республики Крым значения показателя результативности использования субсидии «Производство молока в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей» Минсельхоз России не направил в высший исполнительный орган государственной власти Республики Крым требование по возврату из бюджета субъекта Российской Федерации в федеральный бюджет объема средств, рассчитанного в соответствии с пунктом 16 Правил № 999, в связи с чем в доход федерального бюджета не были перечислены средства в сумме 7,27 млн рублей (расчетно) [144] .

1.2) В нарушение пункта 18 Правил № 6 [145] и пункта 20 Правил № 999, а также пунктов 4.1.4 соглашений от 15 февраля 2017 г. № 082-08-1221 и от 30 января 2018 г. № 082-08-2018-114 о предоставлении из федерального бюджета в 2017–2018 годах бюджету Ростовской области субсидии на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения при недостижении Ростовской областью значений показателей результативности использования субсидии Минсельхоз России не направил в высший исполнительный орган государственной власти Ростовской области требование по возврату средств из бюджета субъекта Российской Федерации в федеральный бюджет, в связи с чем в доход федерального бюджета не были перечислены средства в сумме 28,01 млн рублей (расчетно) [146] .

2) Выявлены системные нарушения Минсельхозом России условий предоставления субсидий в 2019 году на сумму 345,24 млн рублей.

2.1) В нарушение условий предоставления субсидий, предусмотренных пунктом 6 Правил предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства, приведенных в приложении № 7 к Госпрограмме [147] , а также подпункта «в» пункта 3.2 соглашения от 30 января 2019 г. № 082-09-2019-064 о предоставлении субсидии из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации, в соответствии с которыми в качестве одного из условий предоставления субсидий предусматривается соответствие заключенного соглашения положениям пункта 10 Правил № 999, Минсельхозом России заключено с правительством Ростовской области соглашение от 30 января 2019 г. № 082-09-2019-064, не содержащее положение подпункта л(2) пункта 10 Правил № 999, на основании которого в 2019 году из федерального бюджета предоставлена бюджету Ростовской области субсидия на оказание несвязанной поддержки сельхозтоваропроизводителям в области растениеводства в объеме 129,04 млн рублей.

Изменения в соглашение от 30 января 2019 г. № 082-09-2019-064, предусматривающие перечисление бюджету региона субсидии при наличии нормативного правового акта Ростовской области, содержащего предусмотренные подпунктом л(2) пункта 10 Правил № 999 условия, были внесены дополнительным соглашением от 13 марта 2019 г. № 082-09-2019-064/1.

Соответствующие изменения в региональное законодательство [148] внесены 18 апреля 2019 года [149] , или по истечении 78 дней с момента предоставления субсидии бюджету Ростовской области в указанном объеме.

2.2) Минсельхозом России в 2019 году предоставлена бюджету Ростовской области субсидия на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в рамках федерального проекта «Экспорт продукции АПК» (далее – субсидия в области мелиорации в экспорте) в сумме 216,2 млн рублей (КБК 082 0405 25УT2 55680 521) при отсутствии в госпрограмме РО перечня мероприятий в области мелиорации в экспорте. Это является нарушением условия предоставления субсидии, установленного подпунктом «а» пункта 5 Правил № 10 [150] , а также абзаца «а» пункта 3.2 соглашения от 14 февраля 2019 г. № 082-08-2019-309 о предоставлении субсидии из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации, предусматривающего наличие правового акта Ростовской области об утверждении перечня мероприятий, в целях софинансирования которых предоставляется субсидия.

3) В 2019 году Минсельхозом России осуществлялось предоставление субсидий при отсутствии утвержденного Правительством Российской Федерации нормативного правового акта.

В нарушение пункта 10 Правил № 999 при отсутствии утвержденных Правительством Российской Федерации правил предоставления субсидий Минсельхозом России с правительством Ростовской области заключено соглашение от 1 февраля 2019 г. № 082-08-2019-120 о предоставлении из федерального бюджета бюджету Ростовской области субсидии на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в сумме 281,82 млн рублей в рамках ведомственной программы «Развитие мелиоративного комплекса России» подпрограммы «Обеспечение условий развития АПК» (соответствующие правила утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2019 г. № 98).

Аналогично до утверждения правил Минсельхозом России заключены соглашения о предоставлении в 2019 году из федерального бюджета субсидии на мероприятия в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения бюджетам Астраханской и Волгоградской областей, республик Адыгея, Крым и Калмыкия, а также Краснодарского края на общую сумму 1 561,7 млн рублей [151] .

Оценка возможности достижения цели федерального проекта «Экспорт продукции АПК» и риски его реализации

Целью федерального проекта «Экспорт продукции агропромышленного комплекса» национального проекта «Международная кооперация и экспорт» (далее – ФП «Экспорт продукции АПК») является достижение объема экспорта продукции АПК (в стоимостном выражении) в размере 45 млрд долларов США к концу 2024 года за счет создания новой товарной массы (в том числе с высокой добавленной стоимостью), создания экспортно-ориентированной товаропроводящей инфраструктуры, устранения торговых барьеров (тарифных и нетарифных) для обеспечения доступа продукции АПК на целевые рынки и создания системы продвижения и позиционирования продукции АПК.

Российская Федерация занимает лидирующие позиции по экспорту зерновых, основные поставки которых осуществляются в Египет, Турцию, страны Персидского залива и Юго-Восточной Азии, входит в пятерку лидеров по поставкам зернобобовых, крупнейшими импортерами которых являются Турция и Индия, занимает седьмое место по экспорту растительных масел, поставляя их в Турцию, Китай и Северную Африку, а также находится в десятке лидеров по экспорту маргарина, фасованного чая и шоколада, которые поставляются в Китай и страны Персидского залива.

Согласно данным ФТС и Росстата [152] , экспорт продукции АПК в 2019 году по состоянию на 1 октября 2019 года составил 17 049 млн долларов США, что на 4 % ниже, чем за аналогичный период 2018 года [153] (17 766 млн долларов США).

По экспертной оценке, экспорт продукции АПК в 2019 году сократится на 7 % относительно прогнозного значения 2018 года и составит 24 млрд долларов США. Снижение экспорта связано, прежде всего, с сокращением объемов поставок зерновых – до 7 644 млн долларов США (–27 % к 2018 году). При этом увеличится экспорт следующих товарных групп: продукция масложировой отрасли до 3 977 млн долларов США (+26 %), рыба и морепродукты – до 5 374 млн долларов США (+4 %), продукция пищевой и перерабатывающей промышленности – до 3 723 млн долларов США (+7 %), мясная и молочная продукция – до 1 139 млн долларов США (+72 %) [154] .

На реализацию мероприятий в рамках ФП «Экспорт продукции АПК» в 2019 году предусмотрено 21 621,3 млн рублей (11 % по отношению к мероприятиям Госпрограммы, не имеющим экспортную направленность), из них 78,7 % – на реализацию механизма льготного кредитования, который за 9 месяцев 2019 года так и не заработал.

На 1 ноября 2019 года кассовое исполнение мероприятий федерального проекта составило 2 428,8 млн рублей, или 20,9 %, в том числе по реализации мероприятий в области мелиорации земель сельхозназначения – 768,5 млн рублей (37,6 %).

Наибольший объем экспорта продукции АПК к 2024 году по регионам ЮФО приходится (в соответствии с паспортами региональных проектов) на Ростовскую область и Краснодарский край (7,6997 млн долларов США, или 63,2 % от общего объема экспорта регионов, входящих в состав ЮФО; 3,773 млн долларов США, или 30,9 %, соответственно).

По результатам контрольного мероприятия установлены проблемы при формировании ФП «Экспорт продукции АПК».

1) В ФП «Экспорт продукции АПК» значения показателей определены в долларах США укрупненно, например, «объем экспорта зерновых, млрд долларов США», «объем экспорта мясной и молочной продукции, млрд долларов США» без детализации по товарной номенклатуре. Такой подход не позволяет определить физический объем новой товарной массы, необходимой для выполнения установленных в Указе № 204 целей, оценить потребность в посевных площадях, поголовье сельхозживотных, а также потребность в материально-технических ресурсах в разрезе субъектов Российской Федерации. Это не способствует формированию региональной политики по производству экспортно ориентированной продукции АПК.

2) Как показал анализ, предусмотренные в ФП «Экспорт продукции АПК» мероприятия и соответствующие показатели недостаточно увязаны с задачей федерального проекта – создание новой товарной массы продукции АПК, в том числе продукции с высокой добавленной стоимостью путем технологического перевооружения отрасли и иных обеспечивающих мероприятий.

Так, федеральным проектом не определена доля новой товарной массы, в том числе с высокой добавленной стоимостью в общем объеме экспорта сельхозпродукции, сырья и продовольствия.

3) Показатель «Количество заключенных КПМК (корпоративные программы международной конкурентоспособности)» не соответствует задаче, так как не характеризует объем / прирост продукции АПК за счет реализации данных программ [155] .

Имея только количественное значение, данный показатель федерального проекта не определяет результат, а именно, в каком объеме, по какой номенклатуре и на какую сумму будет произведена новая товарная масса при реализации КПМК.

4) В Госпрограмме поставлены цели, в том числе по обеспечению продовольственной безопасности Российской Федерации с учетом экономической и территориальной доступности продукции АПК (индекс производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий (в сопоставимых ценах) и темпам роста экспорта продукции АПК.

Однако при ежегодном невыполнении пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности по молоку и молокопродуктам (в 2017 и 2018 годах уровень самообеспеченности в пересчете на молоко составил 82,0 % и 85,5 % при установленном показателе не менее 90 %) в ФП «Экспорт продукции АПК» предусмотрено увеличение объемов экспорта молочной продукции в 2024 году по отношению к 2017 году более чем в 2,5 раза (с 309 млн долларов США в 2017 году до 800 млн долларов США в 2024 году) [156] .

При этом в паспортах региональных проектов приняты обязательства по экспорту молока и молочной продукции, что может свидетельствовать о достижении значения показателя по экспорту данной продукции за счет ее изъятия с внутреннего продовольственного рынка.

Это создает риски дальнейшего снижения уровня продовольственной безопасности по данному виду продукции и может привести к увеличению объемов импортных поставок. При этом согласно Стратегии развития пищевой и перерабатывающей промышленности в Российской Федерации на период до 2020 года [157] одной из целей развития молочной отрасли является сокращение импорта товарных ресурсов молока и молочных продуктов. Между тем, импорт молока и молочной продукции за 9 месяцев 2019 года увеличился к аналогичному периоду 2018 года на 11,1 % [158] .

5) Отдельные результаты ФП «Экспорт продукции АПК» дублируют ведомственный проект «Стимулирование инвестиционной деятельности в агропромышленном комплексе» и ведомственную программу «Развитие мелиоративного комплекса России» Госпрограммы.

На предоставление уполномоченными банками льготных кредитов по
ФП «Экспорт продукции АПК» на 2019–2024 годы предусмотрены средства федерального бюджета в сумме 289 650,7 млн рублей, или 71,2 % от общего объема финансирования федерального проекта, в том числе в 2019 году – 17 733,9 млн рублей, или 45,7 %.

Кроме того, в рамках Госпрограммы объем финансирования на стимулирование инвестиционной деятельности в АПК в 2019 году составит 110,2 млрд рублей, на следующий бюджетный цикл (2020–2022 годы) – 263,4 млрд рублей.

Несмотря на существенную долю финансирования вышеуказанного направления ФП «Экспорт продукции АПК», выдача уполномоченными банками кредитных ресурсов в объеме 3 998,2 млрд рублей к 2024 году оказывает косвенное влияние на достижение национальной цели, так как объемы финансирования и результат от реализации данной меры господдержки не увязаны с показателем результата НП «Международная кооперация и экспорт» в части обеспечения экспорта продукции АПК в размере 45 млрд долларов США.

При этом по данным Росстата, на 1 января 2018 года кредиторская задолженность организаций в сфере сельского хозяйства и производства пищевых продуктов составила 1 374,9 млрд рублей.

Кроме того, не разработана инвестиционная программа экспортного развития АПК, являющаяся одним из основных результатов федерального проекта.

В целях производства экспортно ориентированной сельхозпродукции в рамках ФП «Экспорт продукции АПК» предусмотрен ввод в эксплуатацию мелиорируемых земель (культуртехнические мероприятия) в объеме не менее 670 тыс. га с направлением на эти цели средств федерального бюджета в 2019–2024 годах в сумме 31 539,4 млн рублей, в том числе в 2019 году – 2 041,8 млн рублей.

При этом в 2018 году на реализацию гидромелиоративных и культуртехнических мероприятий было направлено 4 206,0 млн рублей, что позволило ввести в эксплуатацию 299,4 тыс. га мелиорированных земель (культуртехнические мероприятия – 168,6 тыс. га).

Вместе с тем результатом реализации культуртехнических мероприятий в области мелиорации в рамках ФП «Экспорт продукции АПК» с финансированием за счет средств федерального бюджета в сумме 31 539,4 млн рублей (в 1,9 раза больше уровня 2018 года) [159] является ввод за 6 лет (2019–2024 годы) мелиорируемых земель в объеме не менее 670 тыс. га (в 4 раза больше результата 2018 года).

Если исходить из расчета фактически выполненных мероприятий Госпрограммы за 2018 год по развитию мелиорации земель, а именно, за 1 год – 299,4 тыс. га, и значения федерального проекта, установленного на 6 лет (670 тыс. га), то можно констатировать, что результат ФП «Экспорт продукции АПК» в части объемов мелиорируемых земель, подлежащих вводу в эксплуатацию к концу 2024 года, занижен.

Кроме того, показатель, характеризующий объемы продукции АПК, произведенной на экспорт на введенных в эксплуатацию мелиорируемых землях (в натуральном и стоимостном выражениях), в паспортах региональных проектов субъектов ЮФО не установлен (за исключением Ростовской области).

6) Несовершенство статистического инструментария не позволяет объективно оценить объем производства экспортно ориентированной продукции в разрезе субъектов Российской Федерации.

Анализ экспортного потенциала Ростовской области показал, что его рост связан, в частности с экспортом продукции АПК, в том числе произведенной в других регионах страны. Так, валовый сбор зерновых в Ростовской области в 2018 году составил 10,7 млн тонн. При этом регионом, по данным ФТС России, было экспортировано 20,4 млн тонн, или в 1,9 раза больше.

Минсельхозу России совместно с Минэкономразвития России, ФТС России и Росстатом поручено [160] с учетом пункта 2.9.86 Федерального плана статистических работ [161] , а также ранее данного поручения Правительства Российской Федерации [162] , обеспечить разработку и утверждение статистического инструментария, включая при необходимости разработку (корректировку) форм статистического наблюдения, в целях обеспечения организации статистического наблюдения за экспортом продукции АПК и возможности расчета показателя «Объем экспорта продукции агропромышленного комплекса» с учетом происхождения экспортируемой продукции в разрезе субъектов Российской Федерации.

По итогам совместной проработки поручения Минэкономразвития России были сформулированы предложения (письмо от 22 августа 2019 г. № 28068-ТМ/Д12и) по: введению требования по заполнению экспортерами информации о производителе продукции в графе 31 таможенной декларации на товары, а также в графе 12 статистической формы учета перемещения товаров; осуществлению сбора информации о производителях товаров на базе информационной системы «Реестр экспортеров», создаваемой АО «Российский экспортный центр». Однако в настоящее время статистический инструментарий не разработан.

8 . Возражения или замечания руководителей объектов контрольного мероприятия на результаты контрольного мероприятия

Акты по результатам контрольного мероприятия подписаны без возражений и (или) замечаний.

9. Выводы

9.1. На развитие подотраслей растениеводства и животноводства в рамках Госпрограммы субъектам, входящим в состав ЮФО, направлено в 2017 году 13 897,8 млн рублей, в 2018 году – 13 946,8 млн рублей, из них бюджету Ростовской области – 3 423,76 млн рублей и 4 052,91 млн рублей соответственно, за 10 месяцев 2019 года направлено – 1 300,6 млн рублей.

9.2. По данным Росстата, в Ростовской области на 1 января 2019 года осуществляли деятельность 12 038 сельскохозяйственных организаций, КФХ и индивидуальных предпринимателей, из них 3 160, или 26,3 %, являлись получателями различных мер господдержки на сумму 4 477,7 млн рублей. При этом согласно ведомственной отчетности доля произведенной ими сельхозпродукции составляла 42,8 % (76 981,8 млн рублей) в общем объеме продукции области (179 884,8 млн рублей) (форма № 9-АПК, № 13-АПК).

В проверяемый период по 8 видам субсидий из более чем 20 видов отмечается высокая концентрация субсидий от 60 до 100 % у ограниченного количества получателей господдержки – от одного до трех.

Также господдержка не всегда обеспечивает положительные финансовые результаты деятельности сельхозорганизаций. В частности, некоторые организации, являясь крупнейшими получателями субсидий на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам, а это 62 % от общего объема, или почти 1 млрд рублей, по итогам 2018 года либо не завершили плановую реализацию инвестпроектов, либо не вышли на безубыточный уровень деятельности (ООО «Донбиотех», ООО «Донская усадьба»).

Например, в отношении ООО «Евродон-Юг», получившего господдержку порядка 400 млн рублей начата процедура банкротства. В то же время следует иметь в виду ряд внешних факторов, повлиявших на рентабельность предприятия, в том числе вспышки птичьего гриппа.

При этом в объемах птицеводческой продукции региона доля этой организации (производитель мяса птицы) составила более 40 %. В связи с чем можно говорить о снижении ожидаемого эффекта господдержки на развитие животноводства области в целом.

Как следствие, по итогам 2018 года показатель госпрограммы РО «Индекс производства продукции животноводства в хозяйствах всех категорий» не был достигнут и составил 95,5 %.

9.3. По результатам контрольного мероприятия в Минсельхозе России и минсельхозпроде РО выявлены нарушения федерального и регионального законодательства, а также нарушения, требующие принятие мер прокурорского реагирования, на общую сумму 447 млн рублей.

9.3.1. Сумма выявленных финансовых нарушений в минсельхозпроде РО в проверяемый период составила 66,5 млн рублей, в том числе с признаками ненадлежащего исполнения обязанностей должностными лицами минсельхозпрода РО и причинения ущерба государству на сумму 46,6 млн рублей, из них:

· нарушения, свидетельствующие о признаках ненадлежащего исполнения обязанностей должностными лицами минсельхозпрода РО при предоставлении государственной поддержки на производство и реализацию шерсти трем индивидуальным предпринимателям главам КФХ, повлекшим причинение ущерба государству на сумму 2,22 млн рублей (федеральный бюджет – 2,02 млн рублей);

· нарушения при предоставлении минсельхозпродом РО господдержки с превышением предельно допустимого размера возмещения фактически понесенных затрат 25-ти сельхозтоваропроизводителям на выполнение гидромелиоративных мероприятий, с признаками причинением ущерба государству на сумму 51,2 млн рублей (федеральный бюджет – 44,55 млн рублей).

9.3.2. Выявлены системные нарушения минсельхозпрода РО при предоставлении в 2017–2018 годах грантовой поддержки на сумму 15,16 млн рублей семи главам КФХ, осуществлявшим предпринимательскую деятельность в качестве индивидуальных предпринимателей, а также являющимся учредителями или участниками коммерческих организаций.

9.3.3. Установлены факты неправомерного предоставления минсельхозпродом РО субсидий сельхозтоваропроизводителям, в том числе в заниженных размерах, в нарушение действующего законодательства, на сумму 4,71 млн рублей, в том числе:

· при предоставлении субсидий на возмещение части затрат на закладку многолетнего сада интенсивного типа ООО «Победа» и ООО «Винодельня Ведерниковъ», при том что в 2016 году аналогичная субсидия указанным организациям уже предоставлялась;

· при предоставлении субсидии в 2017 году на поддержку тонкорунного и полутонкорунного овцеводства не в соответствии с утвержденными министерством ставками, в связи с чем не доначислены субсидии ИП Главе КФХ Магомедову М.Х. и ООО «Белозерное».

9.3.4. Выявлены недостатки при представлении минсельхозпродом РО в Минсельхоз России отчетов о достижении значений показателей результативности, содержащих недостоверные данные. Так, за 2017–2018 годы в отчетах были завышены фактические значения показателей результативности за счет включения сельхозтоваропроизводителей, не являющихся получателями господдержки (субсидии на реализацию мероприятий в области мелиорации).

9.3.5. Сумма выявленных финансовых нарушений в Минсельхозе России в проверяемый период составила 380,5 млн рублей, в том числе:

· нарушение требований, установленных Правилами № 999, в связи с чем в доход федерального бюджета не были перечислены средства в сумме 35,28 млн рублей (расчетно), подлежащие возврату при неисполнении субъектами Российской Федерации обязательств по достижению показателей результативности использования субсидий (Республика Крым – 7,27 млн рублей, Ростовская область – 28,01 млн рублей);

· нарушение Минсельхозом России условий предоставления субсидий в 2019 году, на сумму 345,24 млн рублей, а именно:

- несоответствие положениям пункта 10 Правил № 999 заключенного с Ростовской областью соглашения о предоставлении субсидии на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства на сумму 129,04 млн рублей;

- предоставление в 2019 году бюджету Ростовской области субсидии на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в рамках федерального проекта «Экспорт продукции АПК» в сумме 216,2 млн рублей при отсутствии в госпрограмме РО перечня мероприятий в области мелиорации в экспорте;

· в нарушение пункта 10 Правил № 999 при отсутствии утвержденных Правительством Российской Федерации правил предоставления субсидий заключено соглашение о предоставлении Ростовской области субсидии на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в сумме 281,82 млн рублей в рамках ведомственной программы «Развитие мелиоративного комплекса России» подпрограммы «Обеспечение условий развития АПК» (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2019 г. № 98).

Аналогично до утверждения указанных Правил Минсельхозом России заключены соглашения о предоставлении в 2019 году из федерального бюджета субсидии на мероприятия в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения бюджетам Астраханской и Волгоградской областей, республик Адыгея, Крым и Калмыкия, а также Краснодарского края на общую сумму 1 561,7 млн рублей.

9.4. По результатам контрольного мероприятия установлены недостатки при формировании ФП «Экспорт продукции АПК» национального проекта «Международная кооперация и экспорт»:

9.4.1. В ФП «Экспорт продукции АПК» значения показателей определены в долларах США укрупненно, без детализации по товарной номенклатуре. Такой подход не позволяет определить физический объем новой товарной массы, необходимой для выполнения установленных в Указе № 204 целей, оценить потребность в посевных площадях, поголовье сельхозживотных, а также потребность в материально-технических ресурсах в разрезе субъектов Российской Федерации.

9.4.2. При ежегодном невыполнении пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности по молоку и молокопродуктам (в 2017 и 2018 годах уровень самообеспеченности в пересчете на молоко составил 82,0 % и 85,5 % при установленном показателе не менее 90 %), в ФП «Экспорт продукции АПК» предусмотрено увеличение объемов экспорта молочной продукции в 2024 году по отношению к 2017 году более чем в 2,5 раза (с 309 млн долларов США в 2017 году до 800 млн долларов США в 2024 году).

Таким образом, усматриваются риски достижения значения показателя по экспорту данной продукции за счет ее изъятия с внутреннего продовольственного рынка.

9.4.3. Некоторые показатели ФП «Экспорт продукции АПК» слабо увязаны с объемами финансирования. Так, в рамках ФП «Экспорт продукции АПК» предусмотрен ввод в эксплуатацию мелиорируемых земель в объеме не менее 670 тыс. га с финансированием в 2019–2024 годах в сумме 31 539,4 млн рублей. При этом в 2018 году введено в эксплуатацию 299,4 тыс. га мелиорированных земель при объеме финансирования данных мероприятий Госпрограммы в размере 4 206,0 млн рублей.

Таким образом, результат ФП «Экспорт продукции АПК» по объемам мелиорируемых земель, подлежащих вводу в эксплуатацию к концу 2024 года (670 тыс. га), с учетом предусмотренного ресурсного обеспечения, занижен.

9.4.4. Несмотря на поручение Правительства Российской Федерации от 22 июля 2019 г. № ДМ-П11-44пр (пункт 10), в настоящее время статистический инструментарий не разработан. Это не позволяет объективно оценить объем производства экспортно ориентированной продукции в разрезе субъектов Российской Федерации.

Так, анализ экспортного потенциала Ростовской области показал, что его рост и высокие показатели в значительной степени связаны с экспортом продукции АПК, в том числе произведенной в других субъектах Российской Федерации. Так, валовый сбор зерновых в Ростовской области в 2018 году составил 10,7 млн тонн. При этом регионом, по данным ФТС России, было экспортировано 20,4 млн тонн, или в 1,9 раза больше.

10. Предложения

10.1. Направить представление Счетной палаты Российской Федерации Министерству сельского хозяйства Российской Федерации.

10.2. Направить представление Счетной палаты Российской Федерации министерству сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области.

10.3. Направить информационное письмо о результатах контрольного мероприятия Правительству Российской Федерации.

10.4. Направить обращение Счетной палаты Российской Федерации в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

10.5. Направить информацию об основных итогах и отчет о результатах контрольного мероприятия в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Аудитор Счетной палаты Российской Федерации     М.А.МЕНЬ

Председатель Контрольно-счетной палаты Ростовской области     В.И.ХРИПУН


ОТЧЕТ
о результатах контрольного мероприяти
«Проверка осуществления в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года Федеральным агентством по управлению государственным имуществом полномочий собственника имущества подведомственных ему федеральных государственных унитарных предприятий при определении направлений распределения прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей федеральных государственных унитарных предприятий»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации

25 ноября 2019 года

1. Основание для проведения контрольного мероприятия

Пункт 2.3.5.2 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год.

2. Предмет контрольного мероприятия

· Деятельность Федерального агентства по управлению государственным имуществом по осуществлению полномочий собственника имущества подведомственных ему федеральных государственных унитарных предприятий (далее – ФГУП, предприятия) при распределении прибыли ФГУП и формировании доходов федерального бюджета от перечисления части чистой прибыли ФГУП;

3. Объекты контрольного мероприятия

· Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (г. Москва) (далее – Росимущество, Агентство).

· Федеральное государственное унитарное предприятие «А» (г. Санкт-Петербург) (далее – ФГУП «А»).

· Федеральное государственное унитарное предприятие «Б» (г. Москва) (далее – ФГУП «Б»).

4. Срок проведения контрольного мероприятия

С мая по ноябрь 2019 года.

5. Цели контрольного мероприятия

5.1. Цель 1. Проверка осуществления Росимуществом полномочий собственника имущества подведомственных ФГУП.

5.2. Цель 2. Оценка эффективности осуществления проверяемыми ФГУП финансово-хозяйственной деятельности.

6. Проверяемый период деятельности

2017–2018 годы и истекший период 2019 года, при необходимости более ранние периоды.

7. Результаты контрольного мероприятия

7.1. Унитарное предприятие является коммерческой организацией, не наделенной правом собственности на закрепленное за ней на праве хозяйственного ведения имущество [163].

7.1.1. Деятельность унитарных предприятий регулируется Федеральным законом от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее – Федеральный закон № 161-ФЗ), согласно которому собственник имущества предприятия обладает правом устанавливать основные направления деятельности предприятия [164], а также законом определены ограничения в деятельности предприятия, включая обязанность согласования сделок с собственником недвижимого имущества. Федеральным законом № 161-ФЗ также определены случаи, в которых могут создаваться новые унитарные предприятия [165].

Для развития положений закона на федеральном уровне действуют 7 постановлений Правительства Российской Федерации, а также ряд приказов Минэкономразвития России, регламентирующих общие полномочия федеральных органов исполнительной власти (далее – ФОИВ) в отношении ФГУП и порядок предоставления отчетности предприятий.

Положениями постановления Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2004 г. № 739[166] распределены полномочия Росимущества (в основном как согласующего органа [167]) и ФОИВ в отношении находящихся в их ведении ФГУП. При этом в соответствии с пунктом 3 постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 г. № 1188[168] Росимущество фактически исполняет обязанности собственника имущества предприятий, не имеющих (утративших) ведомственную принадлежность.

Государственная политика направлена на сокращение госсобственности в форме государственных унитарных предприятий. Первоначальной редакцией государственной программы «Управление федеральным имуществом» [169], являющейся, по сути, единственным стратегическим документом в области управления государственным имуществом, предусматривалось полное отсутствие к 2018 году ФГУП. Росимуществом как органом определенным ответственным исполнителем по подпрограмме 1 Госпрограммы достижение указанного показателя не выполнено, и до наступления контрольного срока (2017 год [170]) показатель исключен из числа индикаторов программы. Индикатором проводимой работы определен относительный показатель, достижение которого не способно привести к полному отказу от ФГУП [171].

При этом при отсутствии других стратегических документов в сфере управления государственным имуществом Правительством Российской Федерации производится трансформация Госпрограммы в подпрограмму государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика».

В продолжение указанной политики основными направлениями деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года [172] предусмотрено ежегодное сокращение на 10 % количества организаций с государственным участием.

Правительством Российской Федерации внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроект, которым предполагается ликвидация или реорганизация до 1 января 2023 года унитарных предприятий, действующих на конкурентных рынках (за исключением сфер обеспечения обороны и безопасности государства) [173].

Из 32 предприятий, закрепленных в ведении Росимущества распоряжениями Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2013 г. № 229-р и от 29 марта 2018 г. № 529-р, к настоящему времени 21 прекратило существование.

В основном сокращение количества подведомственных Агентству предприятий обусловлено преобразованием в акционерные общества (52,4 % ФГУП). Это соотносится с принципами приватизации государственного имущества. Вместе с тем в 33,3 % случаях количество предприятий сокращено путем присоединения к другим ФГУП. Это фактически не уменьшило долю государственного сектора.

Количество ФГУП без ведомственной принадлежности, по данным Росимущества, составлявшее в 2016 году 182 предприятия, сократилось по состоянию на 2019 год до 97 предприятий. При этом перечень таких предприятий ежегодно уточнялся и в 2017 году в него дополнительно включены 76 ФГУП, в 2018 году – два ФГУП, в 2019 году – два ФГУП. Фактическое сокращение составило 165 предприятий.

Действующий внутренний нормативный акт Росимущества [174] (в отличие от предыдущего[175]) не предполагает наличие (составление) актуального перечня ФГУП, закрепляемых за структурными подразделениями Агентства, а предусматривает получение информации из информационной аналитической системы «Единая система управления государственным имуществом» (далее – ЕСУГИ). В актуальной выгрузке из ЕСУГИ, кроме предприятий, закрепленных в ведении Росимущества, числятся 95 ФГУП без ведомственной принадлежности, из которых действующими считаются 29 предприятий, или 30,5 % [176]. Сведения ЕСУГИ о количестве ФГУП также являются неточными [177] и только 10 предприятий из указанных можно отнести к действующим [178].

При этом территориальными органами Агентства не обеспечивается проведение ежеквартального мониторинга сведений об учредителях ФГУП и предоставление предложений о внесении изменений сведений о предприятиях в ЕСУГИ, которые могли способствовать уточнению информации в информационной системе Росимущества[179].

Результаты анализа сведений Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) в отношении указанных предприятий подтвердили низкую достоверность данных Росимущества. Так, 34 ФГУП ликвидированы до 2016 года [180], 7 предприятий до настоящего времени не исключены из ЕГРЮЛ, а 2 относились к собственности субъекта Российской Федерации и муниципального образования.

Основными причинами сокращения количества ФГУП, утративших ведомственную принадлежность, стали исключение из ЕГРЮЛ по факту прекращения деятельности (47,3 %) и окончание процедур банкротства (26,1 %).

Таким образом, сокращение численности ФГУП достигается Росимуществом не только процедурами приватизации путем преобразования предприятий в акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью, но и в результате их объединения, ликвидации в силу прекращения деятельности и банкротства.

Прогнозный план (программа) приватизаций на 2017–2019 годы [181] в первоначальной редакции включал 13 подведомственных Росимуществу ФГУП и 28 предприятий без ведомственной принадлежности, из которых преобразовано в иные формы хозяйственных обществ только 3 и 12 ФГУП соответственно.

Не подтверждается целесообразность включения Росимуществом в прогнозный план (программу) приватизации предприятий с неудовлетворительными показателями деятельности и проблемным имущественным комплексом. Включение предприятий в прогнозный план (программу) приватизации привело к отсутствию у них утвержденных стратегий развития [182].

По 7 из 11 предприятий, оставшихся в ведомственной принадлежности Росимущества, процедуры приватизации невозможно завершить как в 2019 году, так и, вероятно, до конца 2020 года [183]. ФГУП «А» и ФГУП «Б» исключены из процесса приватизации в связи со значительным количеством имущественных объектов, по которым необходимо принятие отдельных управленческих решений. Остальные 5 ФГУП планируется присоединить к вышеназванным двум предприятиям.

ФГУП «В», в имущественный комплекс которого входят неподлежащие приватизации объекты гражданской обороны, включено в прогнозный план (программу) приватизации с ограничением на приватизацию. С 2015 года Росимуществом согласовывается проект правительственного акта об изменении его организационно-правовой формы на федеральное казенное предприятие.

В отношении ФГУП «Г» существует риск недостаточной финансовой устойчивости для создаваемого акционерного общества по причине включения в состав подлежащего приватизации имущественного комплекса только 26 объектов недвижимости[184] из 263, закрепленных за предприятием.

В прогнозный план (программу) приватизации включены предприятия без ведомственной принадлежности, имеющие в ЕСУГИ статус «не осуществляющие деятельность». Как показала проверка, из 15 предприятий, указанных в ЕСУГИ как действующие, фактически осуществляют деятельность только 8 ФГУП, в частности:

· ОНО ОПХ «Е» подлежало приватизации, несмотря на продажу в 2015 году всего имущественного комплекса в результате завершения конкурсного производства и невозможности к получению оставшихся от продажи имущества денежных средств [185] ;

· ГУП «З» не предоставляло отчетность с 2004 года, но включено в прогнозный план (программу) приватизации [186] ;

· ГП «И» находилось в процессе ликвидации более 20 лет, обладало уникальным и не подлежащим приватизации имущественным комплексом и представляет незаполненную бухгалтерскую отчетность [187] ;

· ГП «Ж» не имеет имущественного комплекса, но учитывает на балансе кредиторскую задолженность по долгам бывшего СССР в размере 15,5 млрд рублей и дебиторскую задолженность – 12,8 млрд рублей [188] .

По причине неудовлетворительного финансового состояния, ФГУП после включения в прогнозный план (программу) приватизации не обеспечено выполнение требования по раскрытию информации предприятиями на интернет-сайтах как ФГУП, так и территориальных органов Росимущества, предусмотренного приказом Минэкономразвития России от 6 октября 2016 г. № 641[189]. Такие случаи установлены в отношении 23 ФГУП.

Выполнение показателя Госпрограммы по определению целей управления применительно к каждому ФГУП, за которое Росимущество отчиталось в 2015 году, осуществлено[190] формально. Изменение целевых функций предприятий, включенных в прогнозный план (программу) приватизации, не завершено до настоящего времени.

Понятие «ФГУП без ведомственной принадлежности» условно. В ряде случаев предприятия находятся в управлении отраслевых организаций и ФОИВ и не соблюдают требований нормативных актов Росимущества.

Так, ФГУП «Д», учредителем которого является Правительство Российской Федерации, не соблюдается установленное Росимущестом соотношение заработной платы руководителя ФГУП без ведомственной принадлежности к средней заработной плате работников в размере 3 [191] и фактически составляет 7,4. Аттестация руководителя предприятия [192] не проводилась, информация о доходах генерального директора, заместителей и главного бухгалтера не размещена в сети Интернет. Кроме того, стратегия развития предприятия на 2013–2017 годы утверждалась не Росимуществом, а самим руководителем предприятия, а на 2018–2020 годы утверждена Минкомсвязи России.

Также два предприятия учтены в ЕСУГИ без ведомственной принадлежности, в то время как распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2016 г. № 146-р они внесены в перечень организаций, в отношении которых полномочия учредителя и собственника имущества осуществляет ФГБУ «НИЦ «Курчатовский институт».

Выборочный анализ предприятий без ведомственной принадлежности показал, что часть из них ранее находилась в ведении действующих на текущий момент ФОИВ. Например, учредителем ФГУП «Л» являлся Минтранс России, а ГП «Ж» – Минэкономразвития России. Учредителем трех предприятий ранее являлась Российская академия сельскохозяйственных наук, но ни за ФАНО России, ни за Минобрнауки России данные предприятия не закреплялись.

Разработка и утверждение комплексной стратегии управления подведомственными ФГУП и предприятиями без ведомственной принадлежности, определяющей цели, показатели деятельности и использования федерального имущества предприятий отдельно и для развития показателей Госпрограммы, нормативными правовыми актами не предусмотрена. Приказами об утверждении годовых планов Агентства по исполнению Госпрограммы утверждены детализированные планы деятельности по реализации Госпрограммы, с указанием ответственных лиц за реализацию мероприятий и контрольных событий [193].

7.1.2. Росимущество осуществляет в отношении подведомственных ФГУП и предприятий без ведомственной принадлежности полномочия собственника в полном объеме, включая принятие управленческих решений и согласование имущественных сделок[194] . Кроме того, в силу полномочий, установленных Положением об Агентстве [195], Росимущество осуществляет контроль за управлением, распоряжением, использованием по назначению и сохранностью земельных участков, находящихся в федеральной собственности, иного федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении ФГУП.

Росимуществом изданы порядка 10 приказов, которыми определены полномочия подразделений центрального аппарата и территориальных органов Агентства в отношении ФГУП. Созданная система нормативного регулирования в целом направлена на оперативное управление деятельностью ФГУП и определяет порядок согласования распоряжения имуществом ФГУП, необходимости его оценки, решения кадровых вопросов, а также необходимость проведения аудита и согласования аудиторов. Кроме того, приказами предусмотрены меры по предупреждению несостоятельности (банкротства) предприятий и анализ эффективности использования имущества.

Проверкой установлены недостатки внутреннего нормативного регулирования, а также факты его неисполнения.

Более трех лет не издается приказ, регламентирующий порядок осуществления структурными подразделениями центрального аппарата Росимущества и его территориальными органами основных полномочий собственника имущества в отношении конкретных предприятий, взамен отмененного 9 сентября 2016 года [196]. При отсутствии такого нормативного акта Росимуществом, например, не исполнены полномочия по утверждению стратегий развития предприятий без ведомственной принадлежности ОНО «Н» и ФГУП «О» [197].

Приказ Росимущества от 2 сентября 2015 г. № 343 [198] предусматривает проведение мониторинга финансово-хозяйственной деятельности (далее – ФХД) и анализа использования федерального имущества подведомственных ФГУП, но не распространяется на предприятия без ведомственной принадлежности. При этом анализ ФХД и составление предусмотренного приказом сводного статистического доклада для руководителя Росимущества на регулярной основе не проводятся и осуществляются, как правило, на основании разовых поручений [199].

Отмечены случаи проводимой работы только в отношении подведомственных Росимуществу ФГУП при отсутствии управленческих решений по предприятиям без ведомственной принадлежности [200].

Росимуществом установлены [201] критерии необходимости проведения аудита (по объему выручки – свыше 400 млн рублей или сумме активов превышающей 60 млн рублей), а также определен отдельный перечень из 52 ФГУП, подлежащих обязательному ежегодному аудиту (приложение № 2 к приказу от 22 февраля 2011 г. № 48). При этом указанный перечень устарел, включает несуществующие в настоящее время предприятия [202], а количество предприятий разной ведомственной принадлежности, подлежащих обязательному аудиту, сократилось с 283 в 2017 году до 180 в 2019 году.

В отношении ФГУП «Г», включенного в указанный перечень, Росимущество не обеспечило проведение обязательного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2018 год.

ФГУП «В» в 2017 году направило в Росимущество материалы для согласования аудитора после получения аудиторского заключения за 2016 год. В 2018 году аудиторское заключение подготовлено [203] при отсутствии утверждения аудитора Росимуществом. ФГУП «П» аудит бухгалтерской отчетности за 2017–2018 годы проведен также без согласования аудитора с Росимуществом (материалы на согласование аудитора в 2019 году направлены уже после подготовки аудиторского заключения).

Деятельность Росимущества по кадровому обеспечению ФГУП [204] не может быть признана надлежащей: с 2017 года проведено всего девять аттестаций руководителей предприятий. При этом в трех случаях директоры на проведение аттестации не явились.

Без согласования с Росимуществом в нарушение пункта 8 части 1 статьи 20 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ, подпункта «г» пункта 1 Постановления № 739 в 2017 году ФГУП «Б» заключен трудовой договор с главным бухгалтером.

Росимуществом не выполнено требование [205] о размещении рассчитываемой за календарный год среднемесячной заработной плате руководителя, заместителя руководителя и главного бухгалтера ФГУП «Б» за 2016–2018 годы на своем официальном сайте.

Выявлены и другие факты ненадлежащего исполнения Росимуществом своих полномочий по осуществлению контроля деятельности ФГУП.

Так, не выполнены полномочия, установленные пунктом 9 статьи 20 Федерального закона № 161-ФЗ, подпунктом «к» пункта 1.1 Постановления № 739: не утверждены отчеты руководителя ФГУП «Г» за 2017–2018 годы; не утверждены годовая бухгалтерская отчетность, доклад о ФХД предприятия, отчет руководителя ФГУП «В» за 2016 год.

Решение по определению части чистой прибыли ФГУП «В», подлежащей уплате в федеральный бюджет за 2016 год, Росимуществом не оформлено [206].

Не обеспечена достоверность сведений реестра федерального имущества (далее – РФИ) в отношении имущества ФГУП:

· по данным РФИ за ФГУП «М» закреплены 24 объекта недвижимого имущества, что не соответствует сведениям отчета руководителя предприятия за 2018 год, в котором сообщено о пяти объектах;

· в РФИ не учтены объекты, закрепленные за ГП «И», что не соответствует пояснениям Росимущества о 16 закрепленных объектах [207] ;

· ФГУП «Г» на протяжении более четырех лет не направлены в РФИ записи об изменении сведений о правообладателе в отношении 53 объектов, закрепленных за предприятием в результате присоединения к нему 15 октября 2015 года другого государственного предприятия;

· при бездействии ТУ Росимущества в г. Москве в РФИ за ФГУП «Б» продолжают учитываться 225 объектов, право хозяйственного ведения на которые прекращено, при этом необходимые сведения предприятием направлены в систему учета [208] .

7.1.3. Росимущество осуществляет бюджетные полномочия администратора доходов по перечислению в федеральный бюджет части чистой прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей подведомственных ФГУП и предприятий без ведомственной принадлежности, а также в отношении предприятий, подведомственных ФГБУ «НИЦ «Курчатовский институт».

Действующим законодательством определена часть прибыли предприятий, подлежащая перечислению в федеральный бюджет, в размере не менее 50 % прибыли (до 30 октября 2018 года – 25 %), остающейся в распоряжении предприятия после уплаты налогов и иных обязательных платежей, которая устанавливается решением ФОИВ на основании отчета о деятельности предприятия и утвержденной программы деятельности [209].

В проверенном периоде указанная часть чистой прибыли Росимуществом устанавливалась для всех подведомственных ФГУП и предприятий без ведомственной принадлежности в размере 100 % прибыли, остающейся в распоряжении предприятия после уплаты налогов и иных обязательных платежей, за исключением ФГУП «В», ФГУП «Р» и ФГУП «С» [210], которым в программах деятельности утверждены расходы на развитие предприятий (в производственной и снабженческо-сбытовой сфере).

По результатам аудита исполнения федерального бюджета за 2017 год и 2018 год бюджетная отчетность Росимущества признавалась недостоверной, в том числе в связи с отражением недостоверной информации в формах № 0503174 о доходах от перечисления части прибыли государственных унитарных предприятий. Впоследствии указанные формы отчетности корректировались [211].

Согласно данным бюджетной отчетности Росимущества по форме № 0503127 фактический объем доходов федерального бюджета от перечисления части прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей федеральных государственных унитарных предприятий, администрируемых Росимуществом, составил: в 2017 году – 66 263,5 тыс. рублей, в 2018 году – 142 432,8 тыс. рублей, в первом полугодии 2019 года – 100 936,0 тыс. рублей.

Росимуществом не обеспечено исполнение указания Минфина России и Федерального казначейства от 21 января 2019 г. № 02-06-07/2736 и № 07-04-05/02-932 о необходимости соответствия показателей формы бюджетной отчетности № 0503174 за 2018 год показателям представляемой в Счетную палату Российской Федерации формы № 0508025 [212].

В формах № 0503174 и № 0508025 за 2018 год выявлены несоответствия показателей (в части отражения по отдельным предприятиям сумм задолженности по перечислению в федеральный бюджет части чистой прибыли, сумм прибыли, подлежащей перечислению в бюджет за отчетный период, сумм фактически перечисленной в федеральный бюджет части чистой прибыли).

Кроме того, в форме № 0503174 отражены сведения об организациях, в отношении которых Росимущество и его территориальные органы в настоящее время не осуществляют администрирование доходов. Например, за 2018 год отражены средства в сумме 31 837,0 тыс. рублей, зачисленные в доход федерального бюджета на основании уведомлений об уточнении вида и принадлежности платежа (администратор доходов – ТУ Росимущества в Ростовской области) – часть чистой прибыли, перечисленной ФГУП в 2009 году и ранее учтенной органами Федерального казначейства как невыясненные поступления. При этом в графе 4 формы № 0503174 [213] в части соответствующих ФГУП наличие задолженности на начало года не отражено. Это свидетельствует о ненадлежащем учете Росимуществом задолженности по перечислению ФГУП части чистой прибыли.

Более половины доходов федерального бюджета от перечисления части чистой прибыли ФГУП, администрируемых Росимуществом, обеспечено ФГУП «А».

При этом Росимуществом не обеспечена точность сведений о дебиторской задолженности, содержащихся в форме № 0508025. Так, по состоянию на 31 декабря 2017 года не учтена задолженность в сумме 7 900,6 тыс. рублей – часть чистой прибыли ФГУП «В» за 2014 год [214]. По состоянию на 30 июня 2019 года не учтена задолженность ФГУП «ПБ» по уплате части чистой прибыли за 2018 год в сумме 68,0 тыс. рублей.

Полномочия по взысканию задолженности Росимуществом переданы в территориальные органы [215].

Значительный рост общей задолженности в 2017 году в основном обусловлен возникновением задолженности, образовавшейся у ТП «Ж» в размере 185 352,0 тыс. рублей, или 100 % чистой прибыли за 2016 год. При этом достигнутый финансовый результат не обеспечен поступлением денежных средств и является внереализационным доходом, образованным как курсовая разница по учтенной на балансе предприятия в рублевом эквиваленте внешнеэкономической задолженности бывшего СССР, номинированной в иностранной валюте [216].

В 2018 году произошел аналогичный случай образования задолженности по уплате части чистой прибыли в размере 48 728,0 тыс. рублей у ФГУП «Ш» в результате необеспеченного реальным поступлением денежных средств дохода от реализации объектов недвижимости в рамках исполнительного производства [217]. При этом согласно сведениям РФИ объекты недвижимости продолжают учитываться в хозяйственном ведении предприятия.

Таким образом, Росимуществом и его территориальными органами должным образом не обеспечивалась реализация полномочий главного администратора (администратора) соответствующего вида доходов федерального бюджета.

7.1.4. Невысокий размер поступлений доходов от перечисления в федеральный бюджет части чистой прибыли обусловлен финансовым состоянием предприятий, которое характеризуется общей убыточностью [218].

При этом Правительством Российской Федерации и Росимуществом принимались управленческие решения, отрицательно влияющие на показатели проверенных предприятий.

По поручению Росимущества предприятия безвозмездно осуществляли ответственное хранение объектов государственной казны Российской Федерации и сопутствующие расходы, что отрицательно сказывалось на финансовом результате их деятельности:

· затраты ФГУП «Б» за проверенный период по 284 объектам недвижимости в 24 регионах составили 28 407,3 тыс. рублей;

· затраты ФГУП «А» составили 7 639,3 тыс. рублей по хранению 72 объектов недвижимого имущества в 10 регионах.

Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации [219] собственник не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Вместе с тем по решениям Правительственной комиссии по развитию жилищного строительства и оценке эффективности использования земельных участков, находящихся в собственности Российской Федерации (далее – Правительственная комиссия), переданы либо подлежат передаче АО «ДОМ.РФ» (бывшее АО «АИЖК») 252 объекта недвижимого имущества общей площадью 235,6 тыс. кв. м, ранее закрепленных в хозяйственном ведении подведомственных Росимуществу ФГУП, а также предприятий без ведомственной принадлежности, в том числе включенных в прогнозный план (программу) приватизации. При этом 122 объекта недвижимого имущества общей площадью 58,9 тыс. кв. м, или 25 % площади переданных объектов, были переданы в аренду по 42 договорам.

Только у ФГУП «Б» изъяты (подлежат изъятию) 39 имущественных комплексов (215 объектов) с потерей годовой выручки в размере 167 431,1 тыс. рублей (оценочно). В частности, по решению Правительственной комиссии (протокол от 14 мая 2019 г. № 2) Росимуществом прекращены права предприятия на объекты, переданные в аренду общей площадью 38 649,1 кв. м с ежемесячной арендной платой в размере 9 914,9 тыс. рублей в месяц, что составляет порядка 28 % доходов предприятия от аренды федерального недвижимого имущества в сумме 35 425,7 тыс. рублей.

Кроме того, по решениям Росимущества в проверенном периоде переданы объекты ФГУП «Б» в казну Российской Федерации 138 объектов общей площадью 36 358,6 кв. м, муниципальным образованиям – 74 объекта общей площадью 31 243,1 кв. м, федеральным органам власти – 10 объектов общей площадью 21 632,9 кв. м, субъектам Российской Федерации – 4 объекта общей площадью 5 193,6 кв. м, различным физическим и юридическим лицам – 43 объекта общей площадью 25 177,9 кв. м, в том числе приватизировано 19 квартир общей площадью 914,4 кв. м.

На основании распоряжений МТУ Росимущества в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области переданы объекты ФГУП «А» в казну Российской Федерации 74 объекта общей площадью 37 283,6 кв. м, субъектам Российской Федерации – 42 объекта общей площадью 8 672,3 кв. м, закреплено за другими правообладателями – 13 объектов общей площадью 13 071,8 кв. м.

В результате передачи объектов АО «ДОМ.РФ» государственного предприятия без ведомственной принадлежности «Ч», ранее подлежащее приватизации [220], фактически лишилось имущественного комплекса. В отношении ФГУП «Щ» [221], включенного в прогнозный план (программу) приватизации, также планируется передача имущественного комплекса в полном объеме.

Предприятия с согласия Росимущества совершают рисковые сделки выдачи займов организациям с неустойчивым финансовым состоянием. В 2016 году ФГУП «Б» приобретен простой вексель ФГУП «М» на сумму 53 432,0 тыс. рублей. В 2017 году в установленный срок обязательство не погашено, по решению Росимущества проводятся мероприятия по присоединения ФГУП «М» к ФГУП «Б».

Росимущество согласовало предоставление ФГУП «Кр» займов ФГУП «Ди» в размере 24 012,0 тыс. рублей и 20 784,7 тыс. рублей. В связи с присоединением ФГУП «Кр» к ФГУП «Б», к последнему перешла задолженность в сумме 44 796,7 тыс. рублей.

Росимуществом согласовано предоставление займа ФГУП «П» убыточной организации АО «Инвест-Сервис Котельники» (учредитель – Росимущество), в размере 3 500,0 тыс. рублей.

Указанные действия собственника имущества способствовали ухудшению финансового состояния предприятий.

7.2. По данным Росимущества, за 11 подведомственными Росимуществу ФГУП закреплено 2 425 объектов недвижимого имущества общей площадью 2 337,5 тыс. кв. м, 44 земельных участка общей площадью 12,7 га. За 22 ФГУП без ведомственной принадлежности закреплено 740 объектов недвижимого имущества общей площадью 939,3 тыс. кв. м, используется 8 земельных участков общей площадью 1 256,3 га.

При этом в РФИ за подведомственными Агентству ФГУП числятся 2 788 объектов недвижимого имущества общей площадью 1 946,2 тыс. кв. м, в том числе 17 единиц водного транспорта и 4 объекта, с признаками движимого имущества [222]; используются 3 земельных участка общей площадью 7,4 га. За ФГУП без ведомственной принадлежности закреплено 1 928 объектов недвижимого имущества общей площадью 2 103,6 тыс. кв. м, в том числе 7 единиц водного транспорта, 5 самолетов, 8 вертолетов и 2 объекта с признаками движимого имущества, 195 земельных участков общей площадью 26 143,8 га.

7.2.1. В состав имущественного комплекса ФГУП «А» включен 251 объект недвижимого имущества общей площадью 393,8 тыс. кв. м, из них: 214 объектов общей площадью 389,4 тыс. кв. м (98,9 %) – нежилые здания и помещения, включая 25 объектов незавершенного строительства (27,3 тыс. кв. м), а также 12 жилых зданий и помещений (4,4 тыс. кв. м), в том числе 2 объекта незавершенного строительства (3,9 тыс. кв. метров). На балансе предприятия учтены 277 объектов движимого имущества. Имущественные объекты расположены в 20 субъектах Российской Федерации, а 57 объектов общей площадью 244,8 тыс. кв. м, что составляет 62,2 % площади всех объектов, расположены в г. Санкт-Петербурге. Имущественный комплекс предприятия в 2019 году, в сравнении с 2017 годом, сократился на 25 объектов (с учетом вновь закрепленных) общей площадью 13,5 тыс. кв. м.

Предприятием вовлечены в хозяйственный оборот (заключены договоры аренды) 121 из 251 объекта недвижимого имущества (276,3 тыс. кв. м из 393,8 тыс. кв. м), или 70,2 % общей площади.

Имущественный комплекс ФГУП «Б» образовался в том числе в результате присоединения 12 других предприятий и включает 1 135 объектов недвижимого имущества общей площадью 1 286,2 тыс. кв. м, составляющих 222 имущественных комплекса по разным адресам [223]. В проверенном периоде из хозяйственного ведения предприятия выбыли 445 объектов недвижимости общей площадью 161,2 тыс. кв. м.

В хозяйственном ведении предприятия в том числе закреплены специализированные объекты, такие как причальные сооружения в Астраханской области, имущественные комплексы бывших аэродромов в Московской области (Быково и Мячково), имущество рекреационного назначения [224].

Предприятием переданы в аренду объекты общей площадью 194 684,0 кв. м и безвозмездное пользование – 8 434 кв. м [225], расположенные по 69 адресам в 14 субъектах Российской Федерации. Арендная плата по заключенным договорам составляет (расчетно) 35 425,7 тыс. рублей в месяц. Не использовались потенциально пригодные к аренде имущественные комплексы, здания и помещения, расположенные (оценочно) по 100 адресам, ориентировочной площадью 254 тыс. кв. м, или 19,7 % общей площади всех объектов.

Отсутствие территориальных структурных подразделений во всех регионах размещения объектов у ФГУП «А» и ФГУП «Б» создает дополнительные риски сохранности федерального имущества, затрудняет управление имущественным комплексом. Так, выборочный анализ показал, что договоры аренды заключались ФГУП «Б» с согласия Росимущества, как правило, по результатам торгов, которые проводились не по месту нахождения объектов, а в г. Москве.

7.2.2. Проверенные ФГУП «А» и ФГУП «Б» не имеют отраслевой специфики и осуществляют услуги по передаче недвижимого имущества в аренду, а также иные представленные на конкурентном рынке услуги. Это не соответствует целям создания унитарных предприятий, определенным в статье 8 Федерального закона № 161-ФЗ. При этом предприятия являются (соответственно) лидером и аутсайдером в показателях деятельности подведомственных Росимуществу ФГУП и предприятий без ведомственной принадлежности.

Показатель расходов на содержание имущества ФГУП «А», включая коммунальные и эксплуатационные затраты, по отношению к выручке от использования имущества у ФГУП «Б» существенно выше ФГУП «А», аналогичная ситуация наблюдается по налогам.

Доля расходов на содержание персонала в общей выручке от использования имущества у предприятий приблизительно одинакова. Вместе с тем средняя заработная плата руководителя убыточного ФГУП «Б» за 2017 год составила 405,9 тыс. рублей. Это более чем в два раза превышает зарплату прибыльного ФГУП «А» – 183,0 тыс. рублей. В 2018 году руководители предприятий получали сопоставимое вознаграждение в размере 424,8 тыс. рублей и 431,5 тыс. рублей в месяц соответственно.

Внереализационные расходы ФГУП «Б» составляли более 80 % выручки предприятия и сформированы (кроме штрафов и пеней) за счет неденежных расходов. Вместе с тем предприятие к расходам, уменьшающим чистую прибыль, относило балансовую стоимость изъятых у него собственником основных средств [226], которые не подлежали включению в состав расходов [227].

ФГУП «Б» декларировало в финансовой отчетности значительные расходы, связанные с неденежными затратами на амортизацию основных средств, составивших в 2018 году 107 960,0 тыс. рублей. При этом при отсутствии существенных изменений уровня рыночных цен предприятие проводило ежегодную переоценку основных средств с привлечением на платной основе [228] независимого оценщика, в результате которой балансовая стоимость выросла на 10,8 % в 2016 году, на 8,2 % – в 2017 году, на 2 % – в 2018 году.

В хозяйственном ведении ФГУП «Б» закреплены действующие опасные производственные объекты, которые должны эксплуатироваться по целевому назначению. Согласно отчетности предприятия в результате обслуживания таких объектов в проверенном периоде получен отрицательный финансовый результат: по подстанции «Отрадная» (Новосибирская область, г. Новосибирск) – 55 274,6 тыс. рублей, Армавирской ТЭЦ (Краснодарский край, г. Армавир) [229] – 30 987,7 тыс. рублей.

Неудовлетворительный финансовый результат ФГУП «ФТ-Центр» отчасти обусловлен высокими издержками, включая непрофильные расходы на обслуживание убыточных объектов.

7.2.3. В деятельности проверенных предприятий выявлено значительное количество нарушений действующего законодательства и недостатков, в том числе свидетельствующих о неэффективном управлении переданными в их хозяйственное ведение объектами федерального имущества.

По ФГУП «Б» установлены признаки неправомерного выбытия из собственности Российской Федерации объектов федерального недвижимого имущества.

Права собственности третьих лиц зарегистрированы на часть здания общей площадью 3 757,6 кв. м по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 86/1, стр.1; нежилые помещения общей площадью 303,5 кв. м по адресу: г. Москва, пер. Зельев, д. 3; подвал общей площадью 581,2 кв. м по адресу: г. Москва, ул. Почтовая Большая, д. 55/59, стр. 1. В собственности г. Москвы фактически находятся часть здания общей площадью 2 135,1 кв. м по адресу: г. Москва, ул. Никольская, д. 12 (г. Москва, пер. М. Черкасский, д. 1/3), а также нежилые помещения общей площадью 376,7 кв. м по адресу: г. Москва, пер. Зельев, д. 3.

В ходе выездного мероприятия, проведенного инспекторами Счетной палаты Российской Федерации, установлено, что часть объектов федерального недвижимого имущества, закрепленных за ФГУП «Б» в хозяйственном ведении, фактически утрачена (снесена) по адресам: г. Москва, Ленинградский проспект, д. 18 стр. 2 (на месте снесенного здания обустроена автомобильная стоянка); г. Москва, ул. Шумкина, вл. 11А (на месте снесенного нежилого здания находится жилой дом с административными помещениями); г. Москва, Сибирский проезд д. 4, стр. 1 (выявлено отсутствие элемента ансамбля здания – капитальных ворот).

Нежилые здания на территории природно-исторического парка «Покровское-Стрешнево» по адресу: г. Москва, Ленинградское шоссе, д. 23, стр. 2, стр. 3, стр. 5, стр. 7, при отсутствии законных оснований используются для проживания неизвестными физическими лицами. Это способствует ухудшению криминогенной обстановки и создает угрозу безопасности граждан.

ФГУП «Б» размещается по адресу: г. Москва, ул. Гончарная, д. 35, в объекте культурного наследия «Усадьба XIX века», состоящего из объекта «Главный дом» (строение 1) и «Флигель и службы» (строение 2). Объекты расположены на единой огороженной территории, но на строение 2 и соответствующие земельные участки зарегистрировано право собственности третьего лица. На участок под зданием предприятия, оформленный в федеральную собственность, также оформлено право постоянно бессрочного пользования Православной религиозной организации Подворье Патриарха Московского и всея Руси Храма Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах.

Анализ исполнения инвестиционного контракта от 2 апреля 2004 г. № 11-ИД/2004/ИО-10/19, заключенного между ФГУП «Б» и АО «СК «ПРАГМА», свидетельствует о признаках нарушения имущественных прав Российской Федерации. При отсутствии по данному инвестиционному контракту протокола поквартирного распределения площадей в доме, строящемся по адресу: г. Москва, ул. 2-я Владимирская, д. 10а, стр. 1, права на получение квартир реализованы инвестором физическим лицам.

ФГУП «Б» при отсутствии правовых оснований зачтена в погашение дебиторской задолженности, возникшей по договору аренды от 3 мая 2011 г. № Д30/440, стоимость проведенных арендатором ООО «Парадиз Ролан» текущих ремонтных работ в сумме 2 500,0 тыс. рублей.

Без согласия собственника имущества ФГУП «А», при отсутствии договорных отношений, предоставило ООО «ЕМС» помещение площадью 38,6 кв. м, расположенное по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Победы, 17, являющееся объектом гражданской обороны.

Недвижимое имущество в хозяйственном ведении ФГУП безвозмездно используется федеральными органами исполнительной власти. Это не соответствует положениям пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 5 января 1998 г. № 3[230]. Помещения ФГУП «Б», расположенные по адресу: г. Москва, ул. Гиляровского, д. 31, стр. 1, в 2015–2017 годах безвозмездно использовались ТУ Росимущества в Московской области при отсутствии правовых оснований, а также ФКУ «Главный центр административно-хозяйственного и транспортного обеспечения МВД РФ» и Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации по договорам безвозмездного пользования.

При отсутствии правовых оснований безвозмездно используются подразделением Пограничного управления ФСБ России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области помещения ФГУП «А» в г. Санкт-Петербург во 2-м и 3-м районах морского порта.

Учет объектов недвижимого имущества ведется предприятиями с нарушениями установленного действующими нормативными правовыми актами порядка. Два объекта не поставлены ФГУП «А» на балансовый учет, 41 объект с признаками недвижимого имущества на территориях бывших строительных площадок комплекса защитных сооружений г. Санкт-Петербурга от наводнений учтен как объект движимого имущества.

Из 1 135 переданных в хозяйственное ведение ФГУП «Б» объектов недвижимого имущества 55 объектов не поставлены на балансовый учет, при этом в учете предприятия продолжают числяться фактически выбывшие (утраченные) объекты. В отношении 45 объектов общей площадью 63 367,3 кв. м сведения о балансовой стоимости отсутствуют, 103 объекта поставлены на учет по балансовой (первоначальной) стоимости в размере 1 копейка, что противоречит пункту 23 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29 июля 1998 г. № 34н.

Не обеспечена государственная регистрация прав собственности и хозяйственного ведения на 55 объектах недвижимого имущества ФГУП «А» и 224 объектах ФГУП «Б»[231].

При отсутствии контроля со стороны ФГУП «Б» арендаторами государственная регистрация двух договоров аренды проведена с нарушением установленного условиями договора срока.

При этом предприятиями не контролировалось выполнение арендаторами условий совершения сделок по передаче федерального недвижимого имущества в аренду. В нарушение статьи 309 Гражданского кодекса арендаторами допускалось ненадлежащее исполнение обязательств по договорам аренды имущества, включая заключения договоров страхования гражданской ответственности за причинение вреда жизни, здоровью и ущерба имуществу третьих лиц на весь срок действия договора, а также по страхованию объекта недвижимости от риска утраты (гибели), недостачи или повреждения в пользу арендодателя [232]. Страхование имущества, закрепленного за ФГУП «А» и переданного в аренду, осуществлено только в рамках 31 из 98 действовавших договоров. ФГУП «Б» не обеспечивалось соблюдение 225 арендаторами условий из 232 договоров аренды федерального недвижимого имущества, действовавших в период с 2017 года.

В РФИ не учтены шесть объектов недвижимого имущества общей площадью 9 594,4 кв. м, закрепленных за ФГУП «А», а также 153 объекта недвижимого имущества общей площадью 97 265,61 кв. м, 71 линейный объект и объект инфраструктуры, закрепленные за ФГУП «Б» в результате реорганизации [233].

Выявлены нарушения и недостатки при осуществлении ФГУП «Б» и ФГУП «А» закупочной деятельности, регулируемой Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ[234] и Федеральным законом от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ [235], связанные с планированием, нормированием, выбором способов и соблюдением процессуальных сроков осуществления закупок, а также заключением контрактов и публикацией соответствующих отчетов.

С 2012 года не приняты меры по расчистке земельного участка после пожара, в результате которого полностью разрушено закрепленное за ФГУП «А» здание по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Профессора Качалова, д. 9, лит. Р.

Без согласования с собственником договоров субаренды объект культурного наследия федерального значения в центре г. Санкт-Петербурга по адресу: ул. Садовая 34 лит. А, используется для размещения множества торговых и иных различных организаций (школа вокала, шоу-рум, музей («Музей неПравды»), общепит, магазин «Смешные цены», офисы).

Предприятиями допущены нарушения Порядка отчетности руководителей предприятий, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 1999 г. № 1116. В установленные сроки не исполнялись предписания территориальных органов Росимущества.

Федеральные унитарные предприятия используют земельные участки, на которых расположены объекты недвижимости, предоставленные им Росимуществом в хозяйственное ведение и относящиеся к федеральной собственности в соответствии с положениями статьи 3.1 Федерального закона от 25 октября 2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», без оформления соответствующих договорных отношений, что приводит к недополучению доходов федерального бюджета.

Так, ФГУП «Б» при отсутствии заключенных договоров аренды использует земельные участки общей площадью более 586,8 га (оценочно) под 139 имущественными комплексами, а также земельные участки неустановленной площади под 33 имущественными комплексами; ФГУП «А» – 110 земельных участков площадью 63,5 га, а также земельные участки неустановленной площади под 16 объектами недвижимости.

Территориальными органами Росимущества также выявляется значительное количество нарушений в распоряжении имуществом, закрепленным за ФГУП. В проверенном периоде проведено 48 проверок использования имущества подведомственными ФГУП и предприятиями без ведомственной принадлежности, 20 из которых – в Москве. В 9 случаях зафиксированы нарушения, связанные с использованием ФГУП федеральных земель при отсутствии оформленных прав, отмечены случаи неправомерного использования земель третьими лицами, нарушения ведения РФИ. В строениях выявлялись незаконные перепланировки, наличие несогласованных субарендаторов и иные факты [236].

8. Возражения или замечания руководителей объектов контрольного мероприятия на результаты контрольного мероприятия (при наличии)

На замечания и пояснения временно исполняющего обязанности руководителя Росимущества и генерального директора ФГУП «Б», исполняющего обязанности генерального директора ФГУП «А», составлены соответствующие заключения, которые утверждены аудитором Счетной палаты Российской Федерации А.Н.Батуркиным.

9. Выводы

9.1. Показатели, заложенные в документе стратегического планирования – государственной программе «Управление федеральным имуществом», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 327, способствуют сокращению количества ФГУП, но не приведут к отказу от данной организационно-правовой формы.

9.2. Достижение планового показателя по сокращению ФГУП обеспечивается Росимуществом не только приватизацией, но и в результате преобразования предприятий в бюджетные учреждения, а также реорганизации путем присоединения к другим предприятиям, которое не снижает долю государственного сектора. При отсутствии должного управления значительное количество ФГУП исключено из реестра юридических лиц в результате прекращения деятельности и процедур банкротства.

9.3. Определение целевой функции ФГУП, заложенное в качестве показателя (индикатора) Госпрограммы, выполнено Росимуществом без учета особенностей финансово-хозяйственной деятельности предприятий и состава закрепленного за ними имущественного комплекса. В результате в прогнозный план (программу) приватизации включались предприятия, которые в силу различных причин не могли быть приватизированы.

9.4. Управление подведомственными ФГУП и ФГУП без ведомственной принадлежности осуществляется Росимуществом при отсутствии системных подходов. Выполнение установленных законодательством полномочий собственника имущества федеральных унитарных предприятий, а также требований собственных приказов Росимущества в полном объеме не обеспечивается.

При отсутствии системного мониторинга информация о количестве федеральных государственных предприятий без ведомственной принадлежности, показателях их финансово-хозяйственной деятельности и составе имущественного комплекса требует уточнения.

9.5. В целях повышения качества управления предприятиями без ведомственной принадлежности, обладающими отраслевой спецификой, целесообразно проведение мероприятий по их закреплению в ведение соответствующих ФОИВ.

9.6. Совокупная деятельность подведомственных Росимуществу ФГУП и ФГУП без ведомственной принадлежности убыточна и имеет тенденцию к ухудшению. Отдельные управленческие решения собственника имущества, связанные с изъятием доходных объектов, распоряжением финансовыми средствами, а также наделением несвойственными функциями, включая сохранность объектов государственной казны, приводят к уменьшению прибыли и росту издержек предприятий.

9.7. Консолидация активов, в том числе расположенных в разных регионах, в результате присоединения предприятий к другим ФГУП создает дополнительные риски сохранности федерального имущества, затрудняет управление имущественным комплексом, способствует появлению неиспользуемого федерального имущества.

9.8. Наиболее крупные подведомственные Росимуществу федеральные унитарные предприятия не имеют отраслевой специфики и осуществляют услуги по передаче недвижимого имущества в аренду, а также иные представленные на конкурентном рынке услуги. Это не соответствует целям создания унитарных предприятий, определенным в статье 8 Федерального закона № 161-ФЗ.

9.9. В хозяйственном ведении подведомственных Росимуществу ФГУП и ФГУП без ведомственной принадлежности закреплен значительный имущественный комплекс, состоящий из 3 165 объектов, суммарной общей площадью 3 276,8 тыс. кв. м, управление которым осуществляется недостаточно эффективно:

· деятельность подведомственных Росимуществу ФГУП и ФГУП без ведомственной принадлежности характеризуется значительным количеством нарушений, связанных с учетом, распоряжением и обеспечением сохранности федерального имущества;

· часть имущества, закрепленного в хозяйственном ведении предприятий, используется на безвозмездной основе структурными подразделениями ФОИВ, что не соответствует характеру деятельности ФГУП, как коммерческих организаций;

· земельные участки под объектами имущества, закрепленными за предприятиями в основном используются без оформления арендных отношений, что не обеспечивает поступление арендной платы в доход федерального бюджета.

10. Предложения

10.1. Направить представления Счетной палаты Российской Федерации в Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, Федеральное государственное унитарное предприятие «Б», Федеральное государственное унитарное предприятие «А».

10.2. Направить обращение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

10.3. Направить информацию об основных итогах и отчет о результатах контрольного мероприятия в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

10.4. Учесть результаты контрольного мероприятия при проведении экспертно-аналитического мероприятия «Анализ практики формирования и реализации в 2017–2018 годах и истекшем периоде 2019 года дивидендной политики при осуществлении от имени Российской Федерации прав акционера (участника) хозяйственных обществ, акции (доли) в уставных (складочных) капиталах которых находятся в федеральной собственности, и полномочий собственника имущества федеральных государственных унитарных предприятий при определении направлений распределения прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей федеральных государственных унитарных предприятий» (пункт 2.3.5.3 Плана Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год).

Аудитор Счетной палаты Российской Федерации                         

                 А.Н.БАТУРКИН

ОТЧЕТ
о результатах совместного контрольного мероприятия «Проверка развития налоговой базы по налогу на прибыль организаций, включая вопросы оптимизации льгот (преференций) по налогу, в 2016–2018 годах» (с контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации)

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации

12 ноября 2019 года

1. Основание проведения контрольного мероприятия

Пункты 3.1.0.8, 3.1.0.8.1–3.1.0.8.5 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2019 год.

2. Предмет контрольного мероприятия

· Развитие налоговой базы по налогу на прибыль организаций, в том числе за счет оптимизации льгот по налогу на прибыль организаций;

· развитие инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации вследствие применения льгот и преференций по налогу на прибыль организаций;

· администрирование налоговыми органами налога на прибыль организаций, включая вопросы правомерности применения налогоплательщиками льгот по данному налогу.

3. Объекты контрольного мероприятия

· Комитет финансов Санкт-Петербурга (г. Санкт-Петербург).

· Комитет по экономической политике и стратегическому планированию Санкт-Петербурга (г. Санкт-Петербург).

· Управление Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу (г. Санкт-Петербург).

· Министерство экономики и финансов Московской области (Московская область, г. Красногорск).

· Управление Федеральной налоговой службы по Московской области (г. Москва).

4. Срок проведения контрольного мероприятия

С июля по октябрь 2019 года.

5. Цели контрольного мероприятия

5.1. Цель 1. Проверка организации и осуществления контроля за администрированием территориальными налоговыми органами налога на прибыль организаций и льгот по данному налогу, в том числе посредством программных комплексов.

5.2. Цель 2. Проверка организации и осуществления мероприятий по расширению налоговой базы по налогу на прибыль организаций, в том числе в связи с оптимизацией льгот по данному налогу.

5.3. Цель 3. Проверка влияния льгот по налогу на прибыль организаций на привлечение субъектами Российской Федерации инвестиций, оказавших влияние на развитие налоговой базы.

6. Проверяемый период деятельности

2016–2018 годы (при необходимости – более ранние периоды).

7. Краткая характеристика проверяемой сферы

Среди налоговых доходов, формирующих консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации, налог на прибыль организаций занимает второе место после налога на доходы физических лиц.

За 2017 год по сравнению с 2016 годом начисления в консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации увеличились на 15,3 %, в бюджет г. Санкт-Петербурга – на 15,3 %, в бюджет Московской области – на 16,5 %. За 2018 год по сравнению с 2017 годом по Российской Федерации начисления увеличились на 23,3 %, по г. Санкт-Петербургу – на 12,8 %, по Московской области – на 5,2 %.

За 2017 год по сравнению с 2016 годом поступления в консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации увеличились на 10,9 %, или на 9,3 процентного пункта выше роста ВВП России, в бюджет г. Санкт-Петербурга – на 12,6 %, или на 12,4 процентного пункта выше роста ВРП [237] г. Санкт-Петербурга, в бюджет Московской области – на 11,5 %, или на 10,5 процентного пункта выше роста ВРП Московской области. За 2018 год по сравнению с 2017 годом по Российской Федерации поступления увеличились на 22,8 %, или на 20,5 процентного пункта выше роста ВВП России.

В 2017 году количество убыточных юридических лиц, применяющих общую систему налогообложения в Российской Федерации, составило 98,7 %, в г. Санкт-Петербурге – 100 %, в Московской области – 101,8 % к 2016 году соответственно. В 2018 году количество убыточных юридических лиц, применяющих общую систему налогообложения в Российской Федерации, составило 95,3 %, в г. Санкт-Петербурге – 93,8 %, в Московской области – 101,2 % к 2017 году соответственно.

Увеличение задолженности по уплате налога на прибыль организаций, включая урегулированную и невозможную к взысканию задолженность, по состоянию на 1 января 2018 года произошло по причине значительных доначислений по результатам осуществления территориальными налоговыми органами налогового контроля в 2015–2016 годах.

В 2016–2018 годах субъектами Российской Федерации инвестиционные льготы по налогу на прибыль организаций предоставлялись в виде пониженной ставки.

Сумма заявленных налогоплательщиками налоговых льгот по налогу на прибыль организаций, в связи с установлением законами субъектов Российской Федерации пониженной ставки налога для отдельных категорий налогоплательщиков [238] по Российской Федерации, г. Санкт-Петербургу и Московской области характеризуется следующими показателями [239] :

В 2017 году по Российской Федерации в целом количество юридических лиц, применяющих льготы по налогу на прибыль организаций сократилось на 23 % к 2016 году, в 2018 году – на 82 % к 2017 году. В г. Санкт-Петербурге в 2017 году количество получателей льгот по налогу на прибыль организаций увеличилось на 31 % к 2016 году, в 2018 году – на 51 % к 2017 году. В Московской области в 2017 году количество получателей льгот по налогу на прибыль организаций увеличилось более чем в 2 раза к 2016 году, в 2018 году увеличилось на 96 % к 2017 году.

Доля льгот по налогу на прибыль организаций в поступлениях указанного налога в 2016 году в г. Санкт-Петербурге превысила общероссийский показатель на 0,8 процентного пункта, в 2017 году – на 1,1 процентного пункта, в 2018 году общероссийский показатель превысил показатель г. Санкт-Петербурга на 0,3 процентного пункта. В Московской области доля льгот по налогу на прибыль организаций в поступлениях указанного налога ниже общероссийского показателя в 2016–2017 годах на 1,1 процентного пункта, в 2018 году на – 1,5 процентного пункта.

В Российской Федерации налоговые расходы от применения льгот по налогу на прибыль организаций в 2017 году к 2016 году составили 92,2 %, в Московской области – 81 %, в г. Санкт-Петербурге – 111,4 %. Значительный рост налоговых расходов от применения льгот по налогу на прибыль организаций произошел в 2018 году. В Российской Федерации они составили 201,9 %, в Московской области – 205,9 % к аналогичным расходам 2017 года соответственно. В г. Санкт-Петербурге в 2018 году налоговые расходы от применения льгот по налогу на прибыль организаций увеличились на 12,2 % к аналогичным налоговым расходам 2017 года.

Таким образом, в 2018 году в Российской Федерации и Московской области произошел значительный (более чем в 2 раза) рост налоговых расходов в связи с применением льгот по налогу на прибыль организаций, в г. Санкт-Петербурге налоговые расходы увеличились на 12,2 % к аналогичным расходам 2017 года.

8. Результаты контрольного мероприятия

8.1. Проверка организации и осуществления контроля за администрированием территориальными налоговыми органами налога на прибыль организаций и льгот по данному налогу, в том числе посредством программных комплексов

Администрирование налога на прибыль организаций и льгот по данному налогу, а также контроль за администрированием осуществляется территориальными налоговыми органами в АИС «Налог-3», которая позволяет в автоматическом режиме принимать и обрабатывать декларации по налогу на прибыль организаций по телекоммуникационным каналам связи, а также на бумажном носителе.

Сокращение количества налогоплательщиков в основном происходит в связи с исключением юридических лиц из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа.

Порядок приема налоговых деклараций (расчетов), представленных в налоговые органы, установлен Административным регламентом ФНС России [240] .

С помощью телекоммуникационных каналов связи в г. Санкт-Петербурге с 2017 года представляется более 98 % от общего объема представленных деклараций по налогу на прибыль организаций, в Московской области – более 96 %. Оставшаяся часть деклараций представляется лично налогоплательщиками или по почте. Декларации, поступившие в инспекцию на бумажном носителе, регистрируются инспектором в АИС «Налог-3». После чего регистрационные данные в электронном виде передаются в ПК массового ввода, печати и рассылки. Далее декларации передаются на ввод и хранение в территориальные подразделения ФКУ «Налог-Сервис», где они сканируются, вводятся в информационный ресурс налоговых органов и остаются на хранении. Введенные ФКУ «Налог-Сервис» данные передаются в подсистемы АИС «Налог-3» (с 2019 года), где на их основе формируется реестр налоговых деклараций.

Декларации по налогу на прибыль организаций, поступающие по телекоммуникационным каналам связи в глобальный приемный комплекс, являющимся одним из централизованных компонентов АИС «Налог-3», проходят автоматический прием и обработку, которые включают в себя проверку деклараций на соответствие утвержденным форматам, порядку представления и заполнения, легитимности применяемой электронно-цифровой подписи и полномочий подписанта.

В случае отрицательных результатов контроля в зависимости от выявленных несоответствий в адрес налогоплательщиков либо автоматически направляются уведомления об отказе в приеме документов, либо используются интерактивные режимы, в рамках которых решение о приеме (отказе в приеме), необходимости уточнения сведений в документах (декларациях, расчетах) принимает налоговый инспектор с последующим автоматизированным формированием и направлением налогоплательщику соответствующих документов.

Пунктом 28 Административного регламента установлены основания для отказа в приеме налоговой декларации (расчета).

За отчетные и налоговые периоды 2016–2018 годов территориальными налоговыми органами г. Санкт-Петербурга отказано в приеме 27 785 налоговых деклараций по налогу на прибыль организаций, территориальными налоговыми органами Московской области – 8 204 деклараций.

Причинами более 50 % отказов в приеме налоговых деклараций являются: представление их по неустановленной форме или формату; отсутствие усиленной квалифицированной электронной подписи руководителя организации-заявителя и несоответствие данных владельца квалифицированного сертификата данным руководителя организации-заявителя (в случае представления декларации в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи).

За налоговые периоды 2016–2018 годов в г. Санкт-Петербурге 24 налогоплательщиками представлены уточненные налоговые декларации с непоследовательными номерами корректировок, в том числе 16 налоговых деклараций с предельным номером корректировки 999. Это создает риски недостоверности учета начисленных и уплаченных налогов в карточке расчетов с бюджетом налогоплательщика. Все декларации приняты и введены. При этом Административным регламентом не предусмотрены основания для отказа в принятии деклараций по причине непоследовательности номера.

За 2016 год в г. Санкт-Петербурге декларации по налогу на прибыль организаций не представлены 8 941 налогоплательщиком, за 2017 год – 9 109 налогоплательщиками, за 2018 год – 8 220 налогоплательщиками. В Московской области за 2016 год не представлены указанные декларации 13 959 налогоплательщиками, в 2017 году – 12 418 налогоплательщиками, в 2018 году – 9 724 налогоплательщиками.

Также в г. Санкт-Петербурге 3 720 налогоплательщиков представили налоговые декларации за налоговый период 2016 года с несоблюдением срока [241] , за 2017 год – 2 782 налогоплательщика, за 2018 год – 2 106 налогоплательщиков.

В Московской области за 2016 год с нарушением срока представлены 779 деклараций, за 2017 год – 665 деклараций, за 2018 год – 519 деклараций.

В целях применения территориальными налоговыми органами г. Санкт-Петербурга и Московской области мер обеспечения исполнения налогоплательщиками обязанностей, в том числе по представлению налоговых деклараций (расчетов), управлениями ФНС России для налогоплательщиков проводятся семинары, им доводится методический материал, проводятся мониторинги правильности исчисления (удержания), полноты и своевременности уплаты (перечисления) налогов налогоплательщиками в рамках главы 14.7 Налогового кодекса.

В связи с несвоевременным представлением деклараций по налогу на прибыль организаций территориальными налоговыми органами г. Санкт-Петербурга, принимались решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщиков [242] в 2016 году в отношении 8 661 налогоплательщика, в 2017 году – 8 107 налогоплательщиков, в 2018 году – 6 191 налогоплательщика. Территориальными налоговыми органами Московской области принимались решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщиков в 2016 году в отношении 8 925 налогоплательщиков, в 2017 году – 7 454 налогоплательщиков, в 2018 году – 4 275 налогоплательщиков.

ФНС России приказом от 14 марта 2016 года № ММВ-7-16/132@ утверждены Основные положения об осуществлении внутреннего контроля деятельности по технологическим процессам ФНС России, разработанные в целях реализации Концепции внутреннего аудита налоговых органов Российской Федерации [243] .

В целях проведения дистанционного мониторинга в рамках осуществления внутреннего контроля Управлением ФНС России по Санкт-Петербургу сформировано 16 перечней технологических процессов, Управлением ФНС России по Московской области – 10 перечней технологических процессов, которые включают в себя ряд вопросов, необходимых для своевременного выявления и анализа возможных рисков, связанных с начислением и уплатой налога на прибыль организаций. Дистанционный мониторинг осуществляется с использованием аналитических инструментов, автоматизированных контрольных процедур, реализованных в программные обеспечения АИС «Налог-3», СЭОД, ПК Информационно-аналитической работы (ПК ИАР) (централизованные и децентрализованные компоненты).

По результатам проведенных УФНС России по Санкт-Петербургу мониторинга выявления возможных рисков, связанных с правильностью исчисления (удержания), полноты и своевременности уплаты (перечисления) налогоплательщиками налога на прибыль организаций за 2016, 2017 и 2018 годы, сумма возможных рисков, которые выразились в расхождении сведений, отраженных в декларациях налогоплательщиков составила 1 101 481 млн рублей, из них сумма устраненных расхождений, не повлекших потери бюджета, составила 698 593 млн рублей, дополнительно начислено и поступило в бюджет 1 229,6 млн рублей.

УФНС России по Московской области выявлены случаи расхождения сведений в представленных налогоплательщиком декларациях и документах к ним на сумму 514 907,9 млн рублей, из которых сумма устраненных расхождений, не повлекших потери бюджета, составила 226 965,3 млн рублей, дополнительно начислено 31,5 млн рублей, поступило в бюджет 31,3 млн рублей.

По остальным выявленным фактам расхождения в сведениях деклараций, не связанных с потерями бюджета, УФНС России по Санкт-Петербургу и УФНС России по Московской области информация использовалась для планирования выездных налоговых проверок и для тематических аудиторских проверок подведомственных налоговых органов.

УФНС России по Санкт-Петербургу ненадлежащим образом осуществлялись полномочия по контролю за деятельностью нижестоящих налоговых органов [244] . В результате территориальными налоговыми органами г. Санкт-Петербурга допускались следующие нарушения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

В нарушение подпункта 1 пункта 3 статьи 76 Налогового кодекса [245] межрайонными инспекциями ФНС России, находящимися в непосредственном подчинении УФНС России по Санкт-Петербургу, в 63 случаях решения о приостановлении операций налогоплательщика-организации приняты раньше установленного срока (в 29 случаях раньше на 1 день, в 4 случаях – на 2 дня, в 7 случаях – на 3 дня, в 20 случаях – на 4 дня, в 2 случаях – на 5 дней, в 1 случае – на 7 дней).

В нарушение пункта 6 статьи 88 Налогового кодекса Межрайонной инспекцией ФНС России № 27 по Санкт-Петербургу подтверждено применение за 2018 год налогоплательщиком-организацией льготной налоговой ставки налога на прибыль организации в размере 12,5 % [246] . Занижение поступлений сумм налога на прибыль организаций в бюджет г. Санкт-Петербурга составило 39,1 млн рублей (нарушение устранено в ходе проведения контрольного мероприятия – организацией представлены уточненные налоговые декларации и произведена оплата налога на прибыль организаций с учетом пени).

В нарушение пунктов 6 и 10 статьи 78 Налогового кодекса [247] межрайонными инспекциями ФНС России, находящимися в непосредственном подчинении УФНС по Санкт-Петербургу, в 2016–2018 годах, несвоевременно осуществлено 1 493 возврата налога на прибыль организаций без начисления процентов.

Межрайонными инспекциями ФНС России, находящимися в непосредственном подчинении УФНС по Санкт-Петербургу, ненадлежащим образом осуществлялись полномочия [248] в части составления протоколов об административных правонарушениях по статье 15.5 КоАП по фактам нарушения налогоплательщиками-организациями установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах сроков представления налоговой декларации (расчета по страховым взносам) в налоговый орган по месту учета.

Так, должностными лицами межрайонных инспекций ФНС России не составлены протоколы об административном правонарушении в отношении налогоплательщиков-организаций несвоевременно представивших 47 налоговых деклараций по налогу на прибыль организаций за налоговый период 2017 года (в отношении указанных организаций был составлен акт камеральной проверки и вынесено решение о привлечении к ответственности, установленной статьей 119 Налогового кодекса).

8.2. Проверка организации и осуществления мероприятий по расширению налоговой базы по налогу на прибыль организаций,
в том числе в связи с оптимизацией льгот по данному налогу

Значительное влияние на расширение налоговой базы по налогу на прибыль организаций оказала оптимизация льготы по данному налогу, путем дополнения пункта 2 статьи 283 Налогового кодекса [249] подпунктом 2.1, согласно которому в отчетные и налоговые периоды с 1 января 2017 года по 31 декабря 2020 года налоговая база по налогу на прибыль организаций за текущий отчетный (налоговый) период не может быть уменьшена на сумму убытков, полученных в предыдущих налоговых периодах более чем на 50 %.

Данная норма значительно повлияла на рост налоговой базы для исчисления налога на прибыль организаций, которая за 2017 год в г. Санкт-Петербурге составила 965 506,3 млн рублей, или увеличилась на 35,2 % по сравнению с аналогичным показателем 2016 года, за 2018 год она составила 1 031 092,5 млн рублей, или увеличилась на 6,8 % по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. За счет роста налоговой базы в 2017 году поступления налога на прибыль организаций увеличились на 7 727,3 млн рублей. В Московской области указанные изменения Налогового кодекса не оказали существенного влияния на рост налоговой базы по налогу на прибыль организаций, так как отнесение на расходы при исчислении налога на прибыль организаций не более половины убытка прошлых лет снизило убытки, но не перекрыло их.

В Московской области рост налоговой базы по налогу на прибыль организаций на 15,7 % по сравнению с аналогичным показателем 2016 года, за 2018 год – на 17,5 % по сравнению с аналогичным показателем 2017 года достигнут за счет выполнения организациями государственного оборонного заказа.

Одновременно с изменениями, внесенными в Налоговый кодекс, позволяющими уменьшать налоговую базу налога на прибыль организаций за текущий отчетный период не более чем на 50 % суммы убытков, полученных в предыдущий налоговый период, в пункт 1 статьи 284 Налогового кодекса внесены изменения [250] .

Впоследствии временной период, в который применяются указанные ставки для исчисления налога на прибыль организаций, продлен до 2024 года [251] .

В связи со снижением ставки по налогу на прибыль организаций потери бюджета г. Санкт-Петербурга за 2017 год составили 5 816,5 млн рублей, (расчетно), потери бюджета Московской области за 2017 год – 8 562,7 млн рублей (расчетно).

Таким образом, изменения, внесенные в статьи 283 и 284 Налогового кодекса, вступившие в силу с 1 января 2017 года, оказали позитивное влияние на поступления налога на прибыль организаций в бюджет г. Санкт-Петербурга за 2017 год, увеличив их на 1 910,8 млн рублей (7 727,3–5 816,5) (расчетно). В Московской области такой эффект достигнут не был, так как отнесение на расходы при исчислении налога на прибыль организаций не более половины убытка прошлых лет снизило убытки, но не перекрыло их.

8.2.1. В целях реализации полномочий, установленных частью 1 статьи 4 Налогового кодекса, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга был принят Закон «О налоговых льготах», которым установлены категории налогоплательщиков, виды налогов, по которым предоставляются льготы, и сами виды налоговых льгот с условиями их предоставления.

С момента введения в действие данного Закона он претерпел большое количество изменений.

В 2016 году изменения, которые могли бы оказать существенное влияние на формирование налоговой базы по налогу на прибыль организаций в Закон «О налоговых льготах» не вносилось.

В 2017 году Законом Санкт-Петербурга от 26 декабря 2017 года № 838-152 «О внесении изменений в отдельные законы Санкт-Петербурга о налогах и сборах» в Закон «О налоговых льготах» были внесены изменения в части снижения ставки налога на прибыль организаций в городской бюджет с 13,5 % до 12,5 %, в 2017–2020 годах.

Статьей 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – Бюджетный кодекс) налоговые расходы определены как выпадающие доходы бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, обусловленные налоговыми льготами, освобождениями и иными преференциями по налогам, сборам, таможенным платежам, страховым взносам на обязательное социальное страхование, предусмотренными в качестве мер государственной (муниципальной) поддержки в соответствии с целями государственных (муниципальных) программ и (или) целями социально-экономической политики публично-правового образования, не относящимися к государственным (муниципальным) программам.

Сумма налоговых расходов консолидированного бюджета г. Санкт-Петербурга в связи с применением льгот по налогу на прибыль организаций в соответствии с Законом «О налоговых льготах» в 2016 году составила 5 590,5 млн рублей, в 2017 году – 4 304,8 млн рублей, в 2018 году – 6 475,0 млн рублей.

Самая востребованная льгота, которой в 2018 году воспользовались 29 налогоплательщиков, установленная абзацем 3 статьи 11-12 Закона «О налоговых льготах» [252] с 1 января 2019 года была отменена (Закон г. Санкт-Петербурга от 30 ноября 2018 г. № 709-135 «О внесении изменений в отдельные законы г. Санкт-Петербурга о налогах и сборах»).

Вторая по востребованности льгота, продолжающая действовать после 1 января 2019 года, которой воспользовались 23 налогоплательщика, установлена статьей 11-8 Закона «О налоговых льготах» [253] .

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 Закона Санкт-Петербурга от 6 июля 2009 г. № 335-66 [254] Правительство Санкт-Петербурга предварительно рассматривает проекты законов Санкт-Петербурга о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, а в соответствии с пунктом 4.11 Регламента Правительства Санкт-Петербурга [255] принимает участие в разработке указанных проектов законов и представляет их Губернатору для внесения в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга.

В соответствии с пунктом 1.2 Положения о Комитете финансов Санкт-Петербурга [256] (далее – Положение о Комитете финансов Санкт-Петербурга) Комитет осуществляет проведение единой государственной финансовой, налоговой и бюджетной политики в г. Санкт-Петербурге, а также координацию деятельности в этой сфере иных исполнительных органов государственной власти г. Санкт-Петербурга, а в соответствии с пунктом 3.21 уполномочен давать письменные разъяснения налогоплательщикам и налоговым агентам по вопросам применения законодательства Санкт-Петербурга о налогах и сборах. Согласно пункту 3.17 Положения о Комитете по экономической политике и стратегическому планированию Санкт-Петербурга [257] Комитет осуществляет ежегодную оценку эффективности налоговых льгот, установленных законами Санкт-Петербурга, в соответствии с методикой, утвержденной Правительством Санкт-Петербурга.

Законом «О налоговых льготах» в 2016 году установлено 8 видов налоговых льгот по налогу на прибыль организаций, в 2017 году – 10 видов, в 2018 году – 12 видов.

Согласно пункту 3.8 Регламента Правительства Санкт-Петербурга к тексту проекта нормативного правового акта прилагается подписанная руководителем или заместителем руководителя разработчика законопроекта пояснительная записка, содержащая в том числе финансово-экономическое обоснование, в которое входят статистический анализ, точные расчеты и сведения об источниках финансирования реализации проекта на текущий и (или) последующие годы; а также условия реализации проекта и прогноз социально-экономических и иных последствий его реализации.

Вместе с тем в пояснительных записках к законопроектам по внесению изменений и дополнений в Закон «О налоговых льготах» указанные финансово-экономические обоснования не содержатся. В частности, в пояснительных записках отсутствуют данные о планируемых выпадающих доходах от предоставления той или иной налоговой льготы.

Комитет финансов при отсутствии в пояснительных записках к законопроектам финансово-экономических обоснований неоднократно согласовывал проекты законов Санкт-Петербурга о внесении изменений в Закон «О налоговых льготах».

По информации Комитета финансов Санкт-Петербурга, отсутствие в пояснительных записках к законопроектам финансово-экономических обоснований обусловлено отсутствием единого унифицированного подхода к формированию данного документа.

Основными целями предоставления льгот по налогу на прибыль организаций являются:

· развитие инвестиционного потенциала г. Санкт-Петербурга;

· развитие наукоемких и высокотехнологичных предприятий, необходимых для особых экономических зон технико-внедренческого типа;

· повышение конкурентоспособности промышленности г. Санкт-Петербурга;

· стимулирование субъектов инновационной деятельности г. Санкт-Петербурга к созданию и выпуску высокотехнологичной и конкурентоспособной инновационной продукции;

· содействие развитию рынка ИТ-услуг в г. Санкт-Петербурге;

· стимулирование эффективно работающих предприятий для создания ими новых постоянных высокопроизводительных рабочих мест;

· стимулирование уровня производительности и оплаты труда в г. Санкт-Петербурге;

· обеспечение экономики Санкт-Петербурга высококвалифицированными кадрами;

· содействие технологическому перевооружению и модернизации предприятий;

Нормативными правовыми актами г. Санкт-Петербурга цели предоставления льгот, критерии (показатели) оценки эффективности (результативности) налоговых льгот и сроки поэтапного достижения целей (в случае длительного, более 10 лет срока предоставления налоговой льготы) не установлены.

Прогнозный рост налоговой базы по налогу на прибыль организаций более чем на 22 % не выполнен. Фактический рост указанной налоговой базы в 2017 году составил 13,9 %, в 2018 году – 7,5 %.

По информации, представленной Комитетом финансов Санкт-Петербурга, расчет налоговой базы производится на основании данных форм 5-ПМ [258] за отчетные периоды, а также с учетом информации об изменении налогового и бюджетного законодательства и сведений о фактических поступлениях (выбытиях) в текущем периоде. При этом на точность прогноза повлияло отсутствие более детальной информации, в том числе о налоговых расходах по налогу на прибыль организаций по причине отсутствия у Комитета финансов Санкт-Петербурга допуска к сведениям, составляющим налоговую тайну в соответствии со статьей 102 Налогового кодекса.

В рамках контрольного мероприятия Комитетом финансов Санкт-Петербурга были составлены и заполнены паспорта льгот по налогу на прибыль организаций [259] , которые содержат цели налоговых льгот и критерии (показатели) оценки их (эффективности) результативности.

Контрольным мероприятием установлено, что в ряде случаев критерии оценки не соответствуют целям предоставленных налогоплательщикам льгот по налогу на прибыль организаций.

Так, пунктом 2 статьи 11-8 Закона «О налоговых льготах» установлено, что организации, осуществляющие определенные виды экономической деятельности в соответствии с ОКВЭД, осуществившие в установленный период вложения на сумму от 800 млн рублей, имеют право на применение пониженной ставки налога на прибыль организаций с 2017 по 2020 год в размере 12,5 %. Одной из целей данной льготы является стимулирование организаций к обновлению основных фондов. При этом критерии (показатели) оценки эффективности (результативности) достижения данной цели в нормативных правовых актах Санкт-Петербурга и иных документах, связанных с предоставлением налогов и сборов, не установлены. Аналогичная ситуация складывается по льготам, где одной из целей ее предоставления является стимулирование организаций Санкт-Петербурга к обновлению основных фондов, установленных пунктами 2-1 статьи 11-8 и статьей 11-9-1 Закона «О налоговых льготах».

В соответствии со статьей 11-11 Закона «О налоговых льготах» налоговая льгота предоставляется организациям, являющимся плательщиками налога на прибыль организаций, сумма которого зачисляется в бюджет г. Санкт-Петербурга, осуществившим в течение не более любых пяти лет подряд начиная с 1 января 2012 года на территории г. Санкт-Петербурга вложения в основные средства на сумму от 15 млрд рублей (включительно) и более. Одной из целей данной льготы является содействие технологическому перевооружению и модернизации предприятий, повышению энергоэффективности экономики. При этом критерии (показатели) оценки достижения (эффективности) результативности данной цели отсутствуют.

Согласно абзацам второму и третьему пунктов 1 и 2 статьи 11-12 Закона «О налоговых льготах», действовавшей до 1 января 2019 года, предоставлялись льготы организациям, обеспечившим создание установленного числа высокооплачиваемых рабочих мест, местом государственной регистрации которых является г. Санкт-Петербург, при условии, что среднесписочная численность их работников превышает 400 человек, а средняя месячная заработная плата превышает 81 900 рублей (подлежит индексации на корректирующий коэффициент) и организациям, обеспечившим создание установленного числа высокооплачиваемых рабочих мест, местом государственной регистрации которых является г. Санкт-Петербург, при условии, что среднесписочная численность их работников превышает 100 человек, а средняя месячная заработная плата превышает 140 400 рублей (подлежит индексации на корректирующий коэффициент).

Целями данных льгот являлось стимулирование эффективно работающих предприятий для создания ими новых постоянных высокопроизводительных рабочих мест, улучшение делового климата и обеспечение экономики г. Санкт-Петербурга высококвалифицированными кадрами. Критерии (показатели) оценки (эффективности) результативности достижения данных целей в нормативных правовых актах г. Санкт-Петербурга и иных документах, связанных с предоставлением налогов и сборов, не устанавливались.

Эффективность (результативность) всех льгот, установленных Законом «О налоговых льготах», согласно паспортам льгот по налогу на прибыль организаций оценивается по следующим критериям (показателям): темп роста инвестиций в основной капитал, темп роста поступлений основных налогов (налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций, налог на доходы физических лиц), темп роста среднемесячной номинальной начисленной заработной платы в указанных отраслях, в отдельном случае дополнительный критерий – удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций промышленного производства.

В Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2016 год и плановый период 2017–2018 годов была отмечена необходимость изменения подходов к установлению новых налоговых льгот – обязательным элементом процесса введения новой льготы должна быть оценка их эффективности и срок действия.

Полномочиями по ежегодной оценке эффективности налоговых льгот, установленных законами г. Санкт-Петербурга, наделен Комитет по экономической политике и стратегическому планированию Санкт-Петербурга (далее – Комитет по экономике).

Оценка эффективности льгот по налогу на прибыль организаций проводится Комитетом по экономике на основании форм статистической налоговой отчетности (формы № 1-НМ и № 5-П) и материалов Федеральной службы государственной статистики (Росстат), находящихся в открытом доступе на официальных сайтах соответствующих ведомств.

На запросы Комитета по экономике и Комитета финансов Санкт-Петербурга в адрес УФНС России по Санкт-Петербургу даны пояснения, что УФНС России по Санкт-Петербургу, руководствуясь статьей 102 Налогового кодекса, не имеет права предоставлять сведения о налоговой базе по налогу на прибыль организаций, о суммах льгот по данному налогу и их получателях в разрезе налогоплательщиков, так как такие сведения составляют налоговую тайну.

В соответствии со статьей 102 Налогового кодекса доступ к сведениям, составляющим налоговую тайну, имеют должностные лица, определяемые руководителями государственных органов, органов местного самоуправления или организаций. При этом органы государственной власти субъектов Российской Федерации не поименованы в качестве субъектов, имеющих право на доступ к сведениям, составляющим налоговую тайну.

Таким образом, правительства субъектов Российской Федерации и входящие в их состав ведомства, в соответствии со статьей 102 Налогового кодекса не имеют доступа к сведениям, составляющим налоговую тайну. Это не позволяет им объективно прогнозировать развитие налоговой базы по налогу на прибыль организаций от применения организациями налоговых льгот, предоставляемых субъектами Российской Федерации, а также оценивать эффективность указанных льгот.

Одним из инструментов оценки эффективности налоговых льгот является методика оценки эффективности налоговых льгот, установленных законодательством г. Санкт-Петербурга [260] .

Оценка эффективности стимулирующих налоговых льгот с применением Методики осуществляется Комитетом по экономике путем расчета коэффициентов бюджетной и экономической эффективности стимулирующих налоговых льгот и сводного коэффициента эффективности стимулирующих налоговых льгот отдельно по каждому налогу.

В Методике под бюджетной эффективностью налоговых льгот понимается влияние налоговой льготы на доходы бюджета г. Санкт-Петербурга.

При отсутствии иной информации в расчет принимаются доходы по налогу на прибыль организаций всех налогоплательщиков г. Санкт-Петербурга, а не только тех, которые пользуются налоговыми льготами. По этой причине оценка не может быть объективной.

Расчет коэффициента бюджетной эффективности стимулирующих налоговых льгот отдельно по каждому налогу осуществляется по следующей формуле:

где:

КБЭi – коэффициент бюджетной эффективности стимулирующих налоговых льгот по i налогу;

НПit – объем налоговых платежей, поступивших от организаций по i налогу в консолидированный бюджет Санкт-Петербурга в отчетном году, тыс. рублей;

НПi(t-1) – объем налоговых платежей, поступивших от организаций по i налогу в консолидированный бюджет Санкт-Петербурга в году, предшествующем отчетному году, тыс. рублей;

НЛit – объем предоставленных организациям стимулирующих налоговых льгот по i налогу в отчетном году, тыс. рублей.

Методика не предполагает оценки эффективности предоставления налоговых льгот в зависимости от достижения целевых показателей.

8.2.2. В целях реализации полномочий, установленных частью 1 статьи 4 Налогового кодекса, Московской областной Думой был принят закон Московской области от 24 ноября 2004 г. № 151/2004-ОЗ «О льготном налогообложении в Московской области» (далее – Закон Московской области № 151/2004-ОЗ), которым установлены категории налогоплательщиков, виды налогов, по которым предоставляются льготы, и сами виды налоговых льгот с условиями их предоставления.

Законом Московской области от 2 марта 2016 г. № 15/2016-ОЗ [261] в статью 26.10 Закона Московской области № 151/2004-ОЗ были внесены следующие изменения, действие которых распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2016 года.

Резидентам особых экономических зон (далее – ОЭЗ) предоставляются налоговые льготы по налогу на прибыль в виде установления пониженных налоговых ставок по налогу на прибыль организаций (0 % в течение 8 лет с момента признания организации резидентом ОЭЗ, 5 % – с 9 года по 14 год, 13,5 % – по истечении 14 лет, но не более срока существования ОЭЗ).

Данные изменения законодательства Московской области наряду с увеличением количества резидентов ОЭЗ повлияли на то, что в 2016 году по сравнению с 2015 годом сумма налоговых расходов бюджета Московской области в связи с применением льгот по налогу на прибыль организаций в части резидентов ОЭЗ выросла на 448,2 млн рублей, или в 123 раза (в 2015 году данный показатель составлял 3,7 млн рублей, в 2016 году – 451,8 млн рублей).

Рост налоговых расходов консолидированного бюджета Московской области обусловлен увеличением льготополучателей.

Контрольным мероприятием установлено, что в Московской области основными целями принятия льгот по налогу на прибыль организаций являются: социальная поддержка инвалидов и лиц, получающих пенсию по старости; развитие организаций, социальная защита работников организаций; развитие резидентов; привлечение инвесторов; создание экономических условий для развития деятельности в сфере перевозки грузов железнодорожным транспортом на территории Московской области; увеличение количества офисных помещений, уменьшения количества офисных «недостроев», а также привлечение на территорию Московской области работодателей и стимулирование создания новых рабочих мест.

Существующая практика принятия законов Московской области, устанавливающих налоговые льготы по налогу на прибыль, не сопровождается установлением значений целевых показателей (показателей результативности), которые должны достигаться в результате их использования, а также критериев, по которым можно было бы определить экономический или бюджетный эффект от их воздействия (применения).

Кроме того, в 2016–2018 годах в Московской области отсутствовали нормативные правовые акты, предусматривающие механизм оценки эффективности предоставления льгот (преференций), а также их влияния на развитие налогового потенциала.

В целях проведения оценки эффективности установленных налоговых льгот в мае 2019 года в соответствии с распоряжением № 251-РПВГ [262] была образована межведомственная рабочая группа по оценке эффективности установленных налоговых льгот (далее – МРГ), в состав которой вошли представители центральных исполнительных органов государственной власти Московской области, ГКУ «Аналитический центр правительства Московской области», Управления Федеральной налоговой службы России по Московской области, керриториального органа Федеральной службы государственной статистики по Московской области. Методика оценки эффективности установленных (планируемых к установлению) налоговых льгот утверждена в 2018 году постановлением правительства Московской области № 205/13 [263] (далее – Методика МО).

В соответствии с пунктом 2 статьи 6 закона Московской области № 151/2004-ОЗ и пунктами 9 и 10 Методики МО оценка эффективности установленных налоговых льгот должна проводиться по каждой организации, используя динамику 6 показателей деятельности организации:

· среднемесячная начисленная заработная плата работников за год;

· доля нематериальных активов в основных фондах, за период времени, прошедший с момента начала пользования льготой и три года, предшествовавших моменту начала пользования налоговой льготой.

Контрольным мероприятием выявлены проблемы межведомственного взаимодействия Министерства экономики и финансов Московской области (далее – МЭФ МО) с УФНС России по Московской области, информационного обеспечения деятельности МЭФ МО по составлению сводной отчетности, а также информационного обеспечения деятельности МРГ по проведению оценки эффективности установленных налоговых льгот в части представления УФНС России по Московской области обезличенной информации (без указания ИНН, наименования и других реквизитов организаций) по налогоплательщикам, ссылаясь на ограничение в предоставлении информации в адрес третьих лиц в отношении налогоплательщиков согласно положениям статьи 102 Налогового кодекса.

Оценка эффективности (результативности) льгот по налогу на прибыль организаций проводится МРГ по обобщенным сведениям.

По итогам оценки эффективности налоговых льгот все налоговые льготы, по которым производилась оценка, имеют коэффициент эффективности установленных налоговых льгот больше или равный 1. Это в соответствии с Методикой оценки эффективности налоговых льгот МО позволяет сделать вывод об их приемлемой (достаточной) эффективности.

Таким образом, при отсутствии необходимой информации, которая является налоговой тайной в соответствии со статьей 102 Налогового кодекса, для субъектов Российской Федерации невозможно объективно прогнозировать развитие налоговой базы по налогу на прибыль организаций от применения льгот по данному налогу.

При отсутствии необходимых критериев (показателей) оценки эффективности (результативности) льгот по налогу на прибыль организаций и информации о результатах их применения невозможно организовать достижение их целей на уровне субъекта Российской Федерации.

В целях осуществления необходимого контроля за эффективным применением льгот по налогу на прибыль организаций, предоставляемых субъектами Российской Федерации целесообразно внести изменения в статью 102 Налогового кодекса, предусматривающие доступ к сведениям, составляющим налоговую тайну, для должностных лиц органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Дополнить законодательство субъектов Российской Федерации в сфере предоставления налоговых льгот нормативными правовыми актами, устанавливающими отчетность для налогоплательщиков-получателей налоговых льгот по налогу на прибыль организаций, содержащую необходимую информацию для оценки эффективности (результативности) применения налоговых льгот и обязанность получателей льгот по ее предоставлению.

Внести изменения в Методику оценки эффективности налоговых льгот г. Санкт-Петербурга, предусматривающие корректировку коэффициента бюджетной эффективности в части учета в числителе формулы его расчета налоговых поступлений только от организаций, получающих стимулирующие налоговые льготы по налогу на прибыль организации.

8.2.3. В соответствии со статьей 1743 Бюджетного кодекса перечень налоговых расходов субъекта Российской Федерации, формируется в порядке, установленном высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации. Оценка налоговых расходов субъекта Российской Федерации осуществляется ежегодно в порядке, установленном высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации с соблюдением общих требований, установленных Правительством Российской Федерации. Результаты указанной оценки учитываются при формировании основных направлений бюджетной и налоговой политики субъекта Российской Федерации, а также при проведении оценки эффективности реализации государственных программ субъектов Российской Федерации.

В 2019 году вступили в силу два постановления Правительства Российской Федерации, устанавливающие общие требования к оценке налоговых расходов субъектов Российской Федерации, правила формирования перечня налоговых расходов Российской Федерации и оценки налоговых расходов Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 апреля
2019 г. № 439 «Об утверждении Правил формирования перечня налоговых расходов Российской Федерации и оценки налоговых расходов Российской Федерации» установлено понятие куратора налоговых расходов. Кураторы налоговых расходов (для оценки эффективности налоговых расходов) обеспечивают утверждение методик оценки эффективности налоговых расходов, в которых устанавливаются критерии оценки эффективности налоговых расходов, сроки действия и паспорта налоговых расходов.

Следует отметить, что работа по определению кураторов налоговых расходов Правительством Санкт-Петербурга не проводилась. В Московской области указанные кураторы определены.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2019 г. № 796 «Об общих требованиях к оценке налоговых расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований» утверждены общие требования к порядку и критериям оценки налоговых расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

Пунктами 16 и 17 общих требований к оценке налоговых расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований установлено, что в целях оценки бюджетной эффективности стимулирующих налоговых расходов субъекта Российской Федерации (муниципального образования), обусловленных льготами, по налогу на прибыль организаций и налогу на имущество организаций наряду со сравнительным анализом, рекомендуется рассчитывать оценку совокупного бюджетного эффекта (самоокупаемости) указанных налоговых расходов в соответствии со следующей формулой.

где i – порядковый номер года, имеющий значение от 1 до 5;

mi – количество плательщиков, воспользовавшихся льготой в i-м году;

j – порядковый номер плательщика, имеющий значение от 1 до m;

Nij – объем налогов, задекларированных для уплаты в консолидированный бюджет субъекта Российской Федерации j-м плательщиком в i-м году.

В случае если на день проведения оценки совокупного бюджетного эффекта (самоокупаемости) стимулирующих налоговых расходов субъекта Российской Федерации для плательщиков, имеющих право на льготы, льготы действуют менее 6 лет, объемы налогов, подлежащих уплате в консолидированный бюджет субъекта Российской Федерации, оцениваются (прогнозируются) по данным субъектов Российской Федерации;

Boj – базовый объем налогов, задекларированных для уплаты в консолидированный бюджет субъекта Российской Федерации j-м плательщиком в базовом году;

gi – номинальный темп прироста налоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации в i-м году по отношению к показателям базового года;

r – расчетная стоимость среднесрочных рыночных заимствований субъекта Российской Федерации.

Показатель оценки совокупного бюджетного эффекта (самоокупаемости) является одним из критериев для определения результативности налоговых расходов субъекта Российской Федерации (муниципального образования).

Министерством финансов Российской Федерации с применением формулы оценки совокупного бюджетного эффекта (самоокупаемости) налоговых расходов проведены расчеты ряда налоговых расходов г. Санкт-Петербурга и Московской области.

Таким образом, в г. Санкт-Петербурге из 10 оцененных льгот по налогу на прибыль организаций только одна дала положительный бюджетный эффект. При этом данная льгота отменена с 1 января 2019 года. Остальные девять льгот имеют нулевое или отрицательное значение бюджетной эффективности.

В Московской области из четырех оцененных льгот три имеют нулевое значение, одна – отрицательное значение бюджетной эффективности.

8.3. Проверка влияния льгот по налогу на прибыль организаций на привлечение субъектами Российской Федерации инвестиций, оказавших влияние на развитие налоговой базы

Проведенным анализом влияния реализации инвестиционных проектов на объем налоговой базы и поступления налога на прибыль организаций в Санкт- Петербурге и Московской области установлено следующее.

В основных инвестиционных проектах Санкт-Петербурга в 2016–2018 годах участвовали 27 организаций, находящихся на налоговом учете в территориальных налоговых органах г. Санкт-Петербурга, из которых льгота по налогу на прибыль организаций в соответствии со статьей 11-8 Закона «О налоговых льготах» была востребована только 2 организациями. Вместе с тем льготу по вложениям в основные амортизируемые средства на общую сумму более 800 млн рублей за 2016–2018 годы заявило 11 организаций, не участвующих в основных инвестиционных проектах г. Санкт-Петербурга.

Сумма поступлений налога на прибыль организаций в бюджет г. Санкт-Петербурга от указанных 11 организаций за 2017 год увеличилась на 16,3 % к 2016 году, за 2018 год – на 2,5 % к 2017 году. При этом превысив сумму налоговых расходов от применения льгот по налогу на прибыль организаций более чем в 3 раза.

Помимо льгот по налогу на прибыль организаций статьями 11 и 13 Закона Санкт-Петербурга от 30 июля 1998 г. № 185-36 «О государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Санкт-Петербурга» установлены иные формы поддержки инвесторов, в том числе:

· предоставления займов в порядке и на условиях, предусмотренных законами Санкт-Петербурга о займах из бюджета г. Санкт-Петербурга и о бюджете г. Санкт-Петербурга на соответствующий год;

· участия в создании хозяйственных товариществ и обществ в случаях и порядке, установленном законодательством Российской Федерации и правовыми актами г. Санкт-Петербурга;

· размещения государственного заказа г. Санкт-Петербурга в порядке, установленном действующим законодательством;

· предоставления в соответствии с утвержденным Администрацией Санкт-Петербурга порядком компенсационных выплат, предусматриваемых в бюджете г. Санкт-Петербурга, лицу, намеревающемуся осуществлять инвестиционную деятельность, направленную на реализацию приоритетных для г. Санкт-Петербурга инвестиционных программ, но с расчетной отрицательной приведенной аккумулированной прибылью, в размерах, позволяющих обеспечить достаточную норму доходности на инвестиции;

В основных инвестиционных проектах Московской области участвуют в соответствии со статьей 26.15 закона Московской области № 151/2004-ОЗ 19 организаций.

Сумма поступлений налога на прибыль организаций в бюджет Московской области от указанных 19 организаций за 2017 год снизилась на 30,5 % к 2016 году, за 2018 год – увеличилась на 24 % к 2017 году, превысив сумму налоговых расходов от применения льгот по налогу на прибыль организаций в 2017–2018 годах более чем в 4,5 раза и почти в 4 раза соответственно.

Помимо льгот по налогу на прибыль организаций законом Московской области от 16 июля 2010 г. № 96/2010-ОЗ «Об инвестиционной политике органов государственной власти Московской области» установлены иные меры поддержки инвесторов, в том числе:

· предоставление инвестиционного налогового кредита, установление дополнительных оснований и условий предоставления инвестиционного налогового кредита;

· информационная, организационная и правовая поддержка инвестиционной деятельности;

· создание условий для обеспечения инфраструктурой и инженерными коммуникациями земельных участков, на которых предполагается реализация инвестиционных проектов;

· использование государственного имущества Московской области в соответствии с федеральным законодательством и законодательством Московской области;

· предоставление льгот за пользование имуществом, находящимся в собственности Московской области.

Предоставление налоговых льгот, как правило, является необходимым, но не единственным условием для привлечения инвестиций. Помимо налоговых льгот, к значимым механизмам привлечения инвестиций относятся также состояние инфраструктуры, наличие ресурсов, отсутствие административных барьеров и качество предпринимательского климата в целом. Вместе с тем при отсутствии конкретных критериев достижения целей налоговых льгот и иных механизмов развития инвестиционного климата, оценить какие из них оказывают наибольшее влияние на привлечение инвестиций не представляется возможным. При этом общее превышение поступлений налога на прибыль организаций над налоговыми расходами бюджета г. Санкт-Петербурга от применения льгот по налогу на прибыль организаций составляет более чем в
3 раза, бюджета Московской области – более чем в 4 раза.

Возражения или замечания руководителей объектов контрольного мероприятия на результаты контрольного мероприятия отсутствуют.

9. Выводы

9.1. За 2017 год по сравнению с 2016 годом поступления в консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации увеличились на 10,9 %, или на 9,3 процентного пункта выше роста ВВП России, в бюджет г. Санкт-Петербурга – на 12,6 %, или на 12,4 процентного пункта выше роста ВРП г. Санкт-Петербурга, в бюджет Московской области – на 11,5 %, или на 10,5 процентного пункта выше роста ВРП Московской области. За 2018 год по сравнению с 2017 годом по Российской Федерации поступления увеличились на 22,8 %, или на 20,5 процентного пункта выше роста ВВП России.

В Российской Федерации налоговые расходы от применения льгот по налогу на прибыль организаций в 2017 году к 2016 году составили 92,2 %, в Московской области – 81 %, в г. Санкт-Петербурге – 111,4 %. Значительный рост налоговых расходов от применения льгот по налогу на прибыль организаций произошел в 2018 году. В Российской Федерации они составили 201,9 %, в Московской области – 205,9 % к аналогичным расходам 2017 года соответственно. В г. Санкт-Петербурге в 2018 году налоговые расходы от применения льгот по налогу на прибыль организаций увеличились на 12,2 % к аналогичным налоговым расходам 2017 года.

Таким образом, в 2018 году в Российской Федерации и Московской области произошел значительный (более чем в 2 раза) рост налоговых расходов в связи с применением льгот по налогу на прибыль организаций, в г. Санкт-Петербурге налоговые расходы увеличились на 12,2 % к аналогичным расходам 2017 года.

9.2. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июня 2019 г. № 796 «Об общих требованиях к оценке налоговых расходов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований» одним из необходимых показателей для оценки налоговых расходов является базовый объем налогов, задекларированный для уплаты в консолидированный бюджет субъекта Российской Федерации плательщиками налогов, имеющими право на налоговые льготы, освобождения и иные преференции, установленные нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Источником данной информации является ФНС России.

Такие сведения в соответствии с пунктом 1 статьи 102 Налогового кодекса являются налоговой тайной.

Вместе с тем в соответствии со статьей 102 Налогового кодекса органы государственной власти субъектов Российской Федерации не определены в качестве субъектов, имеющих право на доступ к сведениям, составляющим налоговую тайну. Это не позволяет им получать информацию, необходимую для оценки эффективности налоговых расходов, установленных субъектами Российской Федерации.

В целях осуществления необходимого контроля за налоговыми расходами, предоставляемыми субъектами Российской Федерации, необходимо внести изменения в статью 102 Налогового кодекса в части доступа должностных лиц органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации к сведениям, составляющим налоговую тайну.

Законом «О налоговых льготах» и законом Московской области «О льготном налогообложении в Московской области» установлены категории налогоплательщиков, виды налогов, по которым предоставляются льготы, и сами виды налоговых льгот с условиями их предоставления. При этом ни в законодательных актах субъектов Российской Федерации, ни в нормативных правовых актах и иных документах, связанных с предоставлением налогов и сборов, не установлены критерии (показатели) оценки эффективности (результативности) льгот по налогу на прибыль организаций, в связи с чем невозможно организовать оценку достижения их целей на территории Санкт-Петербурга и Московской области.

Таким образом, необходимо дополнить законодательство субъектов Российской Федерации в сфере предоставления налоговых льгот нормативными правовыми актами, устанавливающими отчетность для налогоплательщиков – получателей налоговых льгот по налогу на прибыль организаций, содержащую необходимую информацию для осуществления оценки эффективности (результативности) применения налоговых льгот и обязанность получателей льгот по ее предоставлению.

В соответствии с Методикой оценки эффективности налоговых льгот, установленных законодательством г. Санкт-Петербурга, под бюджетной эффективностью налоговых льгот понимается влияние налоговой льготы на доходы бюджета г. Санкт-Петербурга. При отсутствии иной информации в расчет принимаются доходы по налогу на прибыль организаций всех налогоплательщиков г. Санкт-Петербурга, а не только тех, которые пользуются налоговыми льготами. По этой причине оценка не может быть объективной.

В целях осуществления объективной оценки эффективности налоговых льгот необходимо внести изменения в указанную Методику, предусматривающие корректировку коэффициента бюджетной эффективности, в части учета в числителе формулы его расчета налоговых поступлений только от организаций, получающих стимулирующие налоговые льготы по налогу на прибыль организации.

9.3. По результатам оценки бюджетной эффективности налоговых расходов, проведенной Минфином России, установлено, что в г. Санкт-Петербурге из 10 оцененных льгот по налогу на прибыль организаций только одна дала положительный бюджетный эффект. При этом она отменена с 1 января 2019 года.

Остальные девять льгот имеют нулевое или отрицательное значение бюджетной эффективности.

В Московской области из четырех оцененных льгот три имеют нулевое значение, одна – отрицательное значение бюджетной эффективности.

9.4. Административным регламентом ФНС России не предусмотрено основание для отказа должностными лицами налоговых органов в принятии декларации при представлении налогоплательщиками декларации с непоследовательным номером корректировки. Это создает риски недостоверности учета начисленных и уплаченных налогов в карточке расчетов с бюджетом налогоплательщика.

9.5. Управлением ФНС России по Санкт-Петербургу в отдельных случаях не осуществлялся должный контроль за деятельностью нижестоящих налоговых органов, предусмотренный Положением об УФНС по Санкт-Петербургу. В результате территориальными налоговыми органами г. Санкт-Петербурга допускались нарушения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

Так, межрайонными инспекциями в 63 случаях решения о приостановлении операций налогоплательщика-организации приняты до окончания 10-дневного срока, установленного статьей 76 Налогового кодекса; неправомерно предоставлена налоговая льгота по налогу на прибыль организаций в сумме 23,3 млн рублей, а также сумма авансовых платежей за I квартал 2019 года, рассчитанных на основании налоговой декларации за 9 месяцев 2018 года на общую сумму 15,8 млн рублей (оплачено в период проведения проверки) при отсутствии у организации документа о государственной аккредитации организации, установленного статьей 11-9-3 Закона «О налоговых льготах»; в 1 493 случаях не начислены проценты на суммы излишне уплаченного налога на прибыль организаций, которые не возвращены в установленный срок налогоплательщикам, как это предусмотрено статьей 78 Налогового кодекса, в 47 случаях не обеспечено надлежащее выполнение полномочий, предусмотренных пунктом 5 части 2 статьи 28.3 КоАП, в части возбуждения дел об административном правонарушении по статье 15.5 КоАП.

9.6. Изменения, внесенные в статью 284 Налогового кодекса (вступили в силу с 1 января 2017 года) оказали позитивное влияние на поступления налога на прибыль организаций в бюджет г. Санкт-Петербурга за 2017 год, увеличив их на 1 910,8 млн рублей (7 727,3–5 816,5) (расчетно). В Московской области такой эффект достигнут не был, так как отнесение на расходы при исчислении налога на прибыль организаций не более половины убытка прошлых лет снизило убытки, но не перекрыло их.

9.7. Предоставление налоговых льгот, как правило, является необходимым, но не единственным условием для привлечения инвестиций. Помимо налоговых льгот, к значимым механизмам привлечения инвестиций относится также состояние инфраструктуры, наличие ресурсов, отсутствие административных барьеров и качество предпринимательского климата в целом. Вместе с тем при отсутствии конкретных критериев достижения целей налоговых льгот и иных механизмов развития инвестиционного климата, оценить какие из них оказывают наибольшее влияние на привлечение инвестиций не представляется возможным. При этом общее превышение поступлений налога на прибыль организаций над налоговыми расходами бюджета Санкт-Петербурга от применения льгот по налогу на прибыль организаций составляет более чем в 3 раза, бюджета Московской области - более чем в 4 раза.

10. Предложения (рекомендации)

10.1. Направить письмо в Правительство Российской Федерации.

10.2. Направить информационное письмо Губернатору Санкт-Петербурга.

10.3. Направить информационное письмо губернатору Московской области.

10.4. Направить информационное письмо в Федеральную налоговую службу.

10.5. Направить информационное письмо в Управление ФНС России по Санкт-Петербургу.

10.6. Направить отчет и информацию об основных итогах контрольного мероприятия в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.


Аудитор Счетной палаты Российской Федерации  А.Н.БАТУРКИН

Председатель Контрольно-счетной палаты Московской области    В.В.КОРОЛИХИН

Председатель Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербурга    В.С.ЛОПАТНИКОВ






Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации основан в 1997 году

Издатель : Счетная палата Российской Федерации

Выпускается в соответствии с Федеральным законом
«О Счетной палате Российской Федерации»

Бюллетень зарегистрирован в Министерстве Российской Федерации
по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
Эл № 77-4479 от 23 апреля 2001 года.
Выпускается ежемесячно

Ответственный за выпуск -

исполняющий обязанности руководителя аппарата

Счетной палаты Российской Федерации
В.А.Витушкин

Адрес издателя: 119991, Москва, ул. Зубовская, 2.
Адрес официального сайта: www.audit.gov.ru

Контактные телефоны
986-17-75, 986-16-55,
факс 986-07-70
E-mail: Bull@ach.gov.ru

 Счетная палата Российской Федерации, 2019.
При использовании размещенных материалов
ссылка на Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации обязательна.




[1] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р (далее – Концепция).


[2] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 7 августа 2009 г. № 1101-р (далее – Стратегия).


[3] Приложение № 4 к федеральной целевой программе «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016–2020 годы» (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 234).


[4] Реконструкция международного санно-бобслейного комплекса федерального многофункционального спортивно-тренировочного центра ФГБУ «ЦСП» (пос. Парамоново, Московская облвсть); проектно-изыскательские работы для строительства федерального спортивно-тренировочного центра подготовки сборных команд России по художественной гимнастике (пос. Камыши, Иркутская область); реконструкция плавательного бассейна ФГБУ «Озеро Круглое» (дер. Агафониха, Дмитровский район Московской области); строительство 1-го этапа базы гребного спорта (г. Бронницы) и 3-го этапа общежития гостиничного типа на 100 мест (г. Коломна) федерального центра подготовки олимпийского резерва по гребному спорту ФГБУ ПОО «Государственное училище (техникум) олимпийского резерва» (г. Бронницы, Московская область).


[5] Федеральная адресная инвестиционная программа на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов.


[6] Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию получено 4 октября 2019 года № 26-Ru26305000-163-2016.


[7] Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию до настоящего времени не получено.


[8] Федеральная адресная инвестиционная программа на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов.


[9] Пункт 5 статьи 34 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».


[10] Пункт 15.2 статьи 2 Федерального закона от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации».


[11] Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 октября 2018 г. № 2245-р «Об утверждении Концепции подготовки спортивного резерва в Российской Федерации до 2025 года».


[12] Постановление Правительства Российской Федерации Российской Федерации от 29 марта 2019 г. № 372 «О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации «Развитие физической культуры и спорта».


[13] Письмо от 25 марта 2018 г. № 01-13/1359.


[14] Распоряжение Правительства Российской Федерации от 9 декабря 2017 г. № 2751-р «О внесении изменений в распоряжение Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2017 г. № 1968-р».


[15] Письмо губернатора Калужской области от 2 апреля 2018 г. № 01-18/1286-18м.


[16] Письмо от 15 апреля 2019 г. № ПК-07-05/3060.


[17] Письмо от 18 апреля 2019 года № АБ-11-1882/19.


[18] Письмо от 16 апреля 2019 г. № ПК-07-07/3093.


[19] Письмо от 21 октября 2019 г. № ПК-07-09/9237.


[20] Карачаево-Черкесская Республика, Республика Тыва, Республика Мордовия и Московская область.


[21] Правила предоставления субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на оказание адресной финансовой поддержки спортивным организациям, осуществляющим подготовку спортивного резерва для сборных команд Российской Федерации (далее – Правила).


[22] Подпункт «в» пункта 1 перечня поручений от 11 июня 2017 г. № Пр-1121.


[23] От 13 февраля 2018 г. № 127


[24] Письмо от 13 апреля 2018 г. № СК-ВК-10/2759


[25] Республика Саха (Якутия), Нижегородская область, Свердловская область, Смоленская область.


[26] Республика Алтай, Приморский край; Архангельская область, Мурманская область, Нижегородская область, Псковская область, Свердловская область, Смоленская область, Тверская область, Тульская область, город федерального значения Санкт-Петербург.


[27] Письмо Минспорта России от 26 июля 2019 г. № ПН-ПВ-09/6481.


[28] Предусмотрен пунктом 4.1.2 соответствующих соглашений о предоставлении субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета за 2018 год.


[29] Предусматривает обязанность субъектов Российской Федерации обеспечивать представление в установленные сроки в министерство в форме электронного документа в государственной интегрированной информационной системе управления общественными финансами «Электронный бюджет» (далее – ГИИС «Электронный бюджет») отчеты о расходах бюджетов субъектов Российской Федерации, в целях софинансирования которых предоставлены субсидии и о достижении значений показателей результативности


[30] Уполномоченные органы власти Камчатского и Хабаровского краев, Архангельской, Вологодской, Ивановской, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Сахалинской, Свердловской, Смоленской, Тверской, Тульской, Воронежской, Псковской областей, республики Саха (Якутия), Татарстан, Алтай, г. Санкт-Петербург и г. Севастополь.


[31] Получена из федерального бюджета на основании статьи 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации.


[32] От 29 декабря 2017 г. № 777-00030-18-00 и от 19 марта 2018 г. № 777-00030-18-01.


[33] Утвержден постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. № 366 (ОК 015-94 (МК 002-97).


[34] В нарушение пункта 47 Положения о формировании государственного задания на оказание государственных услуг (выполнение работ) в отношении федеральных государственных учреждений и финансовом обеспечении выполнения государственного задания, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2015 г. № 640 (далее – Положение № 640), предусматривающее предоставление отчета о выполнении государственного задания по форме, предусмотренной приложением № 2 к Положению № 640.


[35] №№ 18ПЦ-135к, 18ПЦ-136к, 18ПЦ-138к, 18ПЦ-139к, 18ПЦ-174к, 18ПЦ-175к, 18ПЦ-176к, 18ПЦ-177к, 18ПЦ-179к, 18ПЦ-180к, 18ПЦ-183к, 18ПЦ-184к, 18ПЦ-185к, 18ПЦ-189к, 18ПЦ-190к, 18ПЦ-191к, 18ПЦ-192к, 18ПЦ-193к, 18ПЦ-194к, 18ПЦ-197к, 18ПЦ-199к, 18ПЦ-200к, 18ПЦ-201к, 18ПЦ-202к, 18ПЦ-203к, 18ПЦ-204к, 18ПЦ-217к, 18ПЦ-219к.


[36] От 29 декабря 2016 г. № 16ПЦ-116 и от 29 декабря 2017 г. № 17ПЦ-195.


[37] Подотчетное лицо обязано в срок, не превышающий трех рабочих дней после дня истечения срока, на который выданы наличные деньги под отчет, или со дня выхода на работу, предъявить главному бухгалтеру или бухгалтеру (при их отсутствии – руководителю) авансовый отчет с прилагаемыми подтверждающими документами.


[38] «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства» от 11 марта 2014 г. № 3210-У (далее – Указания Банка России № 3210-У).


[39] Методические указания по применению форм первичных учетных документов и формированию регистров бухгалтерского учета органами государственной власти (государственными органами), органами местного самоуправления, органами управления государственными внебюджетными фондами, государственными (муниципальными) учреждениями, утвержденных приказом Минфина России от 30 марта 2015 г. № 52н, согласно которым авансовый отчет (ф. 0504505) применяется для учета расчетов с подотчетными лицами, которые заполняют графы 1-6 на оборотной стороне авансового отчета о фактически израсходованных ими суммах с указанием документов, подтверждающих произведенные расходы.


[40] Кассир выдает наличные деньги после проведения идентификации получателя наличных денег по предъявленному им паспорту или другому документу, удостоверяющему личность в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.


[41] ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма», ФГБОУ ВО «Сибирский государственный университет физической культуры и спорта», ФГБОУ ВО «Уральский государственный университет физической культуры», ФГБОУ ВО «Дальневосточная государственная академия физической культуры», ФГБОУ ВО «Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)», ФГБУ «Федеральный научный центр физической культуры и спорта».


[42] «Об утверждении порядка осуществления экспериментальной и инновационной деятельности в области физической культуры и спорта».


[43] Краснодарский, Пермский, Приморский края, Калининградская, Московская, Ростовская, Самарская области и г. Санкт-Петербург.


[44] По данным федерального статистического наблюдения (форма № 5-ФК).


[45] Доля спортсменов, включенных в списки кандидатов в спортивные сборные команды Российской Федерации, в общем количестве спортсменов, занимающихся по системе подготовки спортивного резерва; доля спортсменов сборных команд России, занявших призовые места на международных соревнованиях, в общем количестве спортсменов сборных команд России; доля спортсменов, которым были присвоены 1 спортивный разряд, кандидат в мастера спорта, мастер спорта, в общем количестве лиц, занимающихся в системе спортивных школ олимпийского резерва и училищ олимпийского резерва.


[46] Уполномоченные органы власти Камчатского и Хабаровского краев, Архангельской, Вологодской, Ивановской, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Сахалинской, Свердловской, Смоленской, Тверской, Тульской Воронежской, Псковской областей, республики Саха (Якутия), Татарстан, Алтай, г. Санкт-Петербург и г Севастополь.


[47] Подпункт «к» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации от 27 сентября 2017 г. № Пр-1968.


[48] Подпункт «е» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам
Восточного экономического форума от 17 сентября 2015 г. № Пр-1891, пункт 2.5 протокола заседания
Совета Безопасности Российской Федерации от 18 декабря 2016 г. № Пр-2488.


[49] Подпункт «а» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации от 23 октября 2018 г.
№ Пр-1918ГС.


[50] Пункт 2 перечня поручений Президента Российской Федерации от 10 октября 2018 г. № Пр-1849.
В соответствии с подпунктом «а» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам заседания президиума Государственного совета Российской Федерации от 12 октября 2019 г. № Пр-2094ГС
доработанный проект указа Президента Российской Федерации о Национальной программе развития
Дальнего Востока на период до 2025 года и на перспективу до 2035 года должен быть представлен Правительством Российской Федерации к утверждению в срок до 15 ноября 2019 года.


[51] Перечень государственных программ Российской Федерации, в том числе являющихся пилотными,
в которых формируются разделы и (или) представляется сводная информация по опережающему развитию приоритетных территорий, утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 ноября 2017 г. № 2620-р (далее – Перечень № 2620-р).


[52] Требования к структуре разделов по опережающему развитию приоритетных территорий
и форме предоставления сводной информации по опережающему развитию приоритетных территорий
в государственных программах Российской Федерации утверждены совместным приказом
Минэкономразвития России № 412, Минфина России № 127н, Минвостокразвития России № 243,
Минкавказа России № 115 от 15 августа 2017 год (далее – Требования № 412/127н/243/115), Требования
к форме предоставления сводной информации по опережающему развитию Дальневосточного
федерального округа, Северо-Кавказского федерального округа, Байкальского региона, Арктической зоны Российской Федерации, Республики Крым, г. Севастополя и Калининградской области, содержащейся
в пилотных государственных программах Российской Федерации, утверждены приказом
Минэкономразвития России от 1 ноября 2017 г. № 594 (далее – Требования № 594).


[53] Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2019 г. № 728 «О внесении изменений в Правила составления проекта федерального бюджета и проектов бюджетов государственных внебюджетных фондов Российской Федерации на очередной финансовый год и плановый период».


[54] Абзац третий пункта 85 Порядка разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации
от 2 августа 2010 г. № 588 (далее – Порядок № 588), абзац девятый подпункта «б» пункта 13, пункт 18 и 20 Правил разработки, реализации и оценки эффективности отдельных государственных программ
Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации
от 12 октября 2017 г. № 1242 (далее – Правила № 1242).


[55] АО «Корпорация развития Дальнего Востока», АНО «Агентство по развитию человеческого капитала
на Дальнем Востоке» и АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта».


[56] Рост индекса промышленного производства в 2017 году составил 102,2 % к 2016 году,
при среднероссийском значении 101,0%, в 2018 году - 104,4 % к 2017 году при среднероссийском значении 102,9 %, за девять месяцев 2019 года - 106,9 % к аналогичному периоду 2018 года при среднероссийском значении 102,7 %.


[57] Рост реальной среднемесячной начисленной заработной платы работников организаций в ДФО
за 2018 год составил 107,7 % к 2017 году при среднероссийском значении 106,8 %, за девять месяцев 2019 года - 103,1 % к аналогичному периоду 2018 года при среднероссийском значении 102,3 %.


[58] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. № 207-р.


[59] Раздел IV Стратегии пространственного развития.


[60] Абзац третий пункта 3 постановления Совета Федерации от 9 октября 2019 г. № 442-СФ
«О среднесрочных тенденциях и прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2020 год
и на плановый период 2021 и 2022 годов».


[61] Национальные цели развития Российской Федерации на период до 2024 года определены
Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях
и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».


[62] Пункт 3 Плана реализации Основ государственной политики регионального развития
Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденного распоряжением Правительства
Российской Федерации от 5 июня 2017 г. № 1166-р.


[63] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2009 г. № 2094-р.


[64] Забайкальский край, Камчатский край, Амурская область, Магаданская область, Сахалинская область и Чукотский автономный округ.


[65] Перечень № 2620-р.


[66] Подпункт «а» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам пленарного заседания Восточного экономического форума от 21 сентября 2019 г. № Пр-1949.


[67] Проектом федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» на цели реализации программы «Дальневосточная ипотека» Минфину России на 2019 год в рамках непрограммной деятельности предусмотрены бюджетные ассигнования для осуществления взноса в уставный капитал АО «ДОМ.РФ» в размере 14,7 млрд рублей.

В проекте федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» бюджетные ассигнования на решение указанной задачи не предусмотрены.


[68] Подпункт «а» пункт 2 Требований № 412/127н/243/115 и пункт 1 Требований № 594.


[69] Правительством Российской Федерации в должной мере не обеспечен контроль за выполнением ответственными исполнителями при формировании разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО рекомендаций абзаца второго пункта 1 постановления Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2018 г. № 686-СФ, в соответствии с которыми предлагалось обеспечить взаимоувязку целей, задач и показателей национальных проектов, входящих в их составы федеральных проектов и соответствующих госпрограмм.


[70] Раздел 5.4.1 Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года, утвержденных Председателем Правительства Российской Федерации 29 сентября 2018 г.
№ 8028п-П13.


[71] Отмечается, что в 2017 году в 16 из 28 (57 %) госпрограмм отсутствуют плановые значения показателей их реализации на территории ДФО.


[72] В частности, по ДФО не выполнены установленные на 2018 год плановые значения следующих социально значимых показателей (индикаторов) разделов (сводной информации) по опережающему развитию ДФО, выделенных в госпрограммах: «Суммарный коэффициент рождаемости» (фактическое значение за 2018 год составило 1,738 ед. при плановом значении 1,938 ед.), «Доля инвалидов, обеспеченных техническими средствами реабилитации (услугами) в соответствии с федеральным перечнем в рамках индивидуальной программы реабилитации» (фактическое значение за 2018 год составило 88,7 % при плановом значении 98 %).


[73] Пункт 4.2.1 Положения о Министерстве Российской Федерации по развитию Дальнего Востока
и Арктики, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2012 г. № 664.


[74] Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 308.


[75] В 2017 году в 12 из 28 (43 %) госпрограмм отсутствуют данные о финансовом обеспечении
их реализации в ДФО. В период после 2022 года в 16 из 29 (55 %) госпрограмм данные о финансовом обеспечении реализации их в ДФО также отсутствуют.


[76] Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2010 г. № 1950-р.


[77] По данным ответственных исполнителей госпрограмм (за исключением информации
о финансовом обеспечении государственной программы Российской Федерации «Охрана окружающей среды»).


[78] Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. № 1640.


[79] В соответствии с письмом Федерального фонда обязательного медицинского страхования
от 21 июня 2019 г. № 7002/21-1/3267.


[80] В соответствии с письмами субъектов Российской Федерации, входящих в состав ДФО, на запрос Минздрава России от 10.06.2019 № 13-3/И/1-5089.


[81] В общем объеме расходов консолидированного бюджета Республики Бурятия доля расходов
на страховые взносы на обязательное медицинское страхование неработающего населения в 2018 году составляла 11,6 %, за десять месяцев 2019 года – 11,0 %.

В общем объеме расходов консолидированного бюджета Забайкальского края доля расходов
на страховые взносы на обязательное медицинское страхование неработающего населения в 2018 году составляла 12,0 %, за десять месяцев 2019 года – 10,4 %.

В общем объеме расходов консолидированного бюджета Еврейской автономной области доля расходов на страховые взносы на обязательное медицинское страхование неработающего населения в 2017 году составляла 11,5 %, в 2018 году – 11,2 %, за десять месяцев 2019 года – 9,6 %.


[82] С учетом отнесения Республики Бурятия и Забайкальского края к ДФО с 2018 года.


[83] По госпрограмме «Социально-экономическое развитие ДФО» - в 2018 году предоставлено 24 % общего объема целевых межбюджетных трансфертов бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих
в ДФО, по госпрограмме «Социальная поддержка граждан» - 20 %, по госпрограмме «Развитие
транспортной системы» - 16 %, по госпрограмме «Развитие здравоохранения» - 9 %.


[84] Миграционная убыль населения за 2017 – 2018 годы и девять месяцев 2019 года отмечается
с территорий наиболее экономически развитых дальневосточных субъектов Российской Федерации,
в том числе с территории Хабаровского края – 11,6 тыс. человек, Республики Саха (Якутия) -
10,3 тыс. человек, Приморского края – 9,5 тыс. человек. Также за 2018 год и девять месяцев 2019 года
значительная миграционная убыль отмечается с территории Забайкальского края – 11,0 тыс. человек.


[85] На 1 января 2019 года наибольшая доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума отмечается в Еврейской автономной области – 24,6 %, в Забайкальском крае – 21,0%, в Республике Саха (Якутия) – 19,0 %. При этом по сравнению с 2016 годом существенное сокращение
доли бедного населения в указанных субъектах Российской Федерации не отмечается.


[86] Инвестиции в основной капитал в ДФО в 2017 году составили 117,1 % при среднероссийском значении 104,4 %, в 2018 году - 102,6 % при среднероссийском значении 104,3 %, за девять месяцев 2019 года - 100,6 %
при среднероссийском значении 100,7 %.


[87] В соответствии с данными, приведенными в разделе 5.2 Стратегии социально-экономического развития Еврейской автономной области на период до 2030 года, утвержденной постановлением Правительства Еврейской автономной области от 15 ноября 2018 г. № 419-пп.


[88] В 2016 году доля инвестиций в основной капитал в сфере образования в ДФО составила 1,9 %
к общему объему инвестиций в основной капитал в ДФО при среднероссийском значении 1,4 %,
в 2018 году - 1,3 % к общему объему инвестиций в основной капитал в ДФО при среднероссийском значении 2,0 %.

В 2016 году доля инвестиций в основной капитал в сфере здравоохранения и социальных услуг в ДФО
составила 1,5 % к общему объему инвестиций в основной капитал в ДФО при среднероссийском значении 1,2 %,
в 2018 году - составила 1,3 % к общему объему инвестиций в основной капитал в ДФО
при среднероссийском значении 1,5 %.


[89] Подпункт «а» пункта 1 перечня поручений Президента Российской Федерации от 23 октября 2018 г. № Пр-1918ГС, поручение Председателя Правительства Российской Федерации от 26 января 2019 г.
№ ДМ-П16-512 и поручение Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации - Министра финансов Российской Федерации от 17.04.2019 № СА-П16-3085.


[90] Письмо Минфина России от 30 сентября 2019 г. № 01-02-02/06-74990.


[91] Госпрограммы «Развитие здравоохранения», «Охрана окружающей среды»
и «Информационное общество», «Развитие культуры», «Экономическое развитие и инновационная экономика», «Развитие рыбохозяйственного комплекса» и «Защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечение пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах».


[92] В соответствии с пунктом 371 Порядка № 588 Минвостокразвития России подготавливает аналитическую информацию о мероприятиях, реализуемых в рамках госпрограмм на территории ДФО,
и финансовом обеспечении указанных мероприятий с оценкой влияния их реализации на развитие ДФО
(далее – аналитическая информация).

Аналитическая информация Минвостокразвития России является приложением к сводному годовому докладу Минэкономразвития России о ходе реализации и оценке эффективности госпрограмм за отчетный год (далее – сводный доклад).

В настоящее время Порядок № 588 не предусматривает утверждение методики и наличие требований
к оценке влияния реализации госпрограмм на развитие приоритетных территорий, в том числе ДФО.

Требуемая в соответствии с пунктом 371 Порядка № 588 форма представления аналитической информации за 2017 – 2018 годы Минвостокразвития России в установленном порядке не утверждена.

В 2017 и 2018 году Минвостокразвития России срывало срок представления аналитической информации для подготовки сводного доклада Минэкономразвития России. При этом аналитическая информация Минвостокразвития России представлялась не в полном объеме без оценки влияния реализации мероприятий госпрограмм на развитие ДФО.

Отмечается, что подготовка Минвостокразвития России аналитической информации о мероприятиях приоритетных госпрограмм, все из которых реализуются на территории ДФО, в соответствии с Правилами № 1242 не предусмотрена.


[93] В части вопросов, отнесенных к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.


[94] Подпункт 4 пункта 2 постановления Совета Федерации от 15 декабря 2017 г. № 525-СФ
«О проблемах социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, и путях их решения».


[95] Утверждена постановлением Правительства Хабаровского края от 13 июня 2018 г. № 215-пр.


[96] Утверждена постановлением Правительства Еврейской автономной области от 15 ноября 2018 г. № 419-пп.


[97] Письмо Правительства Хабаровского края от 30 августа 2019 г. № 08.2-05-4425.


[98] Так, например, в должной мере не применяются повышающие коэффициенты и квотирование
при распределении межбюджетных трансфертов, приоритетный конкурсный отбор, специальные мероприятия.


[99] Письмо Правительства Еврейской автономной области от 21 августа 2019 г. № 03-02/7854.


[100] Реализация указанного инвестиционного проекта позволила увеличить объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по виду экономической деятельности «добыча полезных ископаемых» в 2017 году в 6 раз по сравнению с 2016 годом, в 2018 году – на 35,7 %
по сравнению с 2017 годом, за девять 2019 года - на 43,5 % к аналогичному периоду 2018 года.
В результате рост индекса промышленного производства по виду экономической деятельности
«добыча полезных ископаемых» составил в 2017 году в 4,7 раза к 2016 году, в 2018 году 128,2 % к 2017 году,
за девять месяцев 2019 года 113,2 % к аналогичному периоду 2018 года. В отраслевой структуре ВРП Еврейской автономной области в 2017 году по сравнению с 2016 годом доля добавленной стоимости
по виду экономической деятельности «добыча полезных ископаемых» увеличилась на 6,6 %, составив 8,9 %.


[101] В соответствии с данными бюджетного прогноза Хабаровского края на долгосрочный период
до 2030 года, утвержденного распоряжением Правительства Хабаровского края от 7 февраля 2017 г. № 64-рп.


[102] Утвержден постановлением правительства Еврейской автономной области от 17 февраля 2017 г. № 46-пп.


[103] АО «Корпорация развития Дальнего Востока», АНО «Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке» и АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта».


[104] В соответствии с пунктом 3 статьи 2 Федерального закона от 29 декабря 2014 г. № 473-ФЗ
«О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» ТОСЭР создаются в целях формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций, обеспечения ускоренного социально-экономического развития и создания комфортных условий для обеспечения жизнедеятельности населения.


[105] ТОСЭР Хабаровского края «Комсомольск», «Николаевск» и «Хабаровск».


[106] ТОСЭР Еврейской автономной области «Амуро-Хинганская».


[107] В соответствии с данными об объеме валовой добавленной стоимости, созданной резидентами ТОСЭР, сформированными АО «Корпорация развития Дальнего Востока», и данными оценки валового регионального продукта за 2018 год и за 2019 год Хабаровского края и Еврейской автономной области, приведенными в среднесрочных прогнозах субъекта Российской Федерации.


[108] В соответствии с данными о размере среднемесячной номинальной начисленной заработной платы работников резидентов ТОСЭР, сформированными АО «Корпорация развития Дальнего Востока».


[109] Пункт 5 постановления Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2015 г. № 432.


[110] Пункт 2 распоряжения Правительства Российской Федерации от 2 сентября 2015 г. № 1712-р.


[111] Пункт 2 распоряжения Правительства Российской Федерации от 2 сентября 2015 г. № 1713-р.


[112] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. № 207-р.


[113] Утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 17 марта 2014 г. № 193.


[114] В соответствии с пунктом 28 Правил осуществления внутреннего финансового аудита.


[115] Это не соответствует статье 47 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 79-ФЗ).


[116] Норма введена постановлением Правительства Российской Федерации от 24 марта 2018 г. № 325.


[117] Справочно: в редакции от 23 апреля 2016 года, действовавшей до 24 марта 2018 года, объектами аудита также являлись получатели бюджетных средств.


[118] Согласно пункту 53 Правил осуществления внутреннего финансового аудита.


[119] Пунктом 25 Правил осуществления внутреннего финансового аудита предусмотрены в том числе решения, направленные на обеспечение применения эффективных автоматических контрольных действий в отношении отдельных операций, на изменение карт внутреннего финансового контроля, на уточнение прав доступа пользователей к базам данных, на изменение внутренних стандартов и процедур, на уточнение прав по формированию финансовых и первичных учетных документов, на устранение конфликта интересов, на проведение служебных проверок, на ведение эффективной кадровой политики и прочее.


[120] Утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 10 февраля 2014 г. № 89.


[121] Утверждены приказом Минфина России от 30 декабря 2016 г. № 822.


[122] В соответствии с частью 8 статьи 12 Федерального закона № 79-ФЗ.


[123] Республики Адыгея, Калмыкия, Крым, Краснодарский край, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области, город федерального значения Севастополь.


[124] Данные Росреестра «Земельный фонд Российской Федерации».


[125] Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2010 г. № 120; Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683; Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, утверждена Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2017 г. № 208; Долгосрочная стратегия развития зернового комплекса Российской Федерации до 2035 года, утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 10 августа 2019 г. № 1796-р, Стратегия социально-экономического развития Южного федерального округа до 2020 года утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 5 сентября 2011 г. № 1538-р.


[126] Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2012 г. № 717.


[127] Государственная программа «Развитие сельского хозяйства, пищевой и рыбной промышленности Астраханской области» утверждена постановлением правительства Астраханской области от 10 сентября 2014 г. № 368-П.


[128] «Площадь орошаемых земель с применением высокотехнологичных энерго-, водосберегающих технологий орошения, в т.ч. капельного метода», «Площадь введенных в оборот неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения», «Объем валовой продукции сельского хозяйства, произведенной во всех категориях хозяйств (в фактических ценах)», «Темп роста промышленного производства по рыболовству и рыбоводству (нарастающим итогом к уровню 2013 года)».


[129] Площадь мелиорируемых земель, введенных в эксплуатацию за счет реконструкции, технического перевооружения и строительства новых мелиоративных систем общего и индивидуального пользования; вовлечение в оборот выбывших сельскохозяйственных угодий за счет проведения культуртехнических мероприятий; защита и сохранение сельскохозяйственных угодий от ветровой эрозии и опустынивания за счет проведения агролесомелиоративных мероприятий (площадь посадок), а также за счет проведения фитомелиоративных мероприятий (площадь посадок).


[130] Соглашение о предоставлении субсидии из федерального бюджета бюджету Астраханской области на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения от 1 февраля 2019 г. № 082-08-2019-118.


[131] Государственная программа Ростовской области «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» утверждена постановлением правительства Ростовской области от 17 октября 2018 г. № 652 (далее – госпрограмма РО).


[132] Постановление правительства Ростовской области от 14 февраля 2017 г. № 83 «О порядке предоставления субсидии на содействие достижению целевых показателей региональных программ развития агропромышленного комплекса» (далее – Порядок № 83, Положение № 83).


[133] Предусмотрены пунктом 4 приложения № 3 к Положению № 83.


[134] От 27 сентября 2017 г. № 7 – на приемку 7 640 кг шерсти (ИП Абдулкадиров Я.М.), № 8 – на приемку 12 000 кг шерсти (ИП Гаджимагомедов М.М.), а также № 9 – на приемку 8 960 кг шерсти и от 5 июля 2018 г. № 6 – на приемку 6 000 кг шерсти (ИП Гасангаджиев М.А.)


[135] Утвержден приказом ФАНО от 12 сентября 2014 г. № 566.


[136] Положение о порядке предоставления субсидий сельскохозяйственным товаропроизводителям (кроме граждан, ведущих личное подсобное хозяйство) на реализацию мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения, утвержденное постановлением правительства Ростовской области от 16 февраля 2017 г. № 107 (далее – Порядок № 107, Положение № 107)


[137] Дополнительное соглашение от 6 декабря 2018 г. № б/н к соглашению о предоставлении субсидии от 23 октября 2018 г. № 6.


[138] ИП Глава КФХ Гречкин Г.В.; ИП Глава КФХ Зорина О.А.; ИП Глава КФХ Курочкина Н.А.; СПК колхоз «Лиманный»; ООО «Донские зори»; СПК колхоз «Родина»; ООО «Крутоярское»; ООО «Новоселовское»; ООО «АгроДон»; ЗАО «Нива»; ИП Глава КФХ Бойко В.А.; ЗАО имени Ленина; КФХ «Косивченко С.Ф.»; АО «Шахаевское»; ООО «Энергия»; ООО «Победа»; ООО «Раздолье»; ИП Глава КФХ Юзефов Н.Н.; ООО «Югагрохолдинг»; ИП Глава КФХ Карпенко В.В.; ООО «Дары садов»; ООО «Рассвет»; ИП Анастасиадис Д.Я.; СПК колхоз «Колос».


[139] Согласно информации, содержащейся в «Системе профессионального анализа рынков и компаний» («СПАРК») на http://www.spark-interfax.ru (далее – система «СПАРК») и в открытом доступе Федеральной налоговой службы на http://egrul.nalog.ru (далее – сведения ФНС России).


[140] Пункт 5 приложения № 2 и пункт 7.2 приложения № 5 к Положению № 83.


[141] Главе КФХ Лысенко В.С.; Главе КФХ Мурадяну А.Ю.; Главе КФХ Золотых В.Е.; Главе КФХ Прокопенко В.В.; Главе КФХ Мирзаханову Ю.П.; Главе КФХ Согомоняну Г.Т.


[142] Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на содействие достижению целевых показателей региональных программ развития агропромышленного комплекса, приведенные в приложении № 9 к Госпрограмме (далее – Правила № 9).


[143] Правила формирования, предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. № 999 (далее – Правила № 999).


[144] (120 000,0 тыс. рублей × (1 – 19,7 тыс. тонн / 50 тыс. тонн) × 1 / 1 показатель) × 0,1.


[145] Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в рамках реализации мероприятий направления (подпрограммы) «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России», приведенные в приложении № 6 к Госпрограмме (в редакции от 13 декабря 2017 г. № 1544) (далее – Правила № 6).


[146] 230 863,3 тыс. рублей × ((1 – 4746,9 га / 6100 га) + (1 – 0 га / 100))/2 × 0,1; 257 651,0 тыс. рублей × ((1 – 3190 га / 5305 га) + (1 – 31,9 га / 100))/2 × 0,1 (рассчитано в соответствии с пунктом 16 Правил № 999).


[147] Госпрограмма в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2018 г. № 1443, вступившей в силу 4 декабря 2018 года.


[148] Пункт 4 Положения о порядке расходования субвенции на осуществление полномочий по поддержке сельскохозяйственного производства и осуществлению мероприятий в области обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения муниципальным образованиям, утвержденного постановлением Правительства Ростовской области от 20 января 2012 г. № 37.


[149] Постановление Правительства Ростовской области от 18 апреля 2019 г. № 273 «О внесении изменений в постановление Правительства Ростовской области от 20 января 2012 г. № 37», вступившее в силу 19 апреля 2019 года.


[150] Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации в рамках реализации мероприятий ведомственной программы «Развитие мелиоративного комплекса России» и мероприятий в области мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в рамках федерального проекта «Экспорт продукции агропромышленного комплекса», приведенных в приложении № 10 к Госпрограмме (далее – Правила № 10)


[151] Астраханская область – 222 037,1 тыс. рублей (соглашение от 1 февраля 2019 г. № 082-08-2019-118); Волгоградская область – 399 011,0 тыс. рублей (соглашение от 31 января 2019 г. № 082-08-2019-119); Краснодарский край – 136 010,2 тыс. рублей (соглашение от 5 февраля 2019 г. № 082-08-2019-117); Республика Адыгея – 17 999,2 тыс. рублей (соглашение от 1 февраля 2019 г. № 082-08-2019-115); Республика Калмыкия – 163 248,3 тыс. рублей (соглашение от 6 февраля 2019 г. № 082-08-2019-116); Республика Крым – 341 582,0 тыс. рублей (соглашение от 4 февраля 2019 г. № 082-08-2019-121).


[152] Данные по экспорту России в страны ЕАЭС – за 7 месяцев; данные экспорту продукции АПК по кодам вне групп 01-24 ТНВЭД – за 7 месяцев; данные по форме 8-ВЭС-рыба – за 8 месяцев.


[153] Сравнение показателей экспорта произведено с учетом выборки продуктовых и страновых групп данных 2018 года, аналогичной выборке в 2019 году.


[154] В случае начала поставок мясной и молочной продукции на китайский рынок.


[155] В соответствии с паспортом ФП «Экспорт продукции АПК» в 2019 году предусмотрено заключение 50 КПМК, в том числе по ключевым отраслям: рыба и ракообразные – 10 соглашений, масложировая продукция – 10, продукция пищевой и перерабатывающей промышленности – 14 и зерновая продукция и прочее – 16 соглашений.


[156] По расчетам Минсельхоза России.


[157] Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. № 559-р.


[158] По данным ФТС России.


[159] Исходя из бюджетных ассигнований, предусмотренных на реализацию гидромелиоративных и культуртехнических мероприятий в области мелиорации, в расчете на 1 га мелиорируемой площади, в сумме: 24,95 тыс. рублей – в рамках подпрограммы «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России» Госпрограммы, 47,1 тыс. рублей – в рамках ФП «Экспорт продукции АПК».


[160] В соответствии с пунктом 12 протокола заседания проектного комитета национального проекта «Международная кооперация и экспорт» от 19 августа 2019 г. № 6.


[161] Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2008 г. № 671-р.


[162] От 22 июля 2019 г. № ДМ-П11-44пр (пункт 10) о разработке единой методики учета места происхождения экспортируемой продукции.


[163] В соответствии со статьей 113 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) (за исключением казенных предприятий).


[164] Определяет цели, предмет, виды деятельности унитарного предприятия; определяет порядок составления, утверждения и установления показателей планов (программ) финансово-хозяйственной деятельности; утверждает показатели экономической эффективности деятельности унитарного предприятия и контролирует их выполнение; а также осуществляет иные права, связанные с учредительными документами предприятия и распоряжением имуществом.


[165] В случае необходимости использования имущества, приватизация которого запрещена, обеспечением безопасности Российской Федерации, решения социальных задач, необходимости выпуска отдельных видов продукции, а также в силу отдельных законов.


[166] «О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия» (далее – Постановление № 739).


[167] Росимущество осуществляет полномочия по формированию уставного фонда предприятия, согласованию сделок с имуществом и аудитора предприятия, иных полномочий.


[168] «О внесении изменений в некоторые постановления Правительства Российской Федерации» (далее – постановление от 31 декабря 2009 г. № 1188).


[169] Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. № 327 (далее – Госпрограмма).


[170] В редакции постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 2017 г. № 381-12.


[171] По состоянию на начало 2017 года количество ФГУП составляло – 1108, на начало 2018 года – 862, на начало 2019 года – 700 предприятий. Реализация показателя к концу действия Госпрограммы (конец 2021 года) соответствует 430 предприятиями (расчетно, без учета прироста в результате возможного создания новых ФГУП).


[172] Утверждены Председателем Правительства Российской Федерации Д.А.Медведевым 29 сентября 2018 года.


[173] Законопроект № 554026-7, принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении 11 декабря 2018 года, разработан Федеральной антимонопольной службой во исполнение поручения Президента Российской Федерации от 15 мая 2018 г. № Пр-817ГС и поручения Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации от 29 октября 2018 г. № СА-П13-7438.


[174] Приказ от 19 декабря 2018 г. № 485 «О закреплении федеральных государственных унитарных предприятий, федеральных казенных предприятий, акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью с государственным участием за отраслевыми структурными подразделениями Росимущества, а также делегировании территориальным органам Росимущества отдельных прав акционера/участника – Российской Федерации в отношении акционерных обществ/обществ с ограниченной ответственностью, а также осуществлении отдельных полномочий в отношении федеральных государственных унитарных предприятий, не имеющих (утративших) ведомственную принадлежность».


[175] Ранее действовал приказ Росимущества от 24 апреля 2015 г. № 165.


[176] В ЕСУГИ для каждого из предприятий установлен организационный статус «действующее» и соответствующий статус, присвоенный отраслевым управлением Росимущества. Остальные предприятия: 46 ФГУП – в процедуре банкротства, 13 – в процедуре ликвидации, 6 – не осуществляют ФХД, 1 – в процедуре реорганизации.


[177] Например: ошибочно включено предприятие, которое отнесено к ведению Минэнерго России распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2008 г. № 1915-р; в составе предприятий, закрепленных за Росимуществом отображается предприятие, которое распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 января 2018 г. № 127-р отнесено к ведению Минпромторга России.


[178] Анализ предоставленной Росимуществом информации, а также сведений, размещенных в ЕСУГИ, свидетельствует, что 19 предприятий фактически не ведут финансово-хозяйственную деятельность.


[179] Необходимость проведения мониторинга сведений об учредителях федеральных государственных унитарных предприятий, зарегистрированных на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом информации, содержащейся в ЕГРЮЛ и статистическом регистре Росстата, установлена приказом Росимущества от 19 декабря 2018 г. № 485.


[180] В 2004 году ликвидированы три ФГУП, в 2005 году – одно ФГУП, в 2006 году – одно ФГУП, в 2007 году – два ФГУП, в 2008 году – одно ФГУП, в 2009 году – два ФГУП, в 2013 году – три ФГУП, в 2014 году – два ФГУП.


[181] Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2017 г. № 227-р.


[182] Положениями пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. № 228 «О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий» установлено, что ФОИВ в отношении находящихся в их ведении ФГУП, за исключением включенных в прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества, либо в отношении которых приняты решения о ликвидации, утверждаются стратегиями развития на срок от 3 до 5 лет, основанные на программах и решениях, принятых Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации.


[183] Указано в письме Росимущества в адрес Минэкономразвития России от 30 августа 2019 г. № ИП-03/29164 «О реорганизации ФГУП, подведомственных Росимуществу», содержащем причины невключения ФГУП в будущий прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества на 2020–2022 годы.


[184] Письма ФГУП «Г» от 31 мая 2018 г. № 91 и от 28 ноября 2018 г. № 189.


[185] В сумме 29 761,5 тыс. рублей находились в ООО КБ «Кубанский универсальный банк», у которого в ноябре 2016 года Банком России отозвана банковская лицензия.


[186] В настоящее время предприятие ликвидировано (запись в ЕГРЮЛ от 9 января 2019 года).


[187] Распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 января 1997 г. № 138-р предприятие подлежало ликвидации, а имущество в силу распоряжения Президента Российской Федерации от 11 апреля 1996 г. № 177-рп передаче Союзу архитекторов России. Распоряжение о ликвидации признано утратившим силу распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2017 г. № 1879-р.


[188] Источники информации: бухгалтерская отчетность предприятия, отчеты руководителя предприятия.


[189] «Об утверждении порядка и форм раскрытия информации государственными (муниципальными) унитарными предприятиями и акционерными обществами, обществами с ограниченной ответственностью, акции, доли в уставных капиталах которых находятся в государственной или муниципальной собственности, с момента их включения в прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества, акты планирования приватизации имущества, находящегося в собственности субъектов Российской Федерации, муниципального имущества».


[190] Целевая функция определена как направление ликвидации ФГУП, например, приватизация, банкротство и другие.


[191] Приказом Росимущества от 28 августа 2017 г. № 272 «Об установлении предельного уровня соотношения среднемесячной заработной платы руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров федеральных государственных унитарных предприятий, находящихся в ведении Федерального агентства по управлению государственным имуществом, а также федеральных государственных унитарных предприятий, которые в соответствии с актами Правительства Российской Федерации не отнесены к ведению иных федеральных органов исполнительной власти, и среднемесячной заработной платы работников списочного состава (без учета руководителя, заместителей руководителя и главного бухгалтера) этих предприятий».


[192] Предусмотрена пунктом 2 статьи 21 Федерального закона № 161-ФЗ и пунктом 4 постановления Правительства Российской Федерации от 16 марта 2000 г. № 234 «О порядке заключения трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий».


[193] Приказы Росимущества об утверждении плана деятельности Агентства по реализации Госпрограммы от 16 мая 2017 г. № 148, от 20 апреля 2018 г. № 132, от 14 июня 2019 г. № 140.


[194] В соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2004 г. № 739 и от 31 декабря 2009 г. № 1188.


[195] Положение о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 г. № 432.


[196] От 31 августа 2012 г. № 193 (ред. от 11 августа 2016 года) «Об утверждении Положения по осуществлению Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (его территориальными органами) полномочий собственника имущества федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных казенных предприятий», отменен приказом Росимущества от 9 сентября 2016 г. № 315 после поступления замечаний Минюста России. Проект нового приказа разрабатывается с 2016 года.


[197] Установлены пунктом 1 постановления Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. № 228 «О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий». При этом предприятия не вошли в прогнозный план (программу) приватизации, и в отношении них не приняты в установленном порядке решения о ликвидации.


[198] «Об организации мониторинга финансово-хозяйственной деятельности и анализа использования федерального имущества в организациях, подведомственных Федеральному агентству по управлению государственным имуществом».


[199] В проверенном периоде результаты сводного анализа финансового состояний ФГУП, казенных предприятий и акционерных обществ представлены руководителю Агентства докладной запиской от 14 марта 2017 г. № ЕГ-016/85. Всего проанализирована ФХД 677 предприятий, включая закрепленные в ведении других ФОИВ. По состоянию на I квартал 2017 года значительное количество организаций находилось в неудовлетворительном финансовом состоянии.

Агентство поручило 16 июня 2017 г. (№ ИБ-08/23688 «О представлении информации в отношении ФГУП») 43 ТУ Росимущества представить информацию в отношении 188 ФГУП в ведении Росимущества и без ведомственной принадлежности, предполагающую свод основных показателей ФХД за 2014 – I квартал 2017 года.


[200] Например, в связи с исполнением поручения заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Т.А.Голиковой от 18 февраля 2019 г. № ТГ-П12-1154 Росимущество поручило ежемесячно предоставлять информацию о задолженности по заработной плате только руководителям ФГУП, подведомственных Росимуществу (поручение от 28 февраля 2019 г. № РБ-03/6591).


[201] Приказ от 22 февраля 2011 г. № 48 «Об организации работы структурных подразделений федерального агентства по управлению государственным имуществом и его территориальных органов по обеспечению проведения обязательного ежегодного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности федеральных государственных унитарных предприятий и акционерных обществ, в уставных капиталах которых доля федеральной собственности составляет не менее 25 процентов».


[202] Например, ФГУП «Ростехинвентаризация» преобразованное в акционерное общество в 2016 году.


[203] По ФГУП «В» – ООО «Интерском-аудит» от 31 мая 2018 года, по ФГУП «П» – АО «Аудиторская фирма «Уральский союз» от 20 июня 2017 года и ООО «Магнетар-аудит» от 13 июля 2018 года, ООО «Корн-аудит» от 29 апреля 2019 года.


[204] Установлена постановлением Правительства Российской Федерации от 16 марта 2000 г. № 234, приказом Росимущества от 5 декабря 2011 г. № 379 «О порядке работы комиссий по проведению конкурса на замещение должности и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий».


[205] Установлены статьей 349.5 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктом 2 Правил размещения информации о среднемесячной заработной плате руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, федеральных государственных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2016 г. № 1521, приказом Росимущества от 21 марта 2017 г. № 81 «О размещении информации о среднемесячной заработной плате руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров федеральных государственных учреждений и федеральных государственных унитарных предприятий, подведомственных Росимуществу, а также федеральных государственных унитарных предприятий, которые в соответствии с распоряжениями правительства российской федерации не отнесены к ведению иных федеральных органов исполнительной власти».


[206] В части полномочий, определенных пунктом 6 Правил разработки и утверждения программ деятельности и определения подлежащей перечислению в федеральный бюджет части прибыли федеральных государственных унитарных предприятий, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. № 228.


[207] Информация представлена письмом Росимущества в Счетную палату Российской Федерации от 14 октября 2019 г. № ИП-03/34304.


[208] Обращение ФГУП «Б» в Росимущество от 20 мая 2019 г. № 920.


[209] Постановление Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2002 г. № 228 «О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий».


[210] По ФГУП «В» за 2016 год – 26,8 %, за 2017 год – 26,6 %, за 2018 год – 63,24 %; по ФГУП «Р» за 2016 год – 26,6 %, за 2017 год – 25,1 %, за 2018 год – 50,3 %; ФГУП «С» – за 2016 год – 50 %, за 2017 год – 50 %, преобразовано в АО 3 апреля 2018 года.


[211] В рамках исполнения представлений Счетной палаты Российской Федерации от 1 июня 2018 г. № ПР 14-180/14-01 и от 31 мая 2019 г. № ПР 14-100/14-01.


[212] Форма «Сведения о поступлении в федеральный бюджет части прибыли, остающейся после уплаты налогов и иных обязательных платежей федеральных государственных унитарных предприятий», утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 3 июля 2006 г. № 413 «Об утверждении форм документов финансовой отчетности об исполнении федерального бюджета для представления в Счетную палату Российской Федерации».


[213] Задолженность по перечислению в бюджет части прибыли на начало года.


[214] Подлежащая перечислению в федеральный бюджет в соответствии с предписанием Счетной палаты Российской Федерации от 30 декабря 2016 г. № ПП 01-55/14-01.


[215] Например, Росимуществом даны поручения ТУ Росимущества в городе Москве от 1 августа 2019 г. № ИП-03/25539, от 16 августа 2017 г. № РБ-03/32184, от 21 августа 2017 г. № РБ-03/32749, от 7 февраля 2018 г. № РБ-03/3762, от 25 января 2019 г. № РБ-03/2215 принять меры по взысканию образовавшейся задолженности по уплате ФГУП «У» и ГП «Ч» в бюджет части чистой прибыли в сумме 13 865,0 тыс. рублей и 11 639,0 тыс. рублей соответственно.


[216] Вопрос списания кредиторской задолженности бывшего СССР с баланса предприятия и взыскания задолженности по перечислению части чистой прибыли в федеральный бюджет до настоящего времени не решен. По состоянию на 1 июля 2019 года задолженность числится за предприятием. При этом 1 августа 2018 года в ЕСУГИ размещена информация о том, что предприятие внесло корректировку в бухгалтерскую отчетность, после которой чистая прибыль составила 0,03 рубля. В 2017–2018 годах предприятием зафиксированы убытки в размере 97 997,0 тыс. рублей и 280 264,0 тыс. рублей.


[217] Реализованы здания, расположенные по адресу: г. Москва, Кутузовский пр-т, д. 31А стр. l и 3 (по сведениям, изложенным в решении Арбитражного суда г. Москвы от 28 июня 2019 года по делу № А40-70045/2019).


[218] Показатели ФХД предприятий приведены по данным формы № 0508025. Результаты за 2016 год очищены от внереализационной «технической» прибыли ФГУП «Ж» в сумме 185 352,0 тыс. рублей.


[219] Пункт 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».


[220] Распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2018 г. № 2535-р предприятие исключено из прогнозного плана (программы) приватизации.


[221] Распоряжение Росимущества от 15 апреля 2019 г. № 223.


[222] Вагоны и прицепы.


[223] На баланс поставлено 1 080 объектов недвижимости общей площадью 1 220,8 тыс. кв. м и 972 объекта движимого имущества.


[224] На территории туристических баз, домов отдыха и детских оздоровительных лагерей по 45 адресам, из которых 17 расположены в Краснодарском крае. В арендные отношения вовлечены 7 имущественных комплексов в Краснодарском крае, а также 2 имущественных комплекса в Московской области переданы в безвозмездное пользование.


[225] Комплекс детского оздоровительного лагеря в Московской области и причальные сооружения в Астраханской области.


[226] В 2018 году – в размере 306 764,0 тыс. рублей, в 2017 году – 257 922,0 тыс. рублей, в 2016 году – 347 796,0 тыс. рублей.


[227] Не соответствует пункту 2 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утвержденного приказом Минфина России от 6 мая 1999 г. № 33н, согласно которому расходами организации не признается уменьшение вкладов по решению участников (собственников имущества).


[228] В I квартале 2019 года – 50 тыс. рублей, в 2018 году – 99 тыс. рублей, в 2017 году – 500 тыс. рублей.


[229] Имущественный комплекс передан в собственность муниципального образования г. Армавир 22 мая 2018 года в части недвижимого имущества, 17 апреля 2019 года – в части движимого имущества.


[230] «О порядке закрепления и использования находящихся в федеральной собственности административных зданий, строений и нежилых помещений».


[231] В нарушение статьи 131 Гражданского кодекса и части 6 статьи 1 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».


[232] Устанавливаются в типовые условия договоров в соответствии с пунктом 1 постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2011 г. № 1131 «О некоторых полномочиях Министерства экономического развития Российской Федерации», приказом Минэкономразвития России от 11 января 2017 г. № 2.


[233] В нарушение Положения об учете федерального имущества, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июля 2007 г. № 447.


[234] «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».


[235] «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».


[236] Например, в отношении ФГУП «Северо-Восточное ОЭП Россельхозакадемии» установлен факт реализации федеральной недвижимости судебными приставами по долгам перед персоналом по заработной плате.


[237] ВРП – валовый региональный продукт.


[238] В соответствии с пунктом 1 статьи 284 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – пункт 1 статьи 284 Налогового кодекса) (кроме резидентов особых экономических зон и участников региональных инвестиционных проектов).


[239] Статистическая налоговая отчетность форма № 5-П.


[240] «Административный регламент Федеральной налоговой службы по предоставлению государственной услуги по бесплатному информированию (в том числе в письменной форме) налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов о действующих налогах и сборах, законодательстве о налогах и сборах и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актах, порядке исчисления и уплаты налогов и сборов, правах и обязанностях налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов, полномочиях налоговых органов и их должностных лиц, а также по приему налоговых деклараций (расчетов)», утвержден приказом Минфина России от 2 июля 2012 г. № 99н (далее – Административный регламент).


[241] Установлен пунктами 3 и 4 статьи 289 Налогового кодекса (не позднее 28 календарных дней со дня окончания соответствующего отчетного периода и не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом).


[242] В соответствии с пунктом 4 статьи 76 Налогового кодекса.


[243] Утверждена приказом ФНС России от 16 апреля 2015 года № ММВ-7-16/156@.


[244] Установлен подпунктом 6.24 пункта 6 Положения об Управлении Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу, утвержденного руководителем ФНС России 28 июня 2015 года.


[245] Решение о приостановлении операций налогоплательщика-организации по его счетам в банке и переводов его электронных денежных средств может приниматься руководителем (заместителем руководителя) налогового органа в случае непредставления налогоплательщиком-организацией налоговой декларации в налоговый орган в течение 10 дней по истечении установленного срока представления такой декларации – в течение трех лет со дня истечения срока, установленного указанным подпунктом.


[246] Установлена пунктом 1 статьи 11-9-3 Закона г. Санкт-Петербурга от 14 июля 1995 г. № 81-11 «О налоговых льготах» (далее – Закон «О налоговых льготах») при отсутствии документа о государственной аккредитации организации, осуществляющей деятельность в области информационных технологий (документ о государственной аккредитации получен только 24 августа 2018 года).


[247] Согласно которым если возврат суммы излишне уплаченного налога осуществляется налоговыми органами с нарушением установленного срока (в течение одного месяца со дня получения налоговым органом письменного заявления налогоплательщика), налоговым органом на сумму излишне уплаченного налога, которая не возвращена в установленный срок, начисляются проценты, подлежащие уплате налогоплательщику, за каждый календарный день нарушения срока возврата.


[248] Установлены пунктом 5 части 2 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП).


[249] Федеральный закон от 30 ноября 2016 г. № 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 401-ФЗ).


[250] Сумма налога, зачисляемая в бюджет субъекта Российской Федерации исчисляется по налоговой ставке в размере 18 % (17 % в 2017–2020 годах), а сумма налога, зачисляемая в федеральный бюджет по налоговой ставке в размере 2 % (3 % в 2017–2020 годах) (Федеральный закон № 401-ФЗ).


[251] Федеральный закон от 3 августа 2018 г. № 301-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации».


[252] Ставка налога на прибыль, подлежащая зачислению в бюджет г. Санкт-Петербурга в размере 13,5 % организациями, при условии, что среднесписочная численность работников превышает 100 человек, а размер среднемесячной заработной платы составляет 140 400 рублей и подлежит индексации на корректирующий коэффициент.


[253] Ставка налога на прибыль, подлежащая зачислению в бюджет г. Санкт-Петербурга в размере 13,5 % организациями, если они осуществили вложения в объекты амортизируемых основных средств на общую сумму от 800 млн рублей (включительно) и более.


[254] «О Правительстве Санкт-Петербурга».


[255] Утвержден постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16 декабря 2003 г. № 100 (далее – Регламент Правительства Санкт-Петербурга).


[256] Утверждено постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 5 мая 2004 г. № 721.


[257] Утверждено постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 27 сентября 2012 г. № 1041.


[258] Отчет о налоговой базе и структуре начислений налога на прибыль организаций, зачисляемого в бюджет субъекта Российской Федерации.


[259] Паспорта льгот по налогу на прибыль организаций, разработанные в рамках проведения экспертно-аналитического мероприятия «Оценка эффективности предоставления налоговых льгот и преференций и их стимулирующего воздействия на развитие экономики» (отчет от 12 ноября 2015 г. № ОМ-123/03-02).


[260] Утверждена постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 28 сентября 2016 г. № 862 «О методике оценки эффективности налоговых льгот, установленных законами Санкт-Петербурга (далее – Методика).


[261] Закон Московской области от 2 марта 2016 г. № 15/2016-ОЗ «О внесении изменений в статью 2 «Ограничения по установлению налоговых льгот» и статью 26.10 «Льготы, предоставляемые резидентам технико-внедренческой особой экономической зоны» Закона Московской области «О льготном налогообложении в Московской области».


[262] Распоряжение первого вице-губернатора Московской области от 28 мая 2019 г. № 251-РПВГ «О Межведомственной рабочей группе по оценке эффективности установленных налоговых льгот».


[263] Постановление правительства Московской области от 3 апреля 2018 г. № 205/13 «Об утверждении Методики оценки эффективности установленных (планируемых к установлению) налоговых льгот, внесении изменений в постановление правительства Московской области от 13 марта 2013 г. № 146/9 «О некоторых вопросах реализации закона Московской области «О льготном налогообложении в Московской области» и о признании утратившим силу постановления правительства Московской области от 20 мая 2013 г. № 329/19 «О порядке размещения информации о реализации закона Московской области «О льготном налогообложении в Московской области» в информационно-телекоммуникационной сети Интернет».



Бюллетень Счетной палаты Российской Федерации № 5 (257), 2019 год

Содержание

Отчет о результатах совместного экспертно-аналитического мероприятия «Анализ использования субвенций, выделенных в 2016-2017 годах на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты» В.Е.ЧИСТОВА

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка эффективности и законности деятельности подведомственных Федеральному агентству по печати и массовым коммуникациям организаций по управлению объектами недвижимого имущества в 2016-2017 годах и истекшем периоде 2018 года»  В.Е.ЧИСТОВА

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка эффективности использования имущества и субсидий, выделенных из федерального бюджета, федеральными государственными бюджетными образовательными учреждениями, подведомственными Федеральному агентству связи, в 2017 году и истекшем периоде 2018 года»   В.Е.ЧИСТОВА

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка эффективности использования средств бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования, направленных на реализацию региональных программ и мероприятий по модернизации здравоохранения в части строительства и ввода в эксплуатацию перинатальных центров»   М.А.МЕНЬ

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка использования средств федерального бюджета, направленных на реализацию мероприятий по реструктуризации угольной промышленности в 2015-2017 годах и истекшем периоде 2018 года»  В.Н.БОГОМОЛОВ

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка целевого и эффективного использования субсидий федерального бюджета, выделенных Федеральным агентством по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству в 2016-2017 годах и истекшем периоде 2018 года на финансовое обеспечение деятельности автономной некоммерческой организации поддержки гуманитарных программ «Русская Гуманитарная Миссия»  Т.Н.МАНУЙЛОВА

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка эффективности расходования средств федерального бюджета на закупку работ, связанных с реализацией мероприятий по воспроизводству минерально-сырьевой базы углеводородного сырья и твердых полезных ископаемых, а также по геологическому изучению и оценке минерально-сырьевой базы Мирового океана, в 2017-2018 годах»  А.А.КАУЛЬБАРС, М.С.РОХМИСТРОВ

Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ номенклатуры и объема товаров, ввозимых на территории особых экономических зон и вывозимых с таких территорий в 2016-2017 годах»  С.И.ШТОГРИН

Отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка использования межбюджетных трансфертов, предоставленных из федерального бюджета бюджету Приморского края на строительство автомобильной дороги Владивосток - Находка - порт Восточный на участке км 18+500 - км 40+800 и км 43+474 - км 146+197 в Приморском крае в 2017-2018 годах»  В.Н.БОГОМОЛОВ




ОТЧЕТ 
о результатах совместного экспертно-аналитического 
мероприятия «Анализ использования субвенций, 
выделенных в 2016-2017 годах на осуществление полномочий 
по первичному воинскому учету на территориях, 
где отсутствуют военные комиссариаты»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации 
25 декабря 2018 года

Основание для проведения экспертно-аналитического мероприятия

Пункты 3.6.0.7, 3.6.0.7.1, 3.6.0.7.2 Плана работы Счетной палаты Российской Федерации на 2018 год.

Предмет экспертно-аналитического мероприятия

1. Нормативные правовые акты и иные распорядительные документы, регламентирующие порядок:

· финансового обеспечения расходов на осуществление передаваемых Российской Федерацией органам местного самоуправления поселений и органам местного самоуправления городских округов (далее - ОМСУ) полномочий на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, за счет субвенций из федерального бюджета (далее - субвенции);

· распределения субвенций из федерального бюджета между бюджетами субъектов Российской Федерации с последующим их распределением между бюджетами муниципальных образований (местными бюджетами);

· расходования субвенций, учета операций по их движению и формирования отчетности об их расходовании;

· организации и проведения контроля за осуществлением органами местного самоуправления полномочий Российской Федерации на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, а также расходованием субвенций.

2. Средства федерального бюджета на предоставление субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации.

3. Субвенции местным бюджетам из бюджетов субъектов Российской Федерации, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета.

4. Первичные учетные документы, а также регистры бухгалтерского учета по поступлению, расходованию и возврату неиспользованных остатков субвенций, бюджетная и иная отчетность об их расходовании.

5. Соглашения (договоры) о предоставлении субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета и местным бюджетам из бюджета субъектов Российской Федерации.

6. Деятельность федеральных органов исполнительной власти по планированию, распределению и предоставлению субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации, учету операций, связанных с их движением, формированием отчетности об их расходовании, а также контролю за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, за соблюдением субъектами Российской Федерации условий предоставления субвенций и за осуществлением расходов местных бюджетов на осуществление полномочий Российской Федерации по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты.

7. Деятельность органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по планированию, распределению и предоставлению субвенций бюджетам муниципальных образований (местным бюджетам), учету операций, связанных с их движением, формированию и представлению в уполномоченные федеральные органы исполнительной власти отчетности об их расходовании, возврату неиспользованных остатков субвенций, а также контролю за осуществлением органами местного самоуправления полномочий Российской Федерации на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, и расходованием ими субвенций.

8. Деятельность органов местного самоуправления по осуществлению полномочий Российской Федерации на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, расходованию субвенций, учету операций, связанных с их движением, формированием и представлением в специально уполномоченный орган государственной власти субъекта Российской Федерации отчетности об их расходовании, а также по возврату неиспользованных остатков субвенций.

Цели экспертно-аналитического мероприятия

1. Провести анализ нормативно-правового регулирования порядка распределения и использования субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, а также обоснованности и достаточности объемов бюджетных ассигнований, выделенных на указанные цели получателям субвенций.

1.1. Провести анализ нормативно-правового регулирования вопросов организации деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по распределению и предоставлению субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета с последующим их распределением между бюджетами муниципальных образований (местными бюджетами), порядка расходования субвенций (возврата субвенций) и формирования отчетности по ним, а также проведения контроля за осуществлением органами местного самоуправления отдельных полномочий Российской Федерации и расходованием ими субвенций.

1.2. Проанализировать действовавшие на 2016-2017 годы методики распределения между субъектами Российской Федерации субвенций из федерального бюджета, обоснованность и достаточность объемов бюджетных ассигнований, выделенных Минобороны России для предоставления субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета, а также своевременность их перечисления в бюджеты субъектов Российской Федерации. Установить наличие утвержденных норм затрат на содержание военно-учетных работников органов местного самоуправления.

1.3. Проанализировать действовавшие на 2016-2017 годы методики распределения субвенций местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации, обоснованность и достаточность объемов субвенций, предоставленных местным бюджетам из бюджета субъектов Российской Федерации в целях финансового обеспечения расходных обязательств муниципальных образований, возникших при выполнении государственных полномочий Российской Федерации по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, а также своевременность их перечисления бюджетам муниципальных образований.

2. Проанализировать исполнение нормативных правовых актов, регулирующих вопросы распределения и использования субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты.

2.1. Провести анализ соблюдения требований бюджетного законодательства при исполнении в 2016-2017 годах бюджетов бюджетной системы Российской Федерации в части распределения, перечисления, использования и возврата неиспользованных остатков субвенций.

2.2. Оценить состояние бюджетного учета операций по поступлению, перечислению и использованию субвенций, а также возврату их неиспользованных остатков. Установить достоверность бюджетной и иной отчетности в части расходования и возврата неиспользованных остатков субвенций.

2.3. Исследовать полноту и своевременность выплаты заработной платы и материально-технического обеспечения военно-учетных работников органов местного самоуправления, а также реализации в отношении них установленных законодательством гарантий.

2.4. Оценить соблюдение требований законодательства о контрактной системе при осуществлении закупок для обеспечения деятельности военно-учетных работников (военно-учетных столов) органов местного самоуправления.

3. Оценить эффективность применения действующего порядка использования субвенций.

3.1. Установить наличие методики оценки эффективности расходов на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, за счет субвенций из федерального бюджета.

3.2. Провести сравнительный анализ планируемой и фактической численности военно-учетных работников (военно-учетных столов) органов местного самоуправления в 2016-2017 годы по отношению к планируемой и фактической численности граждан, состоящих на воинском учете в органах местного самоуправления.

Исследовать динамику выделенных субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета (местным бюджетам из бюджетов субъектов Российской Федерации) в проверяемом периоде, а также направления их использования. Установить суммы неиспользованных остатков субвенций по состоянию на 1 января 2017 года и 1 января 2018 года, а также причины их образования на конец отчетного финансового года.

3.3. Провести анализ соблюдения субъектами Российской Федерации, органами местного самоуправления условий предоставления субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты.

Оценить законность, эффективность и целевое использование субвенций на обеспечение деятельности военно-учетных работников (военно-учетных столов) органов местного самоуправления.

3.4. Оценить деятельность уполномоченных федеральных органов исполнительной власти по контролю за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, за соблюдением субъектами Российской Федерации условий предоставления субвенций и за осуществлением расходов местных бюджетов на осуществление полномочий Российской Федерации по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты.

3.5. Оценить деятельность уполномоченных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по контролю за осуществлением расходов местных бюджетов на осуществление полномочий Российской Федерации по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты.

Объекты экспертно-аналитического мероприятия

1. Объекты, на которых экспертно-аналитические действия осуществляются группой инспекторов Счетной палаты Российской Федерации:

1.1. Министерство обороны Российской Федерации (г. Москва).

1.2. Министерство финансов Российской Федерации (г. Москва).

2. Объекты, на которых экспертно-аналитические действия осуществляются группой сотрудников Счетной палаты Российской Федерации и Контрольно-счетной палатой Республики Алтай, Контрольно-счетной палатой Республики Башкортостан, Счетной палата Республики Дагестан, Контрольно-счетной палатой Республики Ингушетия, Контрольно-счетной палатой Кабардино-Балкарской Республики, Контрольно-счетной палатой Карачаево-Черкесской Республики, Контрольно-счетной палатой Республики Коми, Счетной палатой Республики Крым, Счетной палатой Республики Мордовия, Счетной палатой Республики Саха (Якутия), Контрольно-счетной палатой Республики Северная Осетия - Алания, Счетной палатой Республики Татарстан, Счетной палатой Республики Тыва, Государственным контрольным комитетом Удмуртской Республики, Контрольно-счетной палатой Республики Хакасия, Контрольно-счетной палатой Чувашской Республики, Контрольно-счетной палатой Забайкальского края, Контрольно-счетной палатой Камчатского края, Счетной палатой Красноярского края, Контрольно-счетной палатой Ставропольского края, Контрольно-счетной палатой Амурской области, Контрольно-счетной палатой Астраханской области, Контрольно-счетной палатой Белгородской области, Контрольно-счетной палатой Брянской области, Счетной палатой Владимирской области, Контрольно-счетной палатой Волгоградской области, Контрольно-счетной палатой Вологодской области, Контрольно-счетной палатой Иркутской области, Контрольно-счетной палатой Калининградской области, Контрольно-счетной палатой Калужской области, Контрольно-счетной палатой Кемеровской области, Контрольно-счетной палатой Костромской области, Контрольно-счетной палатой Курганской области, Контрольно-счетной палатой Курской области, Контрольно-счетной палатой Ленинградской области, Контрольно-счетной палатой Магаданской области, Контрольно-счетной палатой Московской области, Контрольно-счетной палатой Мурманской области, Счетной палатой Новгородской области, Счетной палатой Оренбургской области, Контрольно-счетной палатой Орловской области, Счетной палатой Пензенской области, Контрольно-счетной палатой Ростовской области, Контрольно-счетной палатой Рязанской области, Счетной палатой Самарской области, Контрольно-счетной палатой Сахалинской области, Счетной палатой Свердловской области, Контрольно-счетной палатой Тамбовской области, Контрольно-счетной палатой Тверской области, Счетной палатой Тульской области, Счетной палатой Тюменской области, Счетной палатой Ульяновской области, Контрольно-счетной палатой Челябинской области, Контрольно-счетной палатой Ярославской области, Счетной палатой Ненецкого автономного округа, Счетной палатой Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Счетной палатой Чукотского автономного округа, Счетной палатой Ямало-Ненецкого автономного округа, Контрольно-счетной палатой Еврейской автономной области, Контрольно-счетной палатой города Москвы, Контрольно-счетной палатой города Севастополя, указаны в приложении № 2 к отчету о проведении совместного экспертно-аналитического мероприятия (приложения в Бюллетене не публикуются).

Исследуемый период

2016-2017 годы.

Сроки проведения экспертно-аналитического мероприятия

1. Счетной палатой Российской Федерации: февраль-декабрь 2018 года.

2. Контрольно-счетными органами: февраль-сентябрь 2018 года.

Контрольно-счетными органами, участвующими в совместном экспертно-аналитическом мероприятии, самостоятельно определялись сроки выезда на объекты.

Результаты экспертно-аналитического мероприятия

1. Организация воинского учета входит в содержание мобилизационной подготовки и мобилизации и представляет собой комплекс мероприятий по сбору, обобщению и анализу сведений о количественном составе и качественном состоянии призывных и мобилизационных людских ресурсов [1] .

Основной целью воинского учета является обеспечение полного и качественного укомплектования призывными людскими ресурсами Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в мирное время, а также обеспечение в периоды мобилизации, военного положения и в военное время потребностей в мобилизационных людских ресурсах и в трудовых ресурсах[2] .

При этом задачами воинского учета являются:

а) обеспечение исполнения гражданами воинской обязанности, установленной законодательством Российской Федерации;

б) документальное оформление сведений воинского учета о гражданах, состоящих на воинском учете;

в) анализ количественного состава и качественного состояния призывных и мобилизационных людских ресурсов для их эффективного использования в интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства;

г) проведение плановой работы по подготовке необходимого количества военно-обученных граждан, пребывающих в запасе, для обеспечения мероприятий по переводу Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов с мирного на военное время, в период мобилизации и поддержание их укомплектованности на требуемом уровне в военное время [3] .

Воинский учет граждан осуществляется военными комиссариатами через свои структурные подразделения по муниципальным образованиям (далее - структурные подразделения ВК), а на территориях, на которых отсутствуют структурные подразделения ВК, - органами местного самоуправления поселений и городских округов. При этом совокупность таких полномочий именуется первичным воинским учетом [4] .

В соответствии с пунктом 2 статьи 8 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее - Федеральный закон № 53-ФЗ) Минобороны России осуществляет координацию деятельности по организации первичного воинского учета и контроль за осуществлением первичного воинского учета органами местного самоуправления.

Средства на осуществление передаваемых полномочий на осуществление первичного воинского учета предусматриваются в виде субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, которые в последующем распределяются между бюджетами поселений и городских округов.

Контроль за расходованием субвенций осуществляется Федеральным казначейством, Минобороны России, Счетной палатой Российской Федерации, а также специально уполномоченными органами субъектов Российской Федерации [5] .

При этом в 2016 году субвенции распределялись 84 субъектам Российской Федерации, в 2017 году - 83 субъектам Российской Федерации.

В ходе совместного экспертно-аналитического мероприятия (далее - ЭАМ) проведен анализ исполнения субвенций в 61 субъекте Российской Федерации (или 72,6 % общего количества субъектов Российской Федерации, которым федеральными законами о бюджете распределялись субвенции), а в качестве объектов ЭАМ охвачено 5124 органа местного самоуправления (42,5 % общего количества муниципальных образований, являющихся реципиентами в проверяемых субъектах Российской Федерации) (приложение № 2 к отчету о проведении совместного ЭАМ).

Существующая нормативно-правовая база в целом регламентирует вопросы, связанные с организацией ведения первичного воинского учета органами местного самоуправления, а также с организацией деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по распределению и предоставлению субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета с последующим их распределением между бюджетами муниципальных образований.

Порядок организации и ведения первичного воинского учета регулируется статьей 8 Федерального закона № 53-ФЗ и Положением № 719.

Кроме того, приказом Министра обороны Российской Федерации от 18 июля 2014 года № 495 утверждена Инструкция по обеспечению функционирования системы воинского учета граждан Российской Федерации (далее - Приказ № 495), которой определен функционал органов военного управления (далее - ОВУ) и военных комиссариатов по обеспечению функционирования системы первичного воинского учета, утверждены формы документов первичного воинского учета, по которым осуществляется первичный воинский учет в органах местного самоуправления, порядок их ведения и хранения, а также порядок проведения ОВУ и военными комиссариатами контроля за осуществлением органами местного самоуправления первичного воинского учета, показатели, по которым оценивается деятельность органов местного самоуправления по осуществлению первичного воинского учета, и критерии оценки их деятельности.

Также указанным ведомственным актом утвержден порядок проведения смотров-конкурсов на лучшую организацию осуществления воинского учета, проводимых органами военного управления Вооруженных Сил Российской Федерации, военными комиссариатами, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.

Помимо прочего начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации 11 июля 2017 года утверждены методические рекомендации по осуществлению первичного воинского учета в органах местного самоуправления (ранее действовали методические рекомендации, изданные Генеральным штабом Вооруженных Сил Российской Федерации в 2008 году).

Система первичного воинского учета включает в себя:

· Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - ГОМУ ГШ) и Главное управление кадров Министерства обороны Российской Федерации, осуществляющие общее руководство организацией функционирования и контроля за осуществлением первичного воинского учета;

· военные округа, осуществляющие взаимодействие с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, обеспечивающие представление в ГОМУ ГШ: обобщенных сведений об органах местного самоуправления поселений и органах местного самоуправления городских округов, на которые возложены полномочия по воинскому учету; отчета о расходовании субвенций, обобщенных отчетов органов местного самоуправления о результатах осуществления первичного воинского учета в предшествующем году;

· военные комиссариаты, осуществляющие доведение до органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций, находящихся на обслуживаемой территории, формы документов воинского учета, а также осуществляющие контроль за ведением органами местного самоуправления первичного воинского учета;

· органы местного самоуправления поселений и органы местного самоуправления городских округов, осуществляющие первичный воинский учет граждан, проживающих или пребывающих на территориях указанных муниципальных образований.

Предоставление субвенций органам местного самоуправления поселений и органам местного самоуправления городских округов из федерального бюджета осуществляется в порядке, установленном статьями 133 и 140 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее - Бюджетный кодекс), в рамках реализации которых изданы:

· постановление Правительства Российской Федерации от 29 апреля 2006 года № 258 «О субвенциях на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты», которым утверждены: Методика распределения между субъектами Российской Федерации субвенций из федерального бюджета на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, и Правила предоставления из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты) (далее - соответственно Постановление № 258, Методика № 258 и Правила № 258);

· постановление Правительства Российской Федерации от 18 октября 2005 года № 625, которым утверждены правила расходования местными бюджетами субвенций из бюджета субъекта Российской Федерации, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета (далее - Правила № 625).

Согласно сведениям Минобороны России количество военно-учетных работников составляло в 2016 году: освобожденных - 7636 человек, по совместительству - 13648 человек, в 2017 году: освобожденных - 7851 человек, по совместительству - 13262 человека, в 2018 году: освобожденных - 7422 человека, по совместительству - 13168 человек.

В соответствии с требованиями пункта 2 статьи 8 Федерального закона № 53-ФЗ объем средств, передаваемых органам местного самоуправления поселений и органам местного самоуправления городских округов, определяется исходя из численности граждан, состоящих на первичном воинском учете по состоянию на 31 декабря предшествующего года, тогда как положениями пункта 5 статьи 133 Бюджетного кодекса предусмотрено, что главные распорядители средств федерального бюджета до 20 августа текущего финансового года проводят сверку исходных данных с высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом внесение изменений в исходные данные после 20 августа текущего финансового года не допускается.

Вместе с тем Минобороны России не утверждался порядок сверки исходных данных для проведения расчетов распределения субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета с высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации, как это предусмотрено пунктом 5 статьи 133 Бюджетного кодекса, в результате чего сверка исходных данных для проведения расчетов распределения субвенций в 2016-2017 годах в соответствии с требованиями указанной нормы права между Минобороны России и высшими органами государственной власти субъектов в исследуемом периоде была проведена только в отношении 21 из 83 субъектов Российской Федерации.

Сведения о проведении сверки в 2017 году представлены в приложении № 3 к отчету о проведении совместного ЭАМ.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона № 53-ФЗ предусмотрено установление Правительством Российской Федерации порядка расходования и учета субвенций, а также изъятия переданных органам местного самоуправления полномочий Российской Федерации.

Вместе с тем порядок расходования местными бюджетами субвенций из бюджета субъекта Российской Федерации, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета, установленный Правилами № 625, не содержит положения о направлении использования субвенций, сроки перечисления субвенций в бюджеты поселений и городских округов, осуществляющих первичный воинский учет, перечень документов, представляемых местными бюджетами в финансовые органы субъектов Российской Федерации, а фактически регламентирует порядок распределения субвенций между местными бюджетами.

Порядок предоставления из бюджетов субъектов Российской Федерации субвенций местным бюджетам в целях финансового обеспечения расходных обязательств муниципальных образований, возникающих при выполнении государственных полномочий Российской Федерации, фактически содержатся в Правилах № 258.

Необходимо отметить отсутствие в законодательстве Российской Федерации нормативных сроков доведения бюджетных данных в отношении субвенции по всей цепочке участников бюджетного процесса: от Минобороны России до территориальных органов Федерального казначейства (далее - ТОФК), от ТОФК до субъектов Российской Федерации и от субъектов Российской Федерации непосредственно до муниципальных образований, что в исследуемом периоде приводило к нарушению сроков выплаты заработной платы военно-учетным работникам (далее - ВУР).

Кроме того, законодательством Российской Федерации по аналогии с требованиями о заключении соглашений на предоставление субсидий субъектам Российской Федерации [6] не предусмотрены требования о заключении соглашений о предоставлении субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету как из федерального бюджета в субъект Российской Федерации для последующего их распределения между муниципальными образованиями, так и из субъекта Российской Федерации в муниципальные образования, которыми могли быть установлены сроки перечисления субвенций, права и ответственность сторон, условия предоставления и расходования субвенций местными бюджетами, целевые показатели оценки эффективности расходов на осуществление полномочий по первичному воинскому учету.

Фактически только уполномоченными органами города Москвы и Ярославской области при отсутствии законодательных требований в исследуемом периоде заключались соглашения о предоставлении субвенций местным бюджетам из бюджетов субъектов Российской Федерации.

В то же время в отношении отдельных субвенций такие соглашения предусмотрены соответствующими нормативными правовыми актами. Например, пунктом 4 Правил предоставления субвенций из федерального бюджета бюджетам Республики Крым и г. Севастополя на осуществление части полномочий Российской Федерации в области ветеринарного и фитосанитарного надзора, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19 февраля 2015 года № 144, перечисление субвенций осуществляется в соответствии с соглашением о предоставлении субвенции из федерального бюджета бюджетам Республики Крым и г. Севастополя.

2. В соответствии с Методикой № 258 размер субвенций, предоставляемых субъектам Российской Федерации, подлежит определению исходя из количества ВУР по регионам (освобожденных и работающих по совместительству), а также затрат на содержание одного ВУР, включающих в себя: расходы на оплату труда ВУР, с учетом начислений на фонд оплаты труда, расходы на оплату аренды помещений, расходы на оплату услуг связи, расходы на оплату транспортных услуг, командировочные расходы, расходы на оплату коммунальных услуг, расходы на материальное обеспечение (обеспечение мебелью, инвентарем, оргтехникой, средствами связи, расходными материалами) [7] .

Вместе с тем указанной Методикой не устанавливался расчет нормативов затрат на содержание одного ВУР, что негативно отразилось на качестве планирования потребности в бюджетных ассигнованиях на предоставление субвенций субъектам Российской Федерации из федерального бюджета.

В условиях отсутствия нормативов затрат на содержание одного ВУР не представляется возможным оценить обоснованность и достаточность объемов бюджетных ассигнований, выделенных Минобороны России для предоставления субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета.

Анализ обоснований бюджетных ассигнований на предоставление субвенций на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, на 2016-2017 годы (форма по ОКУД 0505197) (далее - ОБАС ф. 0505197), а также пояснительных записок Минобороны России к проектам федеральных законов о федеральных бюджетах на 2016-2017 годы показал, что расчеты затрат на содержание одного ВУР не содержат количественных или иных натуральных показателей, характеризующих потребление ресурсов при выполнении полномочий по первичному воинскому учету работниками ОМСУ.

Согласно материалам Минобороны России, прилагаемым к ОБАС ф. 0505197 на 2016 и 2017 годы, формирование потребности в субвенциях осуществлялось с учетом следующих подходов к расчету сумм затрат:

· оплата труда военно-учетных работников определялась на основании данных заработной платы гражданского персонала Вооруженных Сил (по должностям работников военных комиссариатов, выполняющих аналогичные функции «старший помощник начальника отделения», «помощник начальника отделения») с учетом применения «регионального коэффициента»;

· аренда помещений рассчитывалась по нормативу обеспечения работников служебными помещениями (5 кв. м), установленному приказом Министра обороны Российской Федерации от 25 февраля 2000 года № 102 «Об утверждении норм расквартирования соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации», при этом в расчет среднемесячной арендной платы принимается средняя ставка арендной платы федерального недвижимого имущества, правомочия собственника которого осуществляет Минобороны России;

· оплата транспортных услуг определялась исходя из примерной средней стоимости поездки из муниципального органа в военный комиссариат и обратно, среднемесячное количество поездок - 2;

· обеспечение расходными материалами на основании абсолютных стоимостных значений, при этом расчет стоимости и перечень применяемых расходных материалов отсутствуют;

· оплата коммунальных услуг рассчитывалась исходя из норм потребления коммунальных услуг для воинских частей, учреждений Минобороны России в соответствии с приказом Минобороны России от 25 февраля 2000 года № 102 «Об утверждении Норм расквартирования соединений, воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации». При этом для расчета затрат на одного работника по коммунальным услугам использованы тарифы из государственных контрактов Минобороны России на содержание и эксплуатацию объектов военной инфраструктуры;

· оплата услуг связи определялась исходя из норм междугородной и международной телефонной связи, в соответствии с приказом Минобороны России от 16 января 2014 года «Об использовании услуг телефонной связи, предоставляемых из сети связи общего пользования»;

· командировочные расходы рассчитывались исходя из размеров возмещения расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, работникам, заключившим трудовой договор о работе в федеральных государственных органах, работникам государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, федеральных государственных учреждений, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 2 октября 2002 года № 729;

· обеспечение мебелью и инвентарем учитывалось по нормам потребления и ценам государственных контрактов Минобороны России, рассчитанных департаментом эксплуатационного содержания и обеспечения коммунальными услугами воинских частей и организаций Минобороны России;

· обеспечение оргтехникой определялось в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации от 28 мая 2012 года «Об утверждении норм снабжения Вооруженных Сил Российской Федерации персональными электронно-вычислительными машинами, отдельными устройствами персональных электронно-вычислительных машин»;

· выплата денежной компенсации военно-учетным работникам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, рассчитывалась исходя из примерной средней стоимости авиаперелета на одного работника, при этом маршруты следования, тарифы авиаперевозчиков, обоснование выбора транспорта при следовании в отпуск, а также расчеты к ним, отсутствовали.

Следует отметить, что вышеуказанные подходы к расчету сумм затрат на содержание ВУР (за исключением расходов на оплату труда) Минобороны России при определении размера субвенций субъектам Российской Федерации фактически не использовались, а распределение субвенций осуществлялось ежегодно исходя из доведенных ему предельных объемов бюджетных ассигнований путем распределения указанных объемов пропорционально количеству ВУР, о чем свидетельствуют одинаковые для всех регионов значения расходов на одного ВУР на оплату аренды помещений, оплату услуг связи, транспортных услуг, обеспечение мебелью, инвентарем, оргтехникой, средствами связи и расходными материалами, представленными Минобороны России в ОБАС ф. 0505197 на 2016-2017 годы (далее - базовые расходы на содержание ВУР).

Так, в разделе 3.2 «Расчет затрат на содержание одного военно-учетного работника органа местного самоуправления на 2016 год» ОБАС ф. 0505197 для всех регионов независимо от климатических и географических особенностей, материально-технических условий работы ВУР учтены базовые расходы на содержание ВУР из расчета затрат на аренду помещений - 2,5 тыс. рублей, оплату услуг связи - 4,7 тыс. рублей, оплату транспортных услуг - 6,0 тыс. рублей, материально-техническое обеспечение - 2,5 тыс. рублей.

При этом расчет субвенции на 2017 год в отношении всех регионов произведен Минобороны России из расчета базовых расходов на содержание ВУР: на аренду помещений - 2,5 тыс. рублей, оплату услуг связи - 4,6 тыс. рублей, оплату транспортных услуг - 6,0 тыс. рублей, материально-техническое обеспечение - 2,2 тыс. рублей.

Вместе с тем, как установлено ЭАМ, размеры указанных затрат на содержание ВУР, заявленные военными комиссариатами по согласованию с муниципальными образованиями, значительно отличались от использованных Минобороны России базовых расходов на содержание ВУР, при этом в отдельных случаях потребность в таких расходах отсутствовала.

Например, Орловской областью на 2017 год заявлялась потребность в субвенциях из расчета затрат на оплату транспортных услуг в размере 0,7 тыс. рублей (меньше на 5,3 тыс. рублей), услуги связи - 5,0 тыс. рублей (больше на 0,4 тыс. рублей), материально-техническое обеспечение - 3,4 тыс. рублей (больше на 1,2 тыс. рублей), при этом потребность на аренду помещений отсутствовала.

Кроме того, согласно отчетам о расходовании субвенций (по форме, утвержденной приказом Минфина России от 3 июля 2006 года № 90н), предоставляемых ежеквартально субъектами Российской Федерации в Минфин России и Минобороны России, в 2016 году не осуществлялись расходы на аренду помещений 27 из 61 охваченного ЭАМ региона, а в 2017 году - 29 субъектами Российской Федерации, что также указывает на отсутствие анализа указанных отчетов со стороны Минфина России и Минобороны России.

Следует отметить, что при расчете затрат на оплату труда ВУР, учитываемых при расчете субвенции, Минобороны России использовался не предусмотренный нормативными правовыми актами Российской Федерации «региональный коэффициент» к средней заработной плате гражданского персонала военных комиссариатов, выполняющих аналогичные функции по должностям «старший помощник начальника отделения» и «помощник начальника отделения», размер которой с учетом страховых взносов в государственные внебюджетные фонды на 2016-2017 годы составил 13,7 тыс. рублей.

При этом «региональный коэффициент» рассчитывался Минобороны России в отношении каждого региона путем деления размера среднемесячной заработной платы в целом по экономике по соответствующему региону на размер среднемесячной заработной платы в целом по экономике по Российской Федерации [8] и составил в 2016 году от 0,554 до 2,116, а в 2017 году - от 0,549 до 2,109.

Применение Минобороны России «региональных коэффициентов» при расчете затрат на оплату труда в составе субвенции в отсутствие правовых оснований привело к существенному отклонению размеров заработной платы ВУР муниципальных образований от сотрудников военных комиссариатов Минобороны России, занятых выполнением аналогичных функций.

Например, в Центральном федеральном округе во всех регионах за исключением города Москвы и Московской области отклонение размера заработной платы, учтенной в составе субвенции, варьировалось от 12 до 41 % заработной платы соответствующих работников военных комиссариатов в сторону уменьшения.

Кроме того, применяемые Минобороны России подходы по распределению субвенций не учитывали государственные гарантии, предусмотренные трудовым законодательством для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Так, затраты на оплату труда, учитываемые для расчета размера субвенции, в 2016-2017 годах рассчитывались без применения районных коэффициентов (коэффициентов) и процентных надбавок, начисляемых в связи с работой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, как это следует исходя из статьи 315 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс) и статьи 11 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

Справочно: Федеральным законом от 3 июля 2018 года № 193-ФЗ Минобороны России дополнительно выделены субвенции в объеме 220,5 млн. рублей в связи с увеличением минимального размера оплаты труда и учетом положений постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года № 38-П, предусматривающих, что районный коэффициент и процентная надбавка, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, не могут включаться в состав минимального размера оплаты труда.

В ходе ЭАМ установлено, что в указанных обстоятельствах ВУР можно отнести к категории самых низкооплачиваемых работников муниципальных образований, а в отдельных случаях фактические размеры заработной платы сотрудников военно-учетных столов оказались ниже установленного законом минимального размера оплаты труда, что имеет предпосылки к нарушению требований статьи 37 Конституции Российской Федерации, устанавливающей право граждан Российской Федерации на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, о чем более подробно изложено в разделе 6 отчета о результатах ЭАМ.

Необходимо отметить, что военными комиссариатами субъектов Российской Федерации ежегодно информировались центральные органы военного управления о недостаточном финансировании расходных обязательств муниципальных образований по осуществлению первичного воинского учета, а также связанных с этим негативных последствиях.

Однако дополнительная потребность при формировании федеральных бюджетов на 2016-2018 годы в бюджетных ассигнованиях на предоставление субвенций субъектам Российской Федерации Минобороны России не заявлялась.

В целях обеспечения нормирования расходов на содержание ВУР в 2018 году Минобороны России разработан проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 29 апреля 2006 года № 258», предусматривающий в том числе уточнение Методики № 258 в части порядка определения расходов на содержание одного ВУР.

Изменениями предусматривалось применение норматива затрат, в котором отсутствовали количественные показатели нормируемых расходов (площадь арендуемых помещений, объемы транспортных и коммунальных услуг, услуг связи, количество командировок, показатели обеспеченности мебелью, инвентарем, оргтехникой, средствами связи, расходными материалами), что не соответствует экономическим основам нормирования в части установления норм, предписывающих применение объемов и (или) размеров установленных показателей.

При этом норматив затрат на одного ВУР согласно указанному проекту постановления Правительства Российской Федерации подлежало рассчитывать исходя из объема лимитов бюджетных обязательств отчетного периода, доведенных на оплату соответствующих расходов, и поправочного коэффициента, равного 1, однако условия применения поправочного коэффициента в указанном проекте нормативного правового акта не было.

Кроме того, в качестве показателя, входящего в норматив затрат, в расчете применен показатель среднемесячной начисленной заработной платы (без учета районных коэффициентов) гражданскому персоналу воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации без указания конкретных размеров такой заработной платы или должностей гражданского персонала, учитываемых в расчетах.

Помимо прочего при расчете расходов на оплату труда ВУР, включая соответствующие начисления на фонд оплаты труда, Минобороны России применены показатели среднемесячной заработной платы работников организаций в субъекте Российской Федерации и в Российской Федерации, при этом не указывалось, какие категории должностей работников или отраслевые показатели должны применяться при указанном расчете.

Также Минобороны России при подготовке постановления применено понятие «коэффициент учета региональных особенностей», аналогичный применяемому в 2016-2018 годы «региональному коэффициенту», понятие и порядок расчета которого законодательством Российской Федерации не определены.

По указанным изменениям Счетной палатой Российской Федерации направлено соответствующее заключение в Правительство Российской Федерации (письмо от 11 июля 2018 года № 01-2171/02/2-04).

3. В исследуемом периоде отсутствовали или не утверждались законами субъектов Российской Федерации методики распределения субвенций местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации на осуществление органами местного самоуправления полномочий по первичному воинскому учету в Республике Башкортостан, Республике Ингушетия, Чувашской Республике, Удмуртской Республике, Республике Хакасия, Тюменской области, Забайкальском и Камчатском краях, Ненецком автономном округе, Ямало-Ненецком автономном округе, городе Москве (далее - региональная методика), как это предусмотрено пунктом 3 статьи 140 Бюджетного кодекса и пунктом 3 Правил № 625.

Кроме того, в ходе ЭАМ выявлены несоответствия региональных методик Методике № 258, в том числе:

· в Еврейской автономной области в региональной методике, утвержденной законом субъекта Российской Федерации от 25 ноября 2009 года № 649-ОЗ, размер субвенции, предоставляемой органам местного самоуправления, подлежал определению исходя из количества граждан, состоящих на первичном воинском учете, а не количества ВУР, как это предусмотрено Методикой № 258;

· региональной методикой Белгородской области (приложение 11 к закону Белгородской области от 16 ноября 2007 года № 162 «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе Белгородской области») в формуле расчета размера субвенций, предоставляемых бюджету муниципального района, включены затраты («затраты на бланочную продукцию»), не предусмотренные Методикой № 258;

· в региональных методиках Амурской, Владимирской, Курской, Магаданской, Оренбургской, Тульской, Ярославской областей, республик Дагестан, Коми, Крым, Тыва, Карачаево-Черкесия, Ставропольского края [9] в составе субвенций, передаваемых бюджетам муниципальных образований предусматривались средства на выполнение полномочий по первичному воинскому учету, исходя из общего объема субвенции на содержание одного военно-учетного работника органа местного самоуправления и количества военно-учетных работников, что не соответствует подходам федеральной методики;

· региональная методика Брянской области (приложение 10.11 к закону Брянской области от 2 ноября 2016 года № 89-З «О межбюджетных отношениях в Брянской области» содержала толкование формулы расчета коэффициента рабочего времени ВУР, не соответствующее Методике № 258 (в ходе ЭАМ органами государственной власти Брянской области внесены соответствующие изменения).

Также в исследуемом периоде нормативы формирования бюджетных ассигнований на исполнение полномочий по первичному воинскому учету нормативными правовыми актами всех субъектов Российской Федерации не утверждались, как это предусмотрено пунктом 3 статьи 140 Бюджетного кодекса.

4. В соответствии с положениями федеральных законов от 14 декабря 2015 года № 359-ФЗ «О федеральном бюджете на 2016 год» [10] и от 19 декабря 2016 года № 415-ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» [11] установлено, что полномочия получателя средств федерального бюджета по перечислению межбюджетных трансфертов, предоставляемых из федерального бюджета в бюджет субъекта Российской Федерации в форме субсидий, субвенций и иных межбюджетных трансфертов, имеющих целевое назначение, в пределах суммы, необходимой для оплаты денежных обязательств по расходам получателей средств бюджета субъекта Российской Федерации, источником финансового обеспечения которых являются данные межбюджетные трансферты, осуществляются ТОФК в порядке, установленном постановлениями Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2015 года № 1456 «О мерах по реализации Федерального закона «О федеральном бюджете на 2016 год» (далее - Постановление № 1456) и от 30 декабря 2016 года № 1551 «О мерах по реализации Федерального закона «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» (далее - Постановление № 1551).

Передача полномочий по перечислению субвенций в бюджеты субъектов Российской Федерации осуществлялась в соответствии с приказами Минобороны России от 21 января 2016 года № 10 и от 23 января 2017 года № 46 в 84 ТОФК в 2016 году и в 83 органа Федерального казначейства в 2017 году соответственно.

Подпунктом «а» пункта 19 Постановления № 1456 и подпунктом «а» пункта 22 Постановления № 1551 предусматривалось принятие соответствующих правовых актов главными распорядителями бюджетных средств, которым как получателям средств федерального бюджета доведены в установленном порядке лимиты бюджетных обязательств на предоставление межбюджетных трансфертов, полномочия по перечислению которых передаются ТОФК, в течение 3 недель со дня доведения в установленном порядке соответствующих лимитов бюджетных обязательств. Вместе с тем Минобороны России правовые акты по передаче территориальным органам Федерального казначейства полномочий получателя средств федерального бюджета по перечислению межбюджетных трансфертов на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, приняты позже установленного срока на 6 дней (на 2016 год) и на 11 дней (на 2017 год).

Следует отметить, что в приказе Минобороны России от 23 января 2017 года № 46 не устанавливался порядок представления и проверки ТОФК документов, подтверждающих ранее произведенные расходы бюджета субъекта Российской Федерации, на возмещение которых предоставляется межбюджетный трансферт, как это предусматривалось пунктом 18(1) Постановления № 1551 при передаче ТОФК полномочий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации межбюджетных трансфертов, предоставляемых в целях возмещения ранее произведенных расходов бюджетов субъектов Российской Федерации.

Кроме того, пункт 2 приказа Минобороны России от 23 января 2017 года № 46 содержал указание о применении субъектами Российской Федерации кода бюджетной классификации доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации «00020203015020000151», тогда как для администрирования субъектами Российской Федерации поступлений из федерального бюджета субвенций подлежал применению код доходов «00020235118020000151», предусмотренный Указаниями о применении бюджетной классификации, утвержденными приказом Минфина России от 1 июля 2013 года № 65н (в действовавшей редакции в 2017 году).

Анализ распределения Минобороны России бюджетных данных между ТОФК на лицевые счета по переданным полномочиям получателя бюджетных средств показал, что лимиты бюджетных обязательств (далее - ЛБО) в 2016 году доведены до ТОФК 22 января и 23 марта 2016 года (за исключением ТОФК по Воронежской области - 19 февраля и 23 марта 2016 года), а в 2017 году - 9 января 2017 года (за исключением ТОФК по Воронежской области - 25 января 2017 года). При этом предельные объемы финансирования расходов (далее - ПОФР) в исследуемом периоде доводились до ТОФК ежеквартально, в течение последней декады месяца, предшествующего началу следующего квартала, в объеме обеспечивающей потребности на квартал.

Вместе с тем отдельными финансовыми органами субъектов Российской Федерации представлялись в ТОФК платежные документы на распределение бюджетных данных между местными бюджетами по истечению длительного времени (более 45 дней) после получения ТОФК от Минобороны России ЛБО и ПОФР.

Информация об исполнении территориальными органами Федерального казначейства полномочий получателя бюджетных средств (Минобороны России) по перечислению в бюджеты субъектов Российской Федерации субвенций на осуществление первичного воинского учета на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, представлена в приложении № 4 к отчету о результатах совместного ЭАМ.

Так, в Пермском крае в 2016 году бюджетные данные до муниципальных образований доводились в марте - с 10 по 18 марта, в мае - с 12 по 16 мая, в июле - с 21 по 29 июля, в октябре - с 4 по 6 октября.

Также финансовым органом Белгородской области в 2016 году бюджетные данные доводились 12 февраля, 28 апреля, 5 июля и 7 октября, а в 2017 году - 6 февраля, 7 апреля, 10 апреля, 5 июля и 6 октября. В свою очередь, финансовыми управлениями муниципальных образований Белгородской области после зачисления средств на лицевые счета осуществлялось распределение бюджетных данных в бюджеты городских и сельских поселений (в основном в течение 5-6 рабочих дней с момента их получения).

Аналогичные факты позднего распределения бюджетных данных между муниципальными образованиями допущены в Кабардино-Балкарской Республике, Калужской области и городе Москве.

Следует отметить, что в отдельных случаях указанные обстоятельства привели к несвоевременной выплате заработной платы ВУР.

Отдельными законами субъектов Российской Федерации (Калужская, Курганская, Тульская, Тюменская и Калининградская области, Республика Крым, Забайкальский и Красноярский края) предусматривалось предоставление субвенций бюджетам муниципальных районов для последующего их распределения в бюджеты поселений и городских округов, тогда как положениями пункта 3 Правил № 258 такой порядок не предусмотрен.

Анализ бюджетной отчетности Минобороны России показал практически полное кассовое исполнение по субвенциям, не использованные остатки ЛБО по состоянию на 1 января 2017 года составили 36,6 млн. рублей (1,4 % общего объема субвенций) и на 1 января 2018 года - 16,1 млн. рублей (0,6 % общего объема субвенций).

Кроме того, на единых счетах бюджетов субъектов Российской Федерации по состоянию на 1 января 2017 года и 2018 года числились неисполненные остатки субвенций в сумме 18,7 млн. рублей и 16,0 млн. рублей соответственно.

Следует отметить, что при наличии остатков неиспользованных ЛБО в одних субъектах Российской Федерации или муниципальных образованиях одного субъекта Российской Федерации имелась потребность в субвенциях в других регионах Российской Федерации или муниципальных образованиях одного субъекта Российской Федерации.

Кроме того, по состоянию на 1 января 2017 года и 2018 года числилась кредиторская задолженность в размере 0,80 млн. рублей и 1,35 млн. рублей соответственно.

При этом перераспределение указанных ЛБО как на федеральном, так и региональном уровнях зачастую не производилось в связи с длительностью процедур внесения изменений в соответствующие законы о бюджетах.

Так, по состоянию на 1 января 2017 года числилась дебиторская задолженность в сумме 1,9 млн. рублей и по состоянию на 1 января 2018 года - 1,8 млн. рублей, образование которой связано в основном с переплатами страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и авансовыми платежами на приобретение товаров, работ и услуг.

В соответствии с требованиями пункта 5 статьи 242 Бюджетного кодекса, предусматривающими возврат неиспользованных по состоянию на 1 января текущего финансового года субвенций в доход бюджета, из которого они были ранее предоставлены, в течение первых 15 рабочих дней текущего финансового года, отдельными субъектами Российской Федерации не соблюдались указанные сроки. Например, Томской, Кемеровской и Ярославской областями остатки субвенций 2016 года перечислены на лицевой счет администратора доходов федерального бюджета Минобороны России после 27 января 2018 года (30 января, 31 января, 21 июня 2017 года соответственно), то есть с превышением установленного срока.

Аналогично в исследуемом периоде нарушались сроки возврата остатков субвенций ОМСУ в доход субъектов Российской Федерации (Забайкальский и Камчатский края, республики Тыва и Дагестан).

В ходе проведения ЭАМ контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации установлены факты нарушения и недостатки при исполнении муниципальными образованиями порядка составления и ведения сводной бюджетной росписи и бюджетной сметы.

Так, финансовыми органами муниципальных образований г. Москвы в 2016-2017 годах не применялось право, предусмотренное пунктом 3 статьи 217 Бюджетного кодекса, при изменении бюджетных ассигнований, а именно не вносились изменения в сводную бюджетную роспись 20 и 13 органов местного самоуправления, осуществляющих полномочия по первичному воинскому учету.

Финансовыми органами отдельных муниципальных образований Московской, Тульской и Волгоградской областей, Камчатского края утверждение и доведение сводной бюджетной росписи осуществлялось в текущем финансовом году, а внесение в бюджетную роспись изменений осуществлялось с нарушением сроков, установленных порядками составления и ведения сводной бюджетной росписи органов местного самоуправления, что не соответствовало требованиям пункта 5 статьи 217 Бюджетного кодекса.

В 2016-2017 годах администрациями 5 муниципальных образований Владимирской области бюджетные сметы не составлялись и не утверждались, изменения в них не вносились, отдельными муниципальными образованиями Московской области и Республики Мордовия допускались случаи формирования бюджетных смет без доведенных лимитов бюджетных обязательств до администраций муниципальных образований как это предусмотрено пунктом 2 статьи 161, пунктом 1 статьи 221 Бюджетного кодекса и пунктами 5, 8, 11 Общих требований к порядку составления, утверждения и ведения бюджетных смет казенных учреждений, утвержденных приказом Минфина России от 20 ноября 2007 года № 112н.

5. В условиях передачи Минобороны России территориальным органам Федерального казначейства полномочий по перечислению субвенций без ведения бюджетного учета, составления и представления главному распорядителю бюджетных средств бюджетной отчетности, ТОФК в департамент финансового обеспечения Минобороны России фактически представлялись только отчеты о состоянии лицевого счета получателя бюджетных средств.

В ходе ЭАМ установлено, что при выполнении полномочий получателя бюджетных средств Минобороны России по состоянию на 1 января 2018 года в бюджетном учете на счете бюджетного учета по принятым бюджетным обязательствам текущего года «18702039990051180530.1.502.12.251», а также в отчете о принятых бюджетных обязательствах (ф. 0503128) не отражена сумма принятых бюджетных обязательств (14466,9 тыс. рублей), как это предусматривалось частью 1 статьи 13 Федерального закона № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Федеральный закон № 402-ФЗ), пунктом 3 Инструкции о применении Единого плана счетов бухгалтерского учета для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений, утвержденной приказом Минфина России от 1 декабря 2010 года № 157н (далее - Инструкция № 157н).

Так, объем принятых бюджетных обязательств согласно отчету (ф. 0503128) и данным Главной книги за 2017 год составил 2499938,2 тыс. рублей, тогда как по данным лицевых счетов по переданным полномочиям (письмо Федерального казначейства № 05-03-11/22583 от 22 октября 2018 года) ТОФК были приняты бюджетные обязательства на общую сумму 2514405,1 тыс. рублей.

Сведения о принятых бюджетных обязательствах Минобороны России по перечислению субвенций в бюджеты субъектов Российской Федерации приведены в приложении № 5 к отчету о проведении совместного ЭАМ.

Необходимо отметить, что в Минобороны России не определены особенности отражения в бюджетном учете фактов хозяйственной жизни, связанных с перечислением субвенций субъектам Российской Федерации и отражением расходов местных бюджетов, связанных с использованием субвенций при осуществлении полномочий по первичному воинскому учету, правила документооборота между органами военного управления, ТОФК, органами местного самоуправления, в условиях перечисления субвенций со счетов Минобороны России через территориальные органы Федерального казначейства.

Минобороны России на суммы кассовых расходов, произведенных ТОФК по перечислению субвенций субъектам Российской Федерации, оформлялись извещения (ф.0504805) на передачу дебиторской задолженности по авансовым перечислениям другим бюджетам бюджетной системы Российской Федерации в порядке внутриведомственных расчетов подведомственным распорядителям бюджетных средств с указанием в строке «грузополучателя» военных комиссариатов по соответствующим субъектам Российской Федерации, на территории которых расположены соответствующие ТОФК, при отсутствии у военных комиссариатов соответствующих полномочий по ведению операций, осуществленных ТОФК по лицевым счетам Минобороны России, что не соответствовало требованиям пункта 1 статьи 9 Федерального закона № 402-ФЗ и пункта 80 Инструкции по применению плана счетов бюджетного учета, утвержденной приказом Минфина России от 10 декабря 2010 года № 162н.

При этом выборочной проверкой установлено, что в бюджетном учете военных комиссариатов Астраханской, Ленинградской, Московской, Новосибирской и Ярославской областей, Пермского края, Республики Дагестан хозяйственные операции по начислению фактических расходов субвенций на основании отчетов о расходах субъектов Российской Федерации не отражались. Кроме того, военными комиссариатами Астраханской области и Пермского края в бюджетном учете не отражались суммы дебиторской задолженности по авансовым перечислениям другим бюджетам бюджетной системы Российской Федерации согласно полученным от распорядителей средств федерального бюджета извещениям (ф. 0504805).

Помимо прочего, Минобороны России не оформлялись и не направлялись в адрес финансовых органов субъектов Российской Федерации уведомления по расчетам между бюджетами (ф. 0504817) на суммы переданных объемов субвенций как это предусмотрено пунктом 2 приложения № 5 к приказу Минфина России от 30 марта 2015 года № 52н.

Как установлено контрольно-счетными органами республик Алтай и Мордовия, Амурской, Астраханской, Волгоградской, Калининградской, Московской и Пензенской областей, Ненецкого автономного округа, отдельными органами местного самоуправления не утверждалась учетная политика как это предусмотрено требованиями части 2 статьи 8 Федерального закона № 402-ФЗ, пункта 7 Инструкции № 157н, допускались случаи несвоевременного и неполного отражения в регистрах бухгалтерского учета первичных учетных документов, что не соответствовало требованиям частей 1 и 2 статьи 10 Федерального закона № 402-ФЗ, а также применялись счета бюджетного учета, не соответствующие требованиям Инструкции № 162н.

Органами местного самоуправления Астраханской и Магаданской областей, Камчатского края допускались случаи искажения показателей отдельных форм бюджетной отчетности об использовании субвенций, не составления и не представления форм бюджетной отчетности администрациями муниципальных образований, что не соответствовало требованиям части 1 статьи 13 Федерального закона № 402-ФЗ.

В ходе ЭАМ контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации установлены факты нарушения порядка формирования и представления муниципальными образованиями и субъектами Российской Федерации ежеквартальных отчетов о расходовании субвенций (по форме, утвержденной приказом Минфина России от 3 июля 2006 года № 90н) (далее - финансовый отчет).

Так, финансовые отчеты отдельными муниципальными органами Республики Мордовия за 2016-2017 годы не составлялись и не представлялись в финансовый орган указанного региона как это предусмотрено пунктом 7 Правил № 258.

При этом в 2016-2017 годах показатели финансовой отчетности Министерства финансов Республики Тыва и муниципальных районов Республики не соответствовали данным отчетности об использовании межбюджетных трансфертов из федерального бюджета субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями (ф. 0503324), а финансовая отчетность муниципальных образований города Москвы не соответствовала отчетам об исполнении местных бюджетов (ф. 0503117).

Нарушения порядка формирования финансовой отчетности выявлены в 28 из 61 субъекта Российской Федерации, или 45,9 % от общего количества регионов, охваченных ЭАМ.

6 . Ведение первичного учета в муниципальных образованиях осуществлялось работниками органов местного самоуправления, замещающими должности «инспекторов» военно-учетных столов, не поименованные в реестрах должностей муниципальной службы в субъектах Российской Федерации [12] .

В ходе ЭАМ установлены факты несоблюдения трудового законодательства, а также недостатки системы оплаты труда указанной категории работников, требующих нормативного регулирования.

Так, в 12 муниципальных образованиях Ненецкого автономного округа с физическими лицами заключались договоры возмездного оказания услуг на осуществление первичного воинского учета, что не соответствует требованиям статьи 15 Трудового кодекса, предусматривающей запрет на заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем.

В Андегском, Тиманском, Хоседа-Хардском сельских советах Ненецкого автономного округа администрациями муниципальных образований осуществлялось возложение обязанностей по первичному воинскому учету на работников администраций без дополнительной оплаты труда как это предусмотрено статьей 60.2 Трудового кодекса.

Аналогично в поселениях Марушкинское и Первомайское города Москвы в 2016 году обязанности по ведению первичного воинского учета были возложены на специалиста первой категории и ведущего специалиста сектора по ГО, ЧС и мобилизационной работе.

В ходе ЭАМ установлено, что глава администрации сельского поселения «село Хаилино» Олюторского муниципального района Камчатского края, являясь муниципальным служащим и замещая муниципальную должность, допустил несоблюдение ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой, предусмотренных частью 9 статьи 37 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», подпунктом 3 части 3 статьи 12.1 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», в части выполнения иной оплачиваемой деятельности (ведение первичного воинского учета), за счет средств субвенции в 2017 году выплачено 102,0 тыс. рублей.

В соответствии с частью 5 статьи 19 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» финансовое обеспечение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, осуществляется только за счет предоставляемых местным бюджетам субвенций из соответствующих бюджетов, при этом пунктом 4 статьи 86 Бюджетного кодекса предусмотрено, что органы местного самоуправления самостоятельно определяют размеры и условия оплаты труда муниципальных служащих и работников муниципальных учреждений.

Вместе с тем при отсутствии в Правилах № 625 положений, регламентирующих направление использования субвенций, муниципальными образованиями принимались расходные обязательства на оплату труда ВУР как в пределах общего объема выделенной субвенции, в том числе с привлечением средств местного бюджета, так и в пределах суммы расходов на оплату труда одного ВУР (с применением «регионального коэффициента» и без учета районного коэффициента и процентной надбавки, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями), учтенной Минобороны России или субъектом Российской Федерации при распределении субвенции регионам или муниципальным образованиям соответственно.

При этом в 2016 году средства субвенции, выделенные Северо-Эвенскому, Среднеканскому, Сусуманскому городским округам Магаданской области, в полном объеме направлялись на выплату заработной платы.

В 54 муниципальных образованиях шести субъектов Российской Федерации (Республика Дагестан, Ненецкий автономный округ, Брянская, Волгоградская, Костромская и Ярославская области), осуществляющих оплату труда ВУР в размерах учтенных Минобороны России в составе субвенции средств на указанные цели, среднемесячная заработная плата ВУР оказалась ниже минимального размера оплаты труда, установленного Федеральным законом от 19 июня 2000 года № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда», что не соответствовало статье 133 Трудового кодекса.

Сведения о среднемесячной заработной плате ВУР, оказавшейся ниже МРОТ, приведены в приложении № 6 к отчету о результатах совместного ЭАМ.

При этом среднемесячная заработная плата ВУР во всех охваченных ЭАМ муниципальных образованиях оказалась значительно ниже среднемесячной заработной платы по соответствующим регионам, по данным Росстата (от 21 % в Ямало-Ненецком автономном округе до 58 % в Московской и Тюменской областях). Сравнительный анализ среднемесячной заработной платы ВУР в разрезе субъектов Российской Федерации также приведен в приложении № 6 к отчету о результатах совместного ЭАМ.

В 1800 муниципальных образованиях 45 субъектов Российской Федерации допущено несоблюдение сроков выплаты заработной платы ВУР, предусмотренных частью 6 статьи 136 Трудового кодекса, а также условиями коллективных и трудовых договоров, от 1 до 95 дней, в основном в начале 2016 и 2017 годов по причине несвоевременного распределения лимитов бюджетных обязательств и ПОФР финансовыми органами субъектов Российской Федерации, а в январе 2016 и 2017 годов - в том числе по причине позднего доведения бюджетных данных Минобороны России и отдельными финансовыми органами субъектов Российской Федерации.

В отдельных органах местного самоуправления республик Дагестан и Татарстан (22 и 9 органов местного самоуправления соответственно), Амурской и Костромской областей (22 и 4 органа местного самоуправления соответственно) заработная плата ВУР выплачивалась 1 раз в квартал, при этом Успеновским сельсоветом Амурской области выплата заработной платы осуществлялась один раз в полугодие, а Дмитриевским сельсоветом, Стойбенским сельсоветом и пгт Коболдо указанного региона - единовременно в конце года.

Заработная плата ВУР выплачивалась один раз в месяц в 110 муниципальных образованиях Республики Тыва, в 3 и 9 муниципальных образованиях Пензенской и Свердловской областях соответственно, а не в соответствии с частью 6 статьи 136 Трудового кодекса, предусматривающей выплату заработной платы не реже чем каждые полмесяца.

Сведения о нарушениях сроков выплаты заработной платы приведены в приложении № 7 к отчету о результатах совместного ЭАМ.

Кроме того, администрациями муниципальных образований, допустивших нарушения сроков выплаты заработной платы, не выплачивались проценты (денежная компенсация) в размере, установленном статьей 236 Трудового кодекса.

При этом в отдельных муниципальных образованиях по состоянию на 1 января 2018 года числилась просроченная кредиторская задолженность на общую сумму 163,6 тыс. рублей (Еврейская автономная область - 40,6 тыс. рублей, Ставропольский край и Тульская область - 120,3 и 2,7 тыс. рублей соответственно).

На дату завершения ЭАМ нормативно не урегулированы вопросы применения районных коэффициентов к заработной плате ВУР, работающих в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, размеры которых установлены как федеральным законодательством, так и законами субъектов Российской Федерации и отличаются друг от друга.

Например, постановлением Госкомтруда СССР и Президиума ВЦСПС от 20 ноября 1967 года № 512/П-28 «О размерах районных коэффициентов к заработной плате рабочих и служащих предприятий, организаций и учреждений, расположенных в районах Дальнего Востока, Читинской области, Бурятской АССР и Европейского Севера, для которых эти коэффициенты в настоящее время не установлены, и о порядке их применения» районный коэффициент к заработной плате для всей территории Амурской области установлен в размере 1,2 (20 %), тогда как статьей 4 закона Амурской области от 11 апреля 2005 года № 471-ОЗ «О гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих на территории Амурской области» предусмотрены в размере от 1,3 до 1,7.

Справочно: в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации от 23 апреля 2014 года № 255 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 5 августа 2008 года № 583» районный коэффициент к заработной плате гражданского персонала воинских частей и организаций для Амурской области установлен в размере от 1,3 до 1,7, что соответствует региональному законодательству.

В сложившихся обстоятельствах отдельные муниципальные образования Амурской области выплачивали районный коэффициент в размере 1,2 к заработной плате ВУР, а другие муниципальные образования применяли районный коэффициент в соответствии с региональным законодательством (от 1,3 до 1,7) как за счет средств субвенции, так и за счет средств местного бюджета.

Причиной сложившейся ситуации явилось отсутствие порядка применения районного коэффициента к заработной плате лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, определение которого в соответствии с частью первой статьи 316 и частью первой статьи 317 Трудового кодекса, частью первой статьи 10 и частью первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» возложено на Правительство Российской Федерации.

В ходе проведения совместного ЭАМ выявлены излишние [13] выплаты заработной платы ВУР на сумму 473,5 тыс. рублей (Волгоградская область - 217,7 тыс. рублей, Московская область - 209,0 тыс. рублей, Красноярский край - 30 тыс. рублей, Тульская область - 9,0 тыс. рублей, Курганская область - 7,8 тыс. рублей), недоплаты заработной платы на сумму 36,2 тыс. рублей (Республика Мордовия - 21,8 тыс. рублей, Волгоградская область - 14,4 тыс. рублей).

Анализ фактических расходов субвенции показал, что основную часть расходов составили затраты на оплату труда ВУР (в 2016 году - 90,9 %, в 2017 году - 84,6 %). В условиях использования средств субвенции на материально-техническое обеспечение военно-учетных столов по остаточному принципу в отдельных муниципальных образованиях отмечается низкая обеспеченность мебелью, оборудованием и другими материальными ресурсами.

При этом дефицит средств федерального бюджета на содержание ВУР отдельными муниципальными образованиями компенсировался за счет средств местных бюджетов. Общие расходы средств местных бюджетов на указанные цели в проверяемом периоде составили 122192,2 тыс. рублей.

О недостаточном уровне финансового обеспечения расходов муниципальных образований на содержание военно-учетных столов указывалось в неоднократных обращениях глав администраций муниципальных образований в адрес Президента Российской Федерации, Минобороны России, исполнительных органов субъектов Российской Федерации.

7. В ходе проведения совместного ЭАМ контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации выявлены следующие нарушения Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее - Федеральный закон № 44-ФЗ).

Так, отдельными муниципальными заказчиками Тюменской области не своевременно осуществлялось утверждение планов закупок как это предусмотрено частью 7 и частью 9 статьи 17 Федерального закона № 44-ФЗ, а отдельными заказчиками Курганской и Тюменской областей не осуществлялось размещение планов-графиков в единой информационной системе на официальном сайте zakupki.gov.ru, что также было предусмотрено частями 10 и 15 статьи 21 указанного нормативного правового акта.

Кроме того, муниципальными заказчиками Волгоградской, Иркутской и Тюменской областей в 2016-2017 годах осуществлялись отдельные закупки на поставку товаров и оказание услуг (закупка канцелярских товаров, многофункционального устройства, материальных запасов, оказание услуг связи и по поставке тепловой энергии) в отсутствие перечисленных закупок в планах-графиках закупок на соответствующие периоды на общую сумму 576,4 тыс. рублей (Береславское и Ляпичевское сельские поселения Калачевского муниципального района Волгоградской области, администрация Знаменского сельского поселения Иркутской области, администрация Заводоуковского городского округа Тюменской области), что не предусмотрено частями 1, 11 статьи 21 Федерального закона № 44-ФЗ.

Муниципальными заказчиками Ярославской и Самарской областей не установлены правила нормирования в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд (администрации Белосельского, Ермаковского, Кременевского сельских поселений, Пошехонского муниципального района Ярославской области) как это предусматривалось частью 4 статьи 19 Федерального закона № 44-ФЗ.

Кроме того, установлено, что разработанные и утвержденные муниципальными заказчиками Ленинградской области («Город Пикалево» Бокситогорского района, «Сясьстройское городское поселение» Волховского муниципального района) положения о контрактной службе не соответствуют Типовому положению (регламенту) о контрактной службе, утвержденному приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 29 октября 2013 года № 631, а у муниципальных заказчиков Курганской области (администрации Введенского и Белозерского сельсоветов до 15 сентября и 24 февраля 2016 года соответственно) отсутствовали должностные лица, ответственные за осуществление закупок товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд, что предусматривалось частью 2 статьи 38 Федерального закона № 44-ФЗ.

8. Анализ динамики выделенных в 2016-2017 годах Минобороны России субвенций показал, что при первоначальном распределении на 2017 год (приложение № 41 к Федеральному закону от 19 декабря 2016 года № 415-ФЗ) в условиях уменьшения общего количества ВУР на 171 единицу должностей (при расчете на 2017 год учтено увеличение численности освобожденных работников на 215 человек и уменьшения численности ВУР по совместительству на 386 человек) объем субвенций сохранялся на уровне 2016 года и составил 2540,4 млн. рублей.

Сведения о количестве военно-учетных работников, учтенных Минобороны России при подготовке предложений в проекты федеральных законов о бюджете на 2016, 2017 годы, представлены в приложении № 8 к отчету по результатам совместного ЭАМ.

В ходе ЭАМ проведен сравнительный анализ численности ВУР, учтенных Минобороны России при формировании субвенции на 2016-2017 годы, и численности ВУР, определенных в соответствии с требованиями пункта 11 Положения № 719, исходя из фактического наличия состоящих на воинском учете граждан в органах местного самоуправления, по результатам которого установлены отклонения ВУР в количестве 182 человек, из них освобожденных работников - 177 человек, по совместительству - 5 человек.

При этом превышение установленных Положением № 719 нормативов содержания ВУР привели к завышению объема расходов на одного ВУР субвенций на общую сумму 40834,4 тыс. рублей, в том числе в 2016 году - на сумму 32854,6 тыс. рублей (Республика Хакасия, Забайкальский край, Камчатский край, Чукотский автономный округ, Московская, Пензенская, Костромская, Кемеровская, Иркутская, Челябинская и Ярославская области, г. Москва), в 2017 году - на 7979,8 тыс. рублей (Республика Хакасия, Забайкальский край, Камчатский край, Чукотский автономный округ, Московская, Пензенская, Самарская, Костромская, Челябинская, Калининградская и Ярославская области) (приложение № 9 к отчету по результатам совместного ЭАМ).

В то же время в 12 муниципальных образованиях Забайкальского края, Московской области по штатным расписаниям содержалось меньше ВУР, чем предусмотрено нормативами согласно Положения № 719.

Следует отметить, что в муниципальном образовании «Городское поселение «Рабочий поселок Искателей» Ненецкого автономного округа выполнение обязанности ВУР возложено на муниципального служащего по должности специалиста по воинскому учету, гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, которая подразумевает выполнение обязанностей, как муниципального работника, так и ВУР, а в поселениях Марушкинское и Первомайское в г. Москве в 2016 году такие обязанности возлагались на специалиста первой категории и ведущего специалиста сектора по гражданской обороне, чрезвычайной ситуации и мобилизационной работе.

В ходе проведения ЭАМ установлено, что на военно-учетных работников ряда муниципальных образований Республики Коми, Ненецкого и Ямало-Ненецкого автономных округов, Амурской, Владимирской, Московской и Костромской областей администрациями органов местного самоуправления в должностные инструкции указанной категории работников включались обязанности, не связанные с ведением первичного воинского учета, как это предусматривается пунктом 2 статьи 8 Федерального закона № 53-ФЗ, пунктом 11 Положения № 719, в том числе: разработка мобилизационных документов, организация культурно-массовых мероприятий, работа с детьми и молодежью, проведение социальной работы с населением, участие в организации работы по проведению выборов, розыск архивных документов, подтверждающих участие граждан в Великой Отечественной войне, организация работы по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям, выполнение отдельных функций муниципальных работников и ведение реестра муниципального имущества, а также составление протоколов об административных правонарушениях.

9. В ходе ЭАМ контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации установлены факты использования отдельными муниципальными образованиями 20 субъектов Российской Федерации субвенций на цели, не предусмотренные пунктом 2 Правил № 258, на общую сумму 3245,8 тыс. рублей, в том числе: на оплату труда муниципальных служащих, на приобретение оборудования и расходных материалов для нужд администраций муниципальных образований, а также на оплату работ и услуг (услуг связи, аренды автотранспорта, медосмотров, ремонта оргтехники и помещений), не связанных с выполнением полномочий по первичному воинскому учету (52,2 % общего объема нецелевого расходования средств допущено муниципальными образованиями г. Москвы). Сведения о выявленных в ходе ЭАМ фактах нецелевого использования бюджетных средств приведены в приложении № 10 к отчету по результатам совместного ЭАМ.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 306.4 Бюджетного кодекса указанные факты обладают признаками нецелевого использования средств и подлежат бесспорному возмещению в федеральный бюджет.

В ходе ЭАМ 11 из 20 контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации по фактам нецелевого использования субвенции направлены материалы в соответствующие территориальные органы Федерального казначейства для принятия решения. При этом на основании приказов комитета финансов Волгоградской области и министерства финансов Челябинской области о применении мер бюджетного принуждения в доход федерального бюджета возвращены средства в размере 23,3 тыс. рублей и 159,3 тыс. рублей соответственно, по приказу финансового органа Костромской области подлежат бесспорному взысканию в региональный бюджет 24,0 тыс. рублей.

Кроме того, Контрольно-счетной палатой Волгоградской области составлены 4 протокола об административном правонарушении о привлечении виновных лиц к административной ответственности по статье 15.14 КоАП, Контрольно-счетной палатой Иркутской области - 2.

10. В соответствии с требованиями части 2 статьи 8 Федерального закона № 53-ФЗ полномочия по осуществлению контроля за расходованием субвенций предоставлены Федеральному казначейству (до 2 февраля 2016 года - Федеральной службе финансово-бюджетного надзора), Минобороны России в лице военных комиссариатов субъектов Российской Федерации, Счетной палате Российской Федерации, а также специально уполномоченным органам субъектов Российской Федерации.

По информации Федерального казначейства от 22 октября 2018 года № 05-03-11/22583, по итогам проведенных подведомственными ТОФК в 2016-2017 годах проверок использования субвенций выявлены нарушения в их использовании на 587,9 тыс. рублей, в том числе нецелевое использование - 174,4 тыс. рублей. При этом за указанный период ТОФК в Минфин России направлено одно уведомление о применении мер бюджетного принуждения на сумму 43,5 тыс. рублей (24,9 % общей суммы нецелевого использования субвенций).

По информации Минобороны России (письмо от 6 апреля 2018 года № 307/819), военными комиссариатами в 2016 году проведено 10131, а в 2017 году - 10183 комплексные проверки органов местного самоуправления, по результатам которых за указанный период выявлены факты нецелевого использования субвенций на сумму 1414,4 тыс. рублей. При этом регионами в добровольном порядке возвращено в федеральный бюджет 388,4 тыс. рублей, израсходованных не по целевому назначению.

Сведения о результатах проведенных Минобороны России и его подведомственными организациями в 2016-2017 годах проверок расходования субвенций представлены в приложении № 11 к отчету по результатам совместного ЭАМ.

В исследуемом периоде Минобороны России и подведомственными ему учреждениями не инициировались вопросы принятия решений по фактам нецелевого использования межбюджетных трансфертов, в том числе ввиду нормативного не урегулирования порядка применения бюджетных мер принуждения к финансовым органам субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при выявлении военными комиссариатами субъектов Российской Федерации бюджетных нарушений при расходовании субвенций.

Следует отметить, что методики проведения контроля за использованием субвенций нормативными актами Минобороны России, а также субъектами Российской Федерации, в которых контрольно-счетными органами соответствующих регионов проводилось совместное ЭАМ, не утверждались, при этом квалификация выявленных нарушений в расходовании субвенций осуществлялась сотрудниками военных комиссариатов самостоятельно исходя из своих внутренних убеждений.

Кроме того, одним и тем же военным комиссариатом субъекта Российской Федерации использовались разные подходы при проведении проверок расходования субвенций в муниципальных образованиях одного региона.

Например, военным комиссариатом Московской области при проведении проверки в городском округе Ивантеевка факты осуществления выплат за счет субвенции ВУР стимулирующего характера за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, и к знаменательным датам (юбилею) фиксировались в качестве нецелевого использования межбюджетных трансфертов, в то время как аналогичные факты в городских округах Реутов, Жуковский, Электросталь не нашли отражения в качестве бюджетных нарушений.

Также отмечается отсутствие нормативных требований по ведению учета и формированию отчетности выявленных военными комиссариатами бюджетных нарушений в использовании субвенций, а также представлению такой отчетности в Минобороны России, Минфин России и Федеральное казначейство для контроля за принятием решений о применении бюджетных мер принуждений к субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям.

11. В целях осуществления контроля за расходованием субвенций муниципальными образованиями из 61 охваченного ЭАМ субъекта Российской Федерации только в 15 регионах (республики Башкортостан, Дагестан, Коми, Крым, Красноярский край, Ненецкий автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, Рязанская, Самарская, Свердловская, Пензенская, Тюменская и Челябинская области, г. Москва) назначены соответствующие уполномоченные органы.

В исследуемом периоде контроль за осуществлением расходов местных бюджетов, связанных с осуществлением полномочий по первичному воинскому учету на территориях, где отсутствуют военные комиссариаты, источником финансового обеспечения которых являются субвенции в соответствии с пунктом 11 Правил № 258, уполномоченными органами субъектов Российской Федерации 46 субъектов Российской Федерации не проводился.

В то же время в отдельных субъектах Российской Федерации функции по контролю за расходованием субвенций осуществлялись финансовыми органами субъектов Российской Федерации и непосредственно получателями субвенций, которыми бюджетные нарушения не выявлялись.

Ранее Счетной палатой Российской Федерации не проводились контрольные и экспертно-аналитические мероприятия по данной тематике.

Выводы

1. Существующая нормативно-правовая база в целом регламентирует вопросы, связанные с организацией ведения первичного воинского учета органами местного самоуправления, а также с организацией деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по распределению и предоставлению субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета и последующим их распределением между бюджетами муниципальных образований. Вместе с тем отдельные нормативные правовые акты, необходимые для эффективной организации системы первичного воинского учета, до настоящего времени не приняты, что повлекло нарушения и недостатки при предоставлении субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета на указанные цели.

1.1. Минобороны России не утверждался порядок сверки исходных данных для проведения расчетов распределения субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета с высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации, как это предусмотрено пунктом 5 статьи 133 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в результате чего сверка исходных данных для проведения расчетов распределения субвенций в 2016-2017 годах в соответствии с требованиями указанной нормы права между Минобороны России и высшими органами государственной власти субъектов в исследуемом периоде была проведена только в отношении 21 из 83 субъектов Российской Федерации;

1.2. В соответствии с пунктом 2 статьи 8 Федерального закона № 53-ФЗ утверждается методика расчета норматива затрат. В то же время Методикой, утвержденной Постановлением № 258 не устанавливался расчет нормативов затрат на содержание одного ВУР, в связи с чем распределение субвенций осуществлялось Минобороны России исходя из доведенных ему предельных объемов бюджетных ассигнований путем распределения указанных объемов пропорционально количеству ВУР с установлением одинакового размера расходов на содержание одного ВУР (без учета оплаты труда) для всех регионов, независимо от климатических и географических особенностей, материально-технических условий их работы.

Вместе с тем, как установлено ЭАМ, размеры указанных затрат на содержание ВУР, заявленные военными комиссариатами по согласованию с муниципальными образованиями, значительно отличались от использованных Минобороны России расходов на содержание ВУР, при этом в отдельных случаях потребность в таких расходах отсутствовала.

Например, согласно отчетам о расходовании субвенций (по форме, утвержденной приказом Минфина России от 3 июля 2006 года № 90н), представляемых ежеквартально субъектами Российской Федерации в Минфин России и Минобороны России, в 2016 году не осуществлялись расходы на аренду помещений 27 из 61 охваченного ЭАМ региона, а в 2017 году - 29 субъектами Российской Федерации, вместе с тем указанные расходы на аренду помещений учитывались при распределении и доведении субвенций из федерального бюджета в бюджеты данных субъектов Российской Федерации.

1.3. При расчете затрат на оплату труда ВУР, учитываемых при определении размера субвенции, Минобороны России использовался не предусмотренный нормативными правовыми актами Российской Федерации «региональный коэффициент» к средней заработной плате гражданского персонала военных комиссариатов, выполняющих аналогичные функции.

При этом «региональный коэффициент» рассчитывался Минобороны России в отношении каждого региона путем деления размера среднемесячной заработной платы в целом по экономике по соответствующему региону на размер среднемесячной заработной платы в целом по экономике по Российской Федерации и составил в 2016 году от 0,554 до 2,116, а в 2017 году - от 0,549 до 2,109.

Необоснованное применение Минобороны России «региональных коэффициентов» при расчете затрат на оплату труда в составе субвенции привело к существенному снижению размеров заработной платы ВУР муниципальных образований от сотрудников военных комиссариатов Минобороны России, например, в Центральном федеральном округе от 12 до 41 процента.

Кроме того, затраты на оплату труда, учитываемые для расчета размера субвенции, в 2016-2017 годах рассчитывались без применения районных коэффициентов и процентных надбавок, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

В ходе ЭАМ установлено, что в указанных обстоятельствах ВУР можно отнести к категории самых низкооплачиваемых работников муниципальных образований.

Так, в условиях отсутствия порядка расходования субвенций администрациями органов местного самоуправления принимались различные подходы в применении федеральных и региональных районных коэффициентов при оплате труда ВУР как в пределах общего объема предоставленной из федерального бюджета субвенции, в том числе с привлечением средств местного бюджета, так и в пределах суммы расходов, учтенной Минобороны России или субъектом Российской Федерации при распределении субвенции на оплату труда одного ВУР (с применением «регионального коэффициента» и без учета районного коэффициента и процентной надбавки, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями).

В 54 муниципальных образованиях шести субъектов Российской Федерации (Республика Дагестан, Ненецкий автономный округ, Брянская, Волгоградская, Костромская и Ярославская области), осуществляющих оплату труда ВУР в размерах учтенных Минобороны России в составе субвенции средств на указанные цели, среднемесячная заработная плата ВУР оказалась ниже минимального размера оплаты труда, установленного Федеральным законом от 19 июня 2000 года № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда».

1.4. Законами субъектов Российской Федерации не утверждались методики распределения субвенций местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации на осуществление органами местного самоуправления полномочий по первичному воинскому учету в Республике Башкортостан, Республике Ингушетия, Чувашской Республике, Удмуртской Республике, Республике Хакасия, Тюменской области, Забайкальском и Камчатском краях, Ненецком автономном округе, Ямало-Ненецком автономной округе, г. Москве как это предусмотрено пунктом 3 статьи 140 Бюджетного кодекса, пунктом 3 Правил № 625;

1.5. Учитывая, что Правительством Российской Федерации в соответствии со статьями 316 и 317 Трудового кодекса, статьями 10 и 11 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 года № 4520-1 не установлен порядок применения районного коэффициента к заработной плате лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, администрациями органов местного самоуправления одного региона при расчете размера заработной платы ВУР использовался различный подход к применению федеральных и региональных, районных коэффициентов. При этом значения районных коэффициентов к заработной плате ВУР, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, установлены как федеральным так и региональным законодательством и отличаются друг от друга.

2. В законодательстве Российской Федерации, по аналогии с требованиями о заключении соглашений на предоставление субсидий, не предусмотрены требования о заключении соглашений на предоставление субвенций, в том числе субвенций на осуществление полномочий по первичному воинскому учету, которые могли бы включать в себя сроки перечисления субвенций, права, обязанности и ответственность сторон, условия предоставления субвенций, показатели оценки эффективности расходов на осуществление полномочий по воинскому учету. Кроме того, Правила расходования местными бюджетами субвенций из бюджета субъекта Российской Федерации, финансовое обеспечение которых осуществляется за счет субвенций из федерального бюджета, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 18 октября 2005 года № 625, не содержат положения, напрямую относящиеся к порядку расходования местными бюджетами предоставленных им указанных межбюджетных трансфертов, в том числе положения, связанные со сроками перечисления субвенций, перечнем документов, необходимых для получения субвенции. В результате указанная правовая неопределенность приводит в том числе к длительным срокам доведения бюджетных данных не только от Минобороны России до ТОФК и от ТОФК до субъектов Российской Федерации, но также и от субъектов Российской Федерации непосредственно муниципальным образованиям, следствием чего на практике являются многочисленные нарушения сроков выплаты заработной платы ВУР. Так, нарушения сроков оплаты труда ВУР допущено в 1800 муниципальных образованиях 45 субъектов Российской Федерации.

При этом в отдельных органах местного самоуправления заработная плата ВУР выплачивалась 1 раз в квартал (полугодие) или единовременно в конце года.

3. В соответствии с частью 2 статьи 8 Федерального закона № 53-ФЗ полномочия по контролю за расходованием субвенций предоставлены Федеральному казначейству, Минобороны России, Счетной палате Российской Федерации, а также специально уполномоченным органам субъектов Российской Федерации.

При этом уполномоченными органами 46 субъектов Российской Федерации указанные полномочия в проверяемом периоде не реализовывались. Отдельными субъектами Российской Федерации функции по контролю за расходованием субвенций осуществлялись их финансовыми органами и непосредственно получателями субвенций, которые не выявляли нарушения законодательства Российской Федерации.

По информации Федерального казначейства, по итогам проведенных подведомственными ТОФК в 2016-2017 годах проверок выявлены нарушения в использовании субвенций на 587,9 тыс. рублей, в том числе нецелевое использование - на сумму 174,4 тыс. рублей. Военные комиссариаты в ходе проверок, проведенных в 2016 году, по сведениям Минобороны России, выявили факты нецелевого использования субвенций на 1414,4 тыс. рублей.

Также и в ходе экспертно-аналитического мероприятия контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации были установлены факты использования отдельными муниципальными образованиями 20 субъектов Российской Федерации субвенций на цели, не предусмотренные Правилами № 258 и не связанные с выполнением полномочий по первичному воинскому учету на общую сумму 3245,8 тыс. рублей, в том числе на оплату труда муниципальных служащих, на приобретение оборудования и расходных материалов для нужд администраций муниципальных образований, а также на оплату работ и услуг (услуг связи, аренды транспортных средств, медосмотров, ремонта оргтехники и помещений.

Вместе с тем в ходе ЭАМ контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации в деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления установлены отдельные нарушения трудового законодательства, бюджетного законодательства, законодательства о бухгалтерском учете, законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Основные из перечисленных нарушений связаны с расчетом Минобороны России затрат на оплату труда ВУР без учета государственных гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, с несоблюдением сроков возврата в доход бюджета остатков субвенций, нарушениями при составлении и ведении сводной бюджетной росписи, не утверждением отдельными администрациями муниципальных образований бюджетных смет, а также изменений в них, искажением показателей отдельных форм бюджетной отчетности об использовании субвенций, не составлением и не представлением бюджетной отчетности администрациями муниципальных образований (Астраханская, Магаданская области, Камчатский край), нарушениями порядка формирования финансовой отчетности (28 из 61 субъекта Российской Федерации). Нарушения в сфере бухгалтерского учета относятся к несвоевременному и неполному отражению отдельными органами местного самоуправления в регистрах бухгалтерского учета первичных учетных документов, а также применению счетов бюджетного учета, не соответствующих требованиям Инструкции № 162н. Нарушения законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд выразились в неутверждении планов закупок, неразмещении планов-графиков закупок на сайте zakupki.gov.ru, осуществлении закупок, не предусмотренных планами-графиками закупок.

4. Следует отметить, что в условиях осуществления контроля за соблюдением субъектами Российской Федерации условий, установленных Правилами № 258, и за осуществлением расходов местных бюджетов, связанных с осуществлением полномочий по первичному воинскому учету Минобороны России в лице военных комиссариатов субъектов Российской Федерации, отсутствуют единые подходы к методологии проведения такого контроля, в связи с чем, на практике, уполномоченные на осуществление контроля органы используют различные подходы при выявлении нарушений законодательства.

Например, военным комиссариатом Московской области при проведении проверки в городском округе Ивантеевка факты осуществления выплат за счет субвенций ВУР стимулирующего характера за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, и к знаменательным датам (юбилею) фиксировались в качестве нецелевого использования межбюджетных трансфертов, в то время как аналогичные факты в городских округах Реутов, Жуковский, Электросталь не нашли своего отражения в качестве бюджетных нарушений.

Предложения

1. Направить отчет о результатах совместного экспертно-аналитического мероприятия в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, информационные письма Счетной палаты Российской Федерации в Правительство Российской Федерации и Министерство обороны Российской Федерации, обращение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

2. Рекомендовать контрольно-счетным органам субъектов Российской Федерации:

· направить информационные письма в законодательные и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации, а также в органы местного самоуправления, в которых выявлены нарушения и недостатки использования субвенций;

· направить в территориальные органы Федеральной антимонопольной службы материалы о нарушениях законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;

· направить для принятия мер бюджетного принуждения в территориальные органы Федерального казначейства и финансовые органы субъектов Российской Федерации материалы по фактам бюджетных нарушений при предоставлении (расходовании) субвенций в 2016-2017 годах, выявленных контрольно-счетными органами.

Заместитель Председателя Счетной палаты Российской Федерации В.Е.ЧИСТОВА




ОТЧЕТ 
о результатах контрольного мероприятия 
«Проверка эффективности и законности деятельности 
подведомственных Федеральному агентству по печати 
и массовым коммуникациям организаций по управлению 
объектами недвижимого имущества в 2016-2017 годах 
и истекшем периоде 2018 года»

Утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации 
7 декабря 2018 года

Основание проведения контрольного мероприятия

План работы Счетной палаты Российской Федерации на 2018 год (пункт 3.14.0.7).

Предмет контрольного мероприятия

Эффективность и законность деятельности подведомственных Федеральному агентству по печати и массовым коммуникациям организаций по управлению объектами недвижимого имущества.

Объекты контрольного мероприятия

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Редакция «Российской газеты» (г. Москва) (далее - ФГБУ «Редакция «Российской газеты»), федеральное государственное бюджетное учреждение «Российский государственный музыкальный телерадиоцентр» (г. Москва) (далее - ФГБУ «РГМЦ»), федеральное государственное унитарное предприятие «Издательство «Финансы и статистика» (г. Москва) (далее - ФГУП «Издательство «Финансы и статистика»), федеральное государственное унитарное предприятие «Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС)» (г. Москва) с выездом в Санкт-Петербургский региональный информационный центр ИТАР-ТАСС (г. Санкт-Петербург) (далее - ФГУП «ИТАР-ТАСС»), федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (г. Москва) (далее - Роспечать).

Срок проведения контрольного мероприятия

Июнь - ноябрь 2018 года.

Цели контрольного мероприятия

Цель 1. Определить эффективность и законность деятельности ФГБУ «Редакция «Российской газеты», ФГБУ «РГМЦ», ФГУП «Издательство «Финансы и статистика» по управлению объектами недвижимого имущества.

Вопросы по цели 1:

1. Проанализировать нормативные правовые акты и распорядительные документы, определяющие использование объектов недвижимого имущества ФГБУ «Редакция «Российской газеты», ФГБУ «РГМЦ», ФГУП «Издательство «Финансы и статистика».

2. Оценить полноту учета и эффективность использования объектов недвижимого имущества ФГБУ «Редакция «Российской газеты», ФГБУ «РГМЦ», ФГУП «Издательство «Финансы и статистика».

Цель 2. Определить эффективность и законность деятельности ФГУП «ИТАР-ТАСС» по управлению объектами недвижимого имущества.

Вопросы по цели 2:

1. Проанализировать